Безводный Крым: как сельское хозяйство переживает последствия оккупации

Сельское хозяйство Крыма умирает – несмотря на все водоводы и дотации, которые выделяют оккупанты. Особенно это заметно на территории степного Крыма, вдали от побережья.

Об этом сообщает издание «Новости Крыма».

Так называемые «власти Крыма» реализовывают на полуострове программу «комплексного развития сельских территорий».

По словам оккупационного «министра сельского хозяйства Крыма» Андрея Рюмшина, финансирование программы составляет 160,7 млн рублей. Но толку от такой программы нет.

Крымскотатарский активист Эдем Дудаков рассказал, что, несмотря на дотации из российского бюджета, сельское хозяйство на оккупированном полуострове продолжает деградировать из-за отсутствия поливной воды.

«Россия дотирует сельское хозяйство Крыма весьма интенсивно. Из Крыма делают «витрину», поэтому и денег вливается много. Достаточно крупные гранты фермерским хозяйствам дают на закупку животных, техники, с условием найма работников в течение трех лет. Это есть. Но при всем этом степной Крым без воды превращается в рискованное земледелие. Уже много земли заросло сорняками. Исчезла рисовая отрасль, отрасль производства растительного масла «на грани». Сады стареют, а чтобы заложить новые, для молодых саженцев нужен обильный полив. А воды нет. Реки почти все высохли. Горизонт пресной воды сильно упал.

Если в Симферополь тянут воду из провинции – Тайганского водохранилища, то за счет водного благополучия местного населения, в первую очередь, уменьшая полив сельского хозяйства. Так что дотации поднимают сельское хозяйство предгорного и горного Крыма, а степь высыхает, и никакие денежные вливания государства не в силах это остановить», – рассказал активист.

Эдем Дудаков отметил, что степной Крым приходит в упадок в условиях дефицита воды.

О том, что сельская местность степного Крыма деградирует, сообщает и крымский общественный активист Дмитрий Демчук.

«С приходом России в Крым ситуация в сельской местности не сильно изменилась. Как и прежде, все средства вкладываются в прибрежные города и курортные поселки. В селах, особенно степного Крыма – сплошная нищета, безработица, безысходность. Подтверждением моим словам могут служить отзывы туристов из России, едущих по трассе «Таврида» от Керчи до Феодосии, которые говорят, что, увидев развалины домов и эту нищету, хотели развернуться. Ситуацию в степных селах усугубляет отсутствие воды, что практически полностью останавливает малое частное сельское хозяйство на полуострове – как единственный способ существования в сельской местности», – рассказал активист.

А вот крымский активист Сергей Акимов считает, что программы развития сельских территорий на полуострове работают неэффективно.

«Власти не только не уделяют должного внимания программам развития, а больше мешают их реализации. Ради справедливости стоит отметить, что есть те счастливчики, которые получают гранты и дотации, но их очень мало. Фермеры, аграрии и фермерские хозяйства стараются вообще не связываться с государственной поддержкой – многие уже не раз обжигались и убедились, что потом отчетами и всякого рода проверками замучают, и работать потом некогда будет», – рассказал активист.

С оккупацией полуострова даже те собственные запасы воды, которые были в наличии, стали растрачиваться интенсивнее. Все из-за неправильного перераспределения водных ресурсов, большого притока отдыхающих и приезжих, а также из-за содержания оккупационной военной группировки, которую Россия перебросила в Крым.

Ранее «Флот 2017» сообщал о том, что село Черноречье (Севастополь) переведено на режим подвозной воды. Местные жители Черноречья жалуются на дефицит воды в колодцах, которые запитывало водохранилище.

Также, на днях псевдоэксперты оккупационного режима в Крыму озвучили убийственную идею решения вопроса водоснабжения. Речь идёт о необходимости использования старинных рецептов водообеспечения крымских населенных пунктов в виде колодцев и источников.