Мнения -> В СНБО ответили: необходимости в координирующей структуре для информационного противодействия России нет

28.03.14 19:32

Дмитрий Тымчук, главный редактор

В СНБО ответили: необходимости в координирующей структуре для информационного противодействия России нет

Дмитрий ТЫМЧУК, координатор группы «Информационное сопротивление», руководитель цента Военно-политических исследований:

— Перспектива вторжения России на континентальную Украину является абсолютно реальной. По нашим оценкам, в последнее время численность российских войск на границе немного уменьшилась (приблизительно с 80 до 70 тысяч человек), но это никоим образом не свидетельствует о том, что россияне отказались от своих планов.

Перебрасывать свои войска они начали еще в начале марта, то есть некоторые из них находятся в полевых условиях, на сухпайках и в дырявых палатках уже месяц. Как известно, для армии ожидание — хуже любых действий. Понятно, что морально психологические качества солдат за это время существенно снизились. Вероятно, их решили частично заменить. Но и той группировки, которая есть сегодня, вполне достаточно для того, чтобы дойти до Киева...

В то же время под прикрытием учебных действий, которые проводят вооруженные силы Приднестровья, в район прибыло около двух тысяч «казачков» и 1,5 тыс. российских солдат. Из них 700—800 — это спецназ ГРУ. Их основная задача — диверсионно-разведывательная деятельность. Они не будут идти в атаку развернутым боевым порядком, как Вермахт в 1941 году. Спецназ могут забросить на определенную территорию для того, чтобы потом они по сигналу осуществляли провокации, теракты и тому подобное. Эти группы уже пытаются просачиваться в Украину, но сегодня наши границы практически на замке — СБУ, МВД и пограничники работают достаточно согласованно и отлавливают всю эту нечисть.

Индикатором возможного развития событий является ситуация в восточных городах (Донецк, Харьков, Луганск). На 95% я уверен, что Путин не полезет на Восток и Юг Украины без предварительной дестабилизации ситуации. Одесса, Херсон — это сегодня ключевые регионы, которые нужны ему, чтобы контролировать Крым. Города восточной Украины — это объекты большие по масштабу, но не такие важные по значению. Возможным является вариант с захватом местных органов государственной власти на Востоке или Юге и последующим призывом к России вводить войска для защиты «соотечественников» от «бандерофашистов». В таком случае Путин может применить армию. Поэтому сегодня мы должны сосредоточить свое внимание прежде всего даже не на возможностях военного противодействия (хотя и это — чрезвычайно важно), а на работе СБУ и МВД в проблемных регионах. Если они обезглавят сепаратистские движения (а эта работа уже активно ведется) и будут отлавливать диверсантов, — вторжения не будет.

Наблюдая сегодня за СМИ, я не могу сказать, что имеет место какое-то существенное искажение информационной картины. Граница между объективным информированием (констатацией того, что угроза реальна) и провоцированием паники — очень тонкая, и сегодня она, к счастью, сохраняется. Возможно, не все журналисты понимают, насколько мы близки к наихудшему развитию событий, но было бы значительно хуже, если бы СМИ посеяли в Украине панику, и народ из Донецка массово убегал бы в сторону Киева.

В гражданских СМИ в Украине есть журналисты, которые регулярно освещают военную тематику, но они работают лишь на уровне репортеров — то есть показывают «картинку», но не углубляются в суть тех процессов, которые происходят. В частности, поэтому украинское общество до настоящего момента не понимало, для чего нам содержать армию. Янукович и его «стратеги» говорили о том, что Украина не имеет военных угроз. Еще с 2010 года, когда мы объявили себя внеблоковой страной, я постоянно писал о том, что армия не может формироваться, учитывая наиболее вероятные угрозы. Страна должна готовить свои вооруженные силы к наихудшему из возможных вариантов, каким бы маловероятным он ни был. Вторжение России казалось нам очень маловероятным, но по своим масштабам — это очень серьезная угроза. Акцентировать внимание общества на этом имели бы в частности и журналисты. Не может 45-миллионная страна иметь такое маленькое войско! Конечно, аналитика реформирования вооруженных сил вряд ли заинтересует рядового зрителя, но говорить, например, о том, почему нельзя уничтожать комплексы «Скад», журналисты были обязаны.

К сожалению, украинское руководство и до сих пор не осознало важности обеспечения информационной безопасности. Антикризисные центры, функционирующие сегодня, были созданы усилиями волонтеров, а не государства. Они очень полезны, но могут выполнять лишь ситуативные задачи. Нам же необходима система. Ее могут возглавить только государственные структуры, например, на уровне СНБО. Кстати, меня приглашали в СНБО на совещание по поводу создания такого механизма, но я туда принципиально не пошел. Объясню почему. Еще 2 марта наша группа приняла участие в написании докладной на имя заместителя секретаря РНБО Виктории Сюмар о создании соответствующей структуры. В СНБО нам ответили, что такой необходимости нет — мол, существует «Укринформ» и этого достаточно.

Информационная война — очень сложное явление, требующее значительных расходов. В таких условиях государство должно координировать деятельность гражданских СМИ. У нас же несогласованность действий часто демонстрируют даже пресс-службы разных государственных ведомств! Были случаи, когда ГПСУ опровергала информацию министерства обороны и тому подобное. В такой ситуации у народа может возникнуть недоверие к государству. На мой взгляд, это — преступление. Если люди не верят государству, войну можно считать проигранной еще до ее начала. Нельзя дезориентировать народ — он должен понимать, что и для чего делается. Кроме того, учитывая информационную активность России, Украина должна создать мощную контрпропагандистскую машину. Необходимо проводить соответствующие информационно-психологические операции. У нас есть профильные структуры, но они не могут работать эффективно без единого координирующего органа.

Источник: "День"


Версия для печати

Загрузка...

Погода

Загрузка...