Аналитика -> Крым: территория забвения

10.02.14 19:36

Анна Арсентьева, "ФЛОТ2017"

Крым: территория забвения

В массовом сознании постсоветских людей, особенно граждан теперь уже независимой Российской Федерации, распространены мифологические установки о некоем «великом прошлом», о «золотом веке» Советского Союза, где оборона была крепка, экономика процветала, а люди были самыми читающими в мире. В последнее время в России возродилась мода на «имперскость», воспевается величие Российской империи, а с ним просыпаются и имперские притязания на независимость других стран, права и свободы других народов.

В общем-то, человеку свойственно конструировать образ прошлого, идеализировать его и даже искажать под влиянием многочисленных исторических трактовок ушедших событий. Об утопическом «золотом веке» грустил еще древнегреческий поэт Гесиод, воспевая прекрасную жизнь людей в «Трудах и днях» около 700 г. до н.э. Ему тоже казалось, что в «золотом веке» люди не знали горя и жили в изобилии. И многие люди с советским прошлым также «вспоминают» о таком «изобилии» во всем. Всего этого давно уже нет, да и было ли на самом деле? И если было, тогда почему народы «великого и могучего» решили воспользоваться своим правом на самоопределение и жить своей суверенной, независимой от Москвы жизнью?

Машина российской пропаганды значительно потрудилась над тем, чтобы внушить в сознание крымчан, прежде всего, конечно же, русских по национальности мифологическо-идеалистические представления о «нашем» Крыме. «В Крыму буквально всё пронизано нашей общей историей и гордостью», - заявил в своей речи, посвященной российской оккупации полуострова президент РФ В.Путин. Он не забыл упомянуть о «цивилизационной» миссии Крыма, ведь в Херсонесе крестился сам князь киевский Владимир. «Здесь древний Херсонес, где принял крещение святой князь Владимир. Его духовный подвиг — обращение к православию — предопределил общую культурную, ценностную, цивилизационную основу, которая объединяет народы России, Украины и Белоруссии», - сказал Путин. И, конечно же, «в Крыму — могилы русских солдат, мужеством которых Крым в 1783 году был взят под Российскую державу. Крым — это Севастополь, город-легенда, город великой судьбы, город-крепость и Родина русского черноморского военного флота. Крым — это Балаклава и Керчь, Малахов курган и Сапун-гора. Каждое из этих мест свято для нас, это символы русской воинской славы и невиданной доблести». В общем, получается, что Крымский полуостров – одно сплошное место памяти для русского народа, ну, в крайнем случае, для восточных славян – украинцев и белорусов как народов, с точки зрения Путина, входящих в орбиту «русского мира».

Правда, вопрос об исконно русском населении Крыма довольно дискуссионный. Здесь жили киммерийцы, греки, готы, гунны, хазары, монголы, армяне задолго до подписания императрицей российской Екатериной II Манифеста о присоединении Крыма к Российской империи в 1793 году. С XVIII века и до середины века XIX русские составляли всего 5% населения. И лишь к первой трети ХХ века численность русских на полуострове стала преобладающей среди народов, населяющих Крым.

Коллективная память проживающих в Крыму русских – это память восторженная перед подвигами предков, ликующая от подвигов сдавших Крым русским оккупантам современников, благолепствующая перед «всесильным», мечтающим об императорском титуле правителе.

Но есть на полуострове народы и с другой памятью - памятью боли, памятью непережитой до сих пор, годами подвергавшейся забвению трагедии. Коллективная травматическая память крымскотатарского народа не дает ему забыть о сталинской депортации более 183 тысяч крымских татар (то есть практически всех, проживавших в 1944 году на Крымском полуострове), о гибели многих представителей народа от голода и болезней по пути в Узбекистан, Казахстан, Таджикистан и уже на местах высылки. Несмотря на крайнюю болезненность этих трагических событий прошлого, старожилы передали своим потомкам память о них. В своих торжественных речах президент России В.Путин забывает упоминать о том, что в том же 1944 году, помимо крымских татар, из Крыма были депортированы крымские армяне, болгары и греки.

В очередной раз придя на крымскую землю с оружием, Россия, похоже, пытается повторить события 70-летней давности. Вместо политики умиротворения и признания вины, пророссийские оккупационные власти ведут агрессивную политику нарушения всех прав крымских татар. На полуострове вовсю развернулись репрессии – похищения крымских татар, нападения на их активистов, массовые обыски в домах членов меджлиса и обычных граждан, планомерное препятствование работе меджлиса крымскотатарского народа, обвинения в экстремизме стали нормой в отношении крымских татар. Ситуация с нарушением прав коренного народа настолько угрожающа, что лидер меджлиса Рефат Чубаров призвал международное сообщество помочь крымским татарам выжить.

Стремление заставить быть лояльными к оккупационным властям, которые крымские татары не признают, занимая проукраинскую позицию, настолько велико, что искореняется любое проявление инакомыслия и поддержки крымскотатарского народа даже за пределами полуострова. В этой связи показательным является пример с судом над татарской писательницей, правозащитницей и главой Милли Меджлиса татарского народа Фаузией Байрамовой. Ее обвинили в экстремизме только за то, что в публикациях на Facebook она позволила себе встать на защиту прав и свобод крымских татар. Эта женщина, как сказано в обвинении, «совершила преступление против основ конституционного строя и безопасности государства - действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности». Для все более милитаризирующегося российского общества такие обвинения стали привычными и нормальными. Уже никто не пытается разобраться в их сути, в самом значении произносимых слов. Если кто-то не согласен с политикой путинского режима, а тем более, если он еще и не русский, да еще и не православный, его очень легко обвинить в «возбуждении ненависти и вражды», да еще и «по признакам национальности».

Коллективная память – явление многогранное и очень неоднозначное. Конечно же, террор и репрессии пережили не только украинцы, крымские татары и другие многочисленные народы бывшего СССР, но и русский народ. Однако в тоталитарных и посттоталитарных обществах машина пропаганды всегда манипулировала национальным сознанием, конструируя мифические образы героического прошлого и предавая забвению неугодные для правящих режимов трагические события. Эта гигантская машина полуправды и зачастую просто лжи создает в сознании людей идеалистические картины прошлого, которые рано или поздно разрушаются (ведь ни одна империя, или считающее себя таковым государственное образование не может бесконечно существовать на лжи и репрессиях), превращаясь в пепелище. Может быть, пришло время очнуться и вспомнить, пока военные марши не стали повседневностью?


Версия для печати

Загрузка...

Погода

Загрузка...