Азовская осада: как Украине прорваться через Керченский пролив

Недавно президент РФ Владимир Путин подписал изменения в федеральный закон «О войсках национальной гвардии РФ». Согласно этим изменениям, российские военные имеют право блокировать по своему усмотрению охраняемые территории и акватории для пресечения попыток «незаконного проникновения».  Военнослужащие «Росгвардии» контролируют акваторию и окрестности керченского моста, а это значит, что они в любой момент могут перекрыть Керченский пролив. Чем может ответить Украина, разбирался «Флот-2017».

Козыри Путина

Изменения в закон о национальной гвардии РФ, Владимир Путин подписал в начале июля. В пояснительной записке говорится, что эти дополнения расширяют полномочия подразделений «Росгвардии», которая охраняет акваторию Керченского пролива, мост через него и акваторию российского энергомоста с оккупированным Крымом.

Можно сколько угодно говорить о юридической ничтожности принятых поправок и о том, что они не могут распространяться на оккупированные территории Крыма, не признанные мировым сообществом, однако факт остается фактом – теперь российские военные уже безо всяких оговорок смогут перекрывать судоходство через пролив. Понятно, что такие возможности у россиян были и ранее (это ярко проиллюстрировали события ноября 2018 года с захватом наших судов), однако даже формальной юридической базы внутреннего законодательства под этими действиями не было. Сейчас эта база появилась. 

С самого момента оккупации Крыма и начала войны на Донбассе Россия рассматривала Азовское море исключительно как внутреннее и активно использовала морские возможности для снабжения боевиков. Чего стоят переброски морем оружия и боеприпасов для поддержки пророссийских незаконных вооруженных формирований в Мариуполе весной 2014 года. Дело дошло даже до высадки морских десантов – именно так был разгромлен пункт радиотехнической разведки Госпогранслужбы у села Обрыв летом 2014 года.

Также россияне активно минировали акваторию Азовского моря. Яркий пример – подрыв пограничного катера в июне 2015 года. А чуть ранее на выброшенной на берег мине (наши военные предпочитают говорить о самодельном взрывном устройстве) в районе с. Виноградное погиб рыбак.

Последствия подрыва пограничного катера возле Мариуполя

Ситуация кардинально изменилась с постройкой моста через Керченский пролив. В итоге Путин получил прекрасный козырь для внутреннего употребления, который он использует вовсю – защита и оборона стратегически важного для обеспечения Крыма объекта.

Как бороться

Фактически, на данном этапе Украина ничего не может противопоставить российскому давлению. Конечно, можно говорить о том, что флот «Росгвардии» — это легкие кораблики, с которыми ВМСУ справится даже в своем нынешнем виде. Однако совершенно очевидно, что в случае реальной опасности для моста в ход будет пущено буквально все. Так, в ноябре 2018 года россияне подняли даже боевые вертолеты Ми-35, да что там вертолеты – в панике даже затопили коммерческое судно, только чтобы воспрепятствовать проходу  через пролив лишь двух катеров и буксира.

Катера «Росгвардии» типа «Грачонок», охраняющие Керченский мост

О публицистах, которые всерьез говорят о возможности ракетного удара по мосту – не важно, чем — «Точкой», «Громом-2», «Ольхой» или же «Нептуном» — можно даже не упоминать. Украина сейчас не в том положении, чтобы начинать большую войну.

Наша страна располагает весьма ограниченными возможностями для противодействия России. В первую очередь, это дипломатия. Увы, пока нет никаких открытых сведений о том, что наше государство прилагает усилия, чтобы изменить статус Азовского моря как внутреннего моря РФ и Украины. Ведь ныне военные корабли любой страны не имеют никаких возможностей для захода в Азовское море без согласия Москвы.

Понятно, что это работа на годы и без поддержки со стороны США или коллективного Запада нам не обойтись, но как говорится, «дорогу осилит идущий». Пока же не сделано и первого шага.

Усиление военного присутствия стоит планировать исходя из имеющейся ситуации. Сейчас нет возможности перебросить морем крупные корабли из той же Одессы. Поэтому одним из выходов может быть постройка (или покупка) катеров, которые можно перебрасывать в тот же Бердянск или Мариуполь по железной дороге. Весьма перспективны в этом направлении бронекатера от той же «Кузни на Рыбальском».

Украинские бронекатера в Бердянске на Азовском море

Ну, и конечно, следует укреплять береговую оборону, как основное средство противодействия российскому флоту на этом направлении. Первые береговые противокорабельные комплексы «Нептун» должны быть направлены именно на азовское побережье. На этом фоне стоит продолжать развитие сети радиолокационных станций для обнаружения судов противника и корректировки артиллерийского и ракетного удара по ним.

Стоило бы усилить и авиационную составляющую морской авиации – например, перебросив хотя бы одну эскадрилью штурмовиков Су-25 Воздушных Сил поближе к побережью. И если аэродром Мариуполь находится в зоне поражения огневыми средствами противника, то в советское время функционировал аэродром Бердянск. Да, нужно потратить огромные средства на его восстановление, но вряд ли большие, чем тратится в рамках программы «Большое строительство».

В общем, вместо надежд на Запад стоит задуматься о том, что Украина может сделать самостоятельно для собственной безопасности. Особенно учитывая тот факт, что нам противостоит и будет противостоять противник, у которого всегда будет преимущество в людях средствах и технике.

Михаил Жирохов