Африканский опыт: могут ли в Украине строить большие военные корабли

Катер "Кентавр"

На фоне планов пополнения ВМСУ американскими «Айлендами» и британскими ракетными катерами, у многих возникает вопрос – а способны ли еще украинские предприятия проектировать и строить нечто большее, чем катера типа «Гюрза» или «Кентавр»? Или же сотрудничество с иностранными компаниями – единственный для нас выход? «Флот-2017» попытался ответить на этот вопрос.

Николаевские проектанты

Забегая наперед, стоит сказать, что опыт проектирования достаточно крупных военных кораблей у нас есть. По крайней мере, у одного КБ — уж точно. Речь идет о Государственном предприятии «Исследовательско-проектный центр кораблестроения» из Николаева.

После развала СССР, Южное проектно-конструкторское бюро смогло сохранить свои кадры – прежде всего за счет зарубежных заказов. Из уже реализованных проектов – речные патрульные катера типа «Гюрза» для Узбекистана, артиллерийские катера для Вьетнама, работы по патрульному катеру для одной из турецких фирм.

Все это позволило предприятию с 2015 года активно включиться в перевооружение ВМСУ. Так, в кратчайшие сроки были разработаны «Гюрза-М», десантно-штурмовой «Кентавр», технический проект модернизации фрегата «Гетман Сагайдачный». Однако есть у фирмы и опыт работы с более масштабными проектами. Это, прежде всего, программа модернизации флота африканского государства Экваториальная Гвинея в 2008 – 2014 годах.

Гвинейский след

В начале «нулевых» Украина довольно плотно сотрудничала с достаточно благополучной по африканским меркам (благодаря экспорту нефти) Экваториальной Гвинеей. Так, военная авиация этой страны за короткое время пополнилась украинскими штурмовиками Су-25, учебно-боевыми самолетами L-39, транспортными Ан-32, Ан-72, а также вертолетами Ми-24 и Ка-29. Мало того, парк Ми-24 прошел модернизацию на конотопском заводе «Авиакон». Африканские пилоты проходили подготовку в Харькове.

Центральноафриканское государство также было заинтересовано в обновлении (фактически в создании заново) своего военно-морского флота. Однако возможностей для полноценной постройки (и что самое главное – оснащении вооружением) у Украины не было и поэтому была придумана интересная схема: проекты для военных судов разрабатывались в Николаеве, сами корабли заказывались на иностранных верфях, как гражданские, и после прибытия в Экваториальную Гвинею, уже на месте оснащались и вооружались украинскими специалистами.

Понятно, что самостоятельно Киев такое провернуть не мог и поэтому было создано совместное украино-британско-турецкое предприятие предприятие Fast Craft Naval Supplies (UK) Limited.

В итоге, по заказу этой фирмы, за шесть лет были построены два патрульных корабля, фрегат, корвет и большой десантный корабль (БДК). Причем все суда (кроме последнего) были построены в Болгарии на судостроительно-судоремонтном заводе «Дельфин» (г.Варна), а вот БДК Сapitán de Fragata David Eyama Angue Osa (введен в строй в 2009 году) или амфибийный фрегат по африканской терминологии был построен в Китае.

Самой крупной единицей стал фрегат Wele Nzas, построенный по николаевскому проекту SV 02. При водоизмещении около 2500 тонн фрегат имеет максимальную скорость хода 25 узлов и дальность плавания 5000 морских миль.

Фрегат Wele Nzas

Интересно решена проблема вооружения – на фрегате установлены автоматические универсальные артиллерийские установки АК-176, две 30-мм шестиствольные артиллерийские установки АК-630М, а также две 140-мм 22-ствольные реактивные системы залпового огня МС-227 комплекса А-22 «Огонь». Их происхождение туманно. В частности, российские СМИ (а наши этот факт просто проигнорировали) писали, что вооружение было снято со списанных кораблей ВМС Украины и затем отремонтировано севастопольской фирмой «Импульс-2». Радиоэлектронное вооружение также состояло из украинских разработок: РЛС общего обнаружения «Позитив-У», радиолокационная система «Каскад» SV-01 с РЛС «Дельта-М», две навигационные РЛС, две электронно-оптические станции управления огнем «Селена», разработки киевского НИИ «Квант-Радиолокация». До сегодняшнего дня непонятно происхождение комплекса РЭБ и станции спутниковой связи.

По украинским лекалам также построен и корвет Bata. Он также вооружен советско-украинским вооружением: 76-мм артиллерийской установкой АК-176, парой боевых модулей «Катран-М», парой 30-мм пушек АК-630М. На корвете также установлена радиолокационная система «Каскад» SV-01 с РЛС «Дельта-М». Корвет при длине в 87,3 м может принимать на борт вертолет Ка-29 (такую же возможность имеет и фрегат).  Корабль способен развивать скорость хода в 25 узлов, а его дальность плавания составляет 3500 миль при скорости в 12 узлов.

Корвет Bata

Современное состояние

Итак, можно говорить о том, что Украина, в принципе, сохранила серьезные возможности для проектирования военных кораблей всех классов. Так, буквально недавно николаевская фирма представила сразу три новых проекта ракетных катеров, причем один из них («Богомол») катамаранного типа. Есть и масса других проектов.

Однако все они базируются пока на советском вооружении. К примеру, основным вооружением того же «Богомола» является противокорабельная ракета РК-360 «Нептун» морского базирования. Но когда появится «корабельный» вариант «Нептуна» — пока неизвестно. Более того, судя по последним событиям, серийное производство уже принятого на вооружение наземного варианта этой ракеты все еще под большим вопросом.

А те же британцы предлагают готовый проект ракетного катера с комплексом вооружения западного производства. Можно, конечно, подождать, когда Министерство обороны Украины «зальет» деньгами наш ОПК и конструкторы «выкатят» готовые образцы для вооружения кораблей военно-морского флота. Но это даже в фантастическом варианте полноценного финансирования произойдет через 3-5 лет. А построенные на британские кредитные деньги ракетные катера, могут встать в строй уже в обозримом будущем — через 1-2 года.

Михаил Жирохов