«Аграрное мародерство»: как оккупанты воруют украинское зерно, овощи и ягоды

Кремлевские «власти» оккупированного Крыма при содействии оккупационного командования РФ занимаются систематическим грабежом захваченных районов Херсонской и Запорожской областей. У местных аграриев отбирают или «покупают» за копейки зерно, овощи и ягоды. Часть награбленного оседает в Крыму, а часть — по контрабандным маршрутам идет в страны Ближнего Востока. В то же время оккупанты продолжают блокировать морские пути в Черном море, делая невозможным украинский экспорт зерна и провоцируя продовольственный кризис в арабских и африканских государствах. Таким образом, Москва «стимулирует спрос» на краденое зерно. Подробности читайте в материале «Флота 2017».

Наглое признание Аксенова

Кремлевский гауляйтер Крыма Сергей Аксенов публично признал, что российские оккупанты вывозят зерно, украденное с элеваторов Херсонской и Запорожской областей, через севастопольский порт.

«Зерно из «освобожденных» (оккупированных — «Флот 2017») территорий в «Республику Крым» проходит транзитом. Затем идет в Севастополь на продажу. Мы сами себя обеспечиваем зерном», — похвастался Аксенов в эфире пропагандистского телеканала «Крым 24».

Первый эшелон с награбленным зерном в первую неделю июня направился из Мелитополя в оккупированный Крым. Колонны, груженные украинским зерном, были замечены около Джанкоя и Керчи.

По информации Кабмина, оккупанты вывезли с захваченных территорий в Крым около  400-500 тысяч тонн зерна, ограбив украинских аграриев, как минимум, на 120 млн долларов. Все суда, идущие с оккупированного Севастополя, являются зерновозами. Украинская военная разведка сообщала, что большая часть украденного зерна поступает в Сирию, а оттуда контрабандой в другие государства Ближнего Востока.

Процесс погрузки награбленного в Украине зерна сняли на спутник

Часть ворованного зерна все же остается в Крыму, настаивают специалисты, так как регион никогда на 100% не покрывал свои потребности в зерне. На полуострове традиционно выращивали пшеницу твердых сортов, которые, в свою очередь, применяются при изготовлении макаронных изделий. Пшеницу мягких сортов и муку из нее до оккупации закупали, в том числе, в Херсонской области, напомнил в комментарии «Флоту 2017» эксперт по оккупированным территориям Юрий Смелянский.

«Сам, когда руководил хлебокомбинатом в Первомайском, закупал херсонскую муку. Добавим сюда сокращение посевных площадей за весь период оккупации. И хотя пшеницу выращивали в Крыму на багерах, не поливных землях, урожайность таких посевов была ниже. Еще один момент — увеличение потребности за счет увеличения численности населения и увеличения размеров оккупационной военной базы. С 2014 года по февраль 2022 недостаток покрывался поставками с материковой части РФ. Из Херсонской и Запорожской областей ближе и дешевле»,- рассказал Юрий Смелянский.

Все эти факторы, говорит эксперт, подталкивают к выводу о том, что Аксенов солгал, как обычно. И украденное зерно коллаборационисты используют в Крыму по потребности, а разницу отправляют транзитом к покупателям, с которыми могут договориться.

Крадут не только зерно

Кроме зерна, оккупанты крадут у жителей оккупированных территорий овощи и ягоды. Продукцию в лучшем случае скупают за копейки, манипулируя статусом «единственного покупателя» или же попросту изымают без компенсации. Особенно заметно, как в Крым завозят картофель, огурцы и черешню.

Гауляйтер Мелитополя Андрей Сигута на днях похвастался российским пропагандистам, что поставки черешни в оккупированный Крым привели к «обвалу цен» на местных рынках.

«Сейчас идет сбор урожая черешни. Урожай удался. Проведены переговоры с крымским руководством, организована беспрепятственная поставка черешни в Крым. Наши коллеги из мелитопольской торгово-промышленной палаты провели переговоры с рынками Москвы и Санкт-Петербурга, сейчас готовится возможность прохода на эту территорию, так как черешня — ягода нежная, есть специфика транспортировки», — заявил Сигута российским журналистам.

Обсуждается также вариант поставок украденной продукции в регионы РФ.

Черешня — один из символов Мелитополя, где ее выращиванием занимаются десятки крупных и относительно небольших предприятий. Каждый год местные аграрии собирали несколько тысяч тонн черешни. Часть продукции шла в Европу и в другие регионы Украины, но теперь в условиях оккупации «поставки» возможны только в Крым.

«Сейчас доступен только выезд в Крым, огромные очереди, стоят по 36 часов. Мы просим для скоропортящейся продукции зеленый коридор… Такого обвала цен, как в этом году, не было никогда», — добавил Сигута.

Местные фермеры идут на такой шаг от полной безысходности.

Мелитопольский гауляйтер признался, что до оккупации, в зависимости от урожайности, производители сдавали черешню за 45-100 грн за кг. Сейчас вынуждены «продавать» оккупантам за 10-15 гривен, дабы получить за свои труды хоть что-то.

Награбленный урожай в Украине привел к обвалу цен на крымских рынках

«Крымские «власти» даже не пытаются скрывать факты воровства и мародерства в оккупированных районах Херсонской и Запорожской областей. Дескать, раз «освободили» территорию (на самом деле временно оккупировали) — значит делаем, что хотим. Украденное зерно идет через Крым и далее продается на Ближнем Востоке. Краденые огурцы и черешню продают на крымских рынках. Темпы, объемы и демонстративность грабежа показательны сами по себе. Крымские коллаборационисты понимают, что оккупанты на указанных территориях долго не задержатся, и поэтому следует обчистить захваченные районы тут и сейчас», — пояснила в разговоре с «Флотом 2017» крымский политолог Евгения Горюнова.

По ее словам, отношение самих крымчан (граждан Украины) к подобному грабежу зависит от восприятия самой оккупации. Противники кремлевской политики, понимают, что «падение цен» и «расширение» ассортимента произошло в силу мародерства. «Ватники», покупая украденную черешню, демонстративно злорадствуют.

«Есть и средняя группа — эдакое «болото», — представителям которого безразличны политические нюансы. Им важно, чтобы была возможность на их скудные доходы купить еще больше, чем они могли себе позволить вчера», — говорит Евгения Горюнова.

Андрей Туз