Мнения -> Мустафа Джемилев: Сдачу Крыма воспримем как измену

15.07.11 20:23

ZAXID.NET

Мустафа Джемилев: Сдачу Крыма воспримем как измену


- Насколько я понимаю, у нас сейчас нет Службы безопасности, которая действительно работала бы на независимую Украину. Она насквозь инфильтрирована представителями других служб. Но ситуация не безнадежна.


Председатель крымского Меджлиса Мустафа Джемилев о проблемах крымских татар в Крыму, об опасности отделения полуострова от Украины, о политике действующей власти, а также о своем видении популярности радикальных националистических взглядов на Западной Украине - в эксклюзивном интервью для ZAXID.NET.
 
- Еще когда президентом был Виктор Ющенко, Вы говорили, что политика Киева в отношении Крыма является недостаточной. Как это выглядит сейчас, когда президентом является Виктор Янукович?


- У нас так получается, что с каждым новым президентом мы начинаем думать, что предыдущий все же был лучшим. Теперь боимся потерять Януковича, потому что думаем, что, пожалуй, еще хуже будет ...


Сейчас, поскольку мы на выборах не поддерживали этого президента, мы в Крыму находимся как бы под перекрестным огнем. Центр также нами не доволен, потому ситуация значительно осложнилась. У нас и без этого небольшое количество крымских татар в исполнительных органах власти, и их тоже выгоняют, заменяют людьми из региона, который сейчас стал основной кузницей кадров. Это - Макеевка, оттуда около 40% управленческой структуры в Крыму.


Многие проблемы не решаются, вообще ничего не решается. Государственные программы по обустройству прекращены, соответственно, средства, которые выделялись ... В прошлом году должно было быть 127 млн ​​- выделили 43, в этом году должны быть около 130 млн - выделили 23, но ни копейки еще не дали и не собираются. Обещанное решение о том, чтобы принять закон о восстановлении прав депортированных - такой закон, который в России приняли еще в 1991 году - у нас сейчас не принимают.


Одним словом, происходит полное сворачивание проблем крымских татар, и потому наш Национальный съезд принял решение о том, чтобы начать кампанию по созыву международного форума и привлечь туда наиболее известные политические силы во всем мире. В этом плане уже много сделано и многое делается. Нам в этом помогает и украинская диаспора. Например, у нас была успешная поездка в Канаду, мы встретились с лидерами парламентских палат Канады и Соединенных Штатов. Недавно, неделю назад, было турне Германией.


Здесь очень важно, конечно, чтобы было согласие самого украинского государства, так как мы планируем проводить эту конференцию под эгидой ОБСЕ, а там структура такая, что все члены должны предоставить согласие. Мы ожидаем, что может все же состоится встреча с Президентом, будем его убеждать, будем ставить точки над «и». Но то ли сам Президент, то ли его окружение подходит очень неконструктивно, поскольку мы его на выборах не поддержали и не приняли его условий, в частности перехода в его коалицию. Поэтому сейчас прилагаются усилия к тому, чтобы расколоть наш народ, создать различные группировки, которые бы противостояли Меджлису.


Особенно это было заметно во время октябрьских выборов в местные органы самоуправления: задача состояла в том, чтобы обеспечить избрание людей, выступающих против Меджлиса, депутатами разных уровней, чтобы можно было сказать: «Вот они представляют народ". Но в этом они потерпели полный крах: более 90% избранных в местные советы оказались людьми, которых рекомендовал Меджлис. Теперь вроде стоило бы пересмотреть свою позицию, но это не происходит. Все равно идет поиск каких-то путей, чтобы было противостояние Меджлису. Насколько я владею информацией, Президент должен приехать в Крым, запланирована какая-то встреча с представителями крымских татар ... Вновь идут разговоры о том, что собирает тот Совет представителей, который был сформирован в августе прошлого года, и также приглашает представителей Меджлиса. Но такая формула для нас - неприемлема. Мы считаем, что в XXI веке представителей народа нельзя назначать, их должны выбирать.


Словом, посмотрим. Пока почвы для оптимизма нет.
 
- А как крымские татары восприняли подписание Харьковских соглашений - в частности пункт о продлении аренды Севастополя?


- Много крымских татар сейчас заняты своими бытовыми проблемами, и они не так чувствительны к этому. Но политическая элита, высший политический орган крымских татар сделал резкое заявление по этому поводу. Мы считаем, что это действительно вред и для интересов Украины, и для интересов крымскотатарского народа. Давать согласие на пребывание флота страны, которая имеет территориальные претензии, и когда есть такие значительные силы, которые добиваются отторжения Крыма, по меньшей мере неразумно. Во-вторых, это не в интересах стабильности на территории полуострова, так как пребывание Черноморского флота вдохновляет сепаратистские силы. Там открыто говорят: «Пока есть Черноморский флот, Украина нам ничего не сделает, мы будем делать то, что хотим».


Кроме того, если принять во внимание то, что произошло в 2008 году - российско-грузинскую войну, где раздавались российские паспорта гражданам Грузии, абхазцам и осетинам, а затем с танками бросились их защищать, то здесь, в Крыму, уже даже танки вводить не надоТам 23 тыс. военных, этого достаточно в масштабах Крыма.


Поэтому мы сделали резкое заявление о том, что это - предательство национальных интересов Украины, что нужно денонсировать это соглашение. Конечно, мы понимаем, что экономика Украины привязана к России, существует газовая проблема, но такими территориальными уступками не решаются экономические проблемы. Когда в Прибалтике был шантаж, что перекроют газ, электричество, там начали спокойно готовить себе печи, дрова, говорили: «Мы обойдемся без вашего газа, без вашего электричества, мы хотим быть независимыми». А тут за какую скидку мы пошли на опасные для страны уступки. Если возникнет худший вариант, то те преимущества, которые мы получили или не получили в виде этой незначительной скидки на цену газа, окажутся таким пустяком ...


Я думаю, киевская элита уже также начала понимать, что с теми Харьковским соглашениям немного переборщили. И я надеюсь, что хотя бы на этой почве они поймут значение крымскотатарского фактора на территории Крыма.
 
- Какую же политику следовало бы государству проводить в отношении крымских татар и Крыма в целом?


- Во время встречи с Президентом в прошлом году мы подробно по всем пунктам говорили, что нужно делать. К сожалению, ничего не изменилось. Во-первых, конечно, надо принять закон, которые восстановил бы коллективные права этого народа. Народ сейчас находится под угрозой исчезновения. Надо срочно восстанавливать систему образования на родном языке. Идет русификация, потеря людьми своей национальной идентичности. За пределами Крыма остается около 100 тыс. наших соотечественников, которые не могут вернуться и для которых государство должно создать условия, чтобы они вернулись. Этого не делается.


Сначала одним из главных требований крымских татар было восстановление того статуса, который был до депортации. Крымская автономия должна защищать права коренного народа. Как это было до депортации, одним из официальных языков на Крымском полуострове должен быть крымскотатарский язык. Должен быть механизм интеграции представителей коренного населения в структуры исполнительной и представительной власти. Это все совершенно не учитывается: сейчас, скажем, крымские татары составляют 13% населения, а в структуре власти их не более 3-4%, и с приходом макеевских их количество все уменьшается. Нет в мире такой страны, где коренной народ испытывал бы такую дискриминацию.


Не решаются земельные проблемы - тоже взрывоопасный вопрос. Практически отсутствует судебная система, которая защищала бы права населения, и не только крымских татар - все зависит от того, сколько ты принесешь судье. Я думаю, ни для кого не секрет, что это происходит не только в Крыму. Все это создает значительную опасность, и соответствующие меры, к сожалению, неприменяются.
 
- Если переходить к тому, что касается Вас лично: несколько лет назад Вы уже говорили о том, что хотите покинуть пост председателя Меджлиса, говорили, что Вашим преемником может быть Рефат Чубаров. Тогда с этим не вышло, потому и он не хотел, и потребовалась более консолидирующая для крымских татар фигура. Как на сегодня выглядит эта ситуация?


- Я думаю, что на следующем Курултае, Национальном съезде, который будет в следующем году ... В любом случае, твердо обещали, что на следующем Курултае мне дадут возможность уйти. Я думаю, это - нужно, потому что должна быть преемственность, должна быть смена руководства. Опасения, что может быть изменен курс, я думаю, безосновательны, потому что есть базовые принципы, которые не позволят любому руководителю нарушить... Кроме того, я далеко уходить не собираюсь, я буду рядом. Для меня важно, чтобы при моей жизни нашлось продолжение. Часто такое бывает, что уходит лидер, начинается разброд и на твоих глазах разрушается все то, что ты строил.


Что касается того, кто будет вместо Мустафы Джемилева, Рефат Чубаров или кто другой - это решит Национальный съезд. Это я сам тогда сказал, что вижу Чубарова наиболее приемлемым, но есть и другие. Поэтому я не собираюсь зацикливаться ни на одной из кандидатур, да это и неэтично, потому что получается, будто по наследству передаешь.
 
- Кроме вашей официальной должности, Вы известны как правозащитник и лидер ненасильственного сопротивления. С точки зрения Вашей жизненной философии, Вашей идеологии, как Вы воспринимаете сегодняшнюю ситуацию в Украине - в частности то, что Запад и Восток Украины не могут достичь какого согласия?


- Ну, так сложилось исторически, что Запад и Юго-Восток и этнически, и культурно имеют определенные отличия. Но это вопрос времени. Пойдет взаимная интеграция. Правда, начинают беспокоить некоторые высказывания со стороны людей, которых я уважаю, в частности писателя Шкляра, что, мол, Крым надо отторгнуть. Знаете, если это понимание будет преобладать, это опасно. Это - война, потому что территорий просто так не отдают. Да и крымские татары воспринимают это так, будто их предали.


Конечно, если просто так стоять и смотреть, как оно будет развиваться, то можно получить не очень хорошие результаты. Что-то надо делать для интеграции. Я думаю, что главное здесь - общий курс, который поддерживала бы вся страна. Это - курс на европейскую интеграцию, вступление в Евросоюз. Тогда многие проблемы внутри страны решились бы.
 
- Вас не беспокоит радикализация политических настроений на Западной Украине? К власти приходят и просто становятся популярными люди, которые пропагандируют довольно агрессивный национализм ...


- Беспокоит, но я думаю, что это временное явление. Это - как реакция на очень негативные вещи, которые были сделаны, поэтому со временем она будет убывать. Во многих странах можно такое наблюдать: когда не решаются социальные проблемы, возникает «Германия для немцев», «Украина для украинцев»...


Определенный процент таких людей будет всегда. У нас тоже, когда не решаются проблемы - хотя крымские татары считаются наиболее проукраинскими, прогосударственными по настроению - когда есть равнодушие, иногда даже поддержка государства тех сепаратистских сил, против которых мы воюем, у людей возникает недоумение: «Мы для них - чужие, окказывается, что бы там ни было, для Украины ... ». Поэтому раздражение растет.


Но я думаю, что украинский радикализм все же является менее опасным, чем проимперский - тот, что преобладает на Востоке. В конце концов некоторые радикальные элементы нас очень беспокоят. Здесь попахивает расизмом, крайним национализмом, угрозой для других этносов ... И все же, я думаю, это меньшая опасность, чем другая сторона.
 
- И все же Вы - сторонник мирных методов борьбы. Как с этой точки зрения Вами воспринимаются, скажем, события 9 мая во Львове? Что Вы могли бы посоветовать галицким политикам, чтобы все происходило как-то мягче, спокойнее?


- Мы выработали для себя идеологию, что не может быть никаких благородных целей для населения, которые можно достигать методом, которыйможет привести к пролитию крови невинных людей. Поняли, что, добиваясь своих законных прав, необходимо одновременно учитывать законы и права других людей; если говорить о своих правах и не оставаться молчаливым, когда нарушаются права других людей, то можно избежать кровопролития.


Что касается 9 мая, то, конечно, это была адекватная реакция. Выходить в стране, провозгласившей свою независимость, с флагами бывшей страны, совершившего столько преступлений против этого народа - это, конечно, была провокация. Если мы хотим в Европу, хотим быть цивилизованной страной, то с красным флагом в Европу не идут.


Конечно, всего можно было бы избежать ... Думаю, со стороны правых сил тоже были не совсем продуманные действия. Думаю, что и со стороны правых сил были определенные провокаторы, которые имели ту же цель - создать напряжение.


Это - сложный вопрос. Насколько я понимаю, у нас сейчас нет Службы безопасности, которая действительно работала бы на независимую Украину. Она насквозь инфильтрирована представителями других служб. Но ситуация не безнадежна.
 
- Вас часто награждают различными премиями, дважды выдвигали на Нобелевскую премию мира. Сейчас Вы приехали во Львов на вручение премии «Свет справедливости». Что для Вас значит такое признание?


- Это приятно и полезно, потому что популяризирует нашу проблему, в какой-то мере дает нам моральную поддержку. Эта премия, «Свет справедливости», которой награждают не по этническому или религиозному признаку, а исходя из общечеловеческих ценностей, в определенной степени послужит и сближению братских народов, крымского и украинского, во имя общих целей.


Ну и в личном плане это, конечно, очень приятно. Это дает стимул на будущее. Ненасильственные методы действенны тогда, когда находят понимание и поддержку. То, что общественные организации дают надлежащую оценку нашим усилиям решать проблемы без кровопролития и без насилия, усиливает такие тенденции среди крымскотатарского народа, и в целом показывает другим народам, что, оказывается, можно решать проблемы, и что если делать это так, то получаешь больше уваженияПоэтому для нашей общественно-политической жизни это - большое событие.


Версия для печати

Загрузка...

Погода

Загрузка...