Что потеряет Украина от разрыва контактов с Беларусью — и потеряет ли что-то

Сегодня, когда самопровозглашенный президент Беларуси Александр Лукашенко фактически признал оккупацию Крыма Россией, актуальным остается вопрос сотрудничества Киева и Минска. А тем более в такой чувствительной сфере как оборонно-промышленный комплекс. «Флот 2017» разбирался, чего именно мы можем лишиться, если Беларусь окончательно перейдет в орбиту России.

С самого начала войны на Донбассе, в 2014 году, Беларусь очень активно начала помогать нашей армии. Можно вспомнить, например, поставки авиационного топлива. Дело в том, что в этом вопросе до 2014 года Украина полностью зависела от Российской Федерации и понятно, что этот источник после оккупации Крыма иссяк. Весной 2014 года место россиян оперативно заняли белорусы, которые в течение нескольких недель (!) наладили бесперебойные поставки топлива марки РТ, которого ранее они не поставляли. Во время летних боев 2014 года вся украинская боевая авиация летала именно на белорусском топливе. Причем, Минск охотно шел навстречу Киеву даже в вопросах отсрочки платежа, особенно в тот период, когда денег в нашей казне практически не было.

Читайте также: Северный фронт: на что способны ВПК и армия Беларуси

Также в 2015 году происходили поставки специальных тканей и материалы, как для пошива военной формы, так и для различных изделий двойного назначения. Рост объема поставок составил от 120 до 200% в зависимости от типа продукции.

Немалую поддержку белорусские предприятия оказали и в плане перевооружения нашей армии. Чего стоит, например, контракт на отверточную сборку армейских грузовиков МАЗ-6317 на Черкасском автомобильном заводе компании «Богдан Моторс». К слову, эта модель состоит на вооружении не только белорусской армии, но и в вооруженных силах РФ и Азербайджана.

Первые партии грузовиков имели двигатели российского производства ЯМЗ — такие же, как и на украинских КрАЗах. С 2017 года туда начали ставить китайские двигатели Weichai Power (которые, кстати, тоже поставлялись из Беларуси). С 2018 года армия начала получать также машины «Богдан 63172» с тем же китайским двигателем, коробкой передач Fast Gear и сцеплением Hummer Kupplungen турецкого производства.

По некоторым данным, до 2019 года украинская армия получила 1200 автомобилей, которые серьезно повысили возможности ВСУ. Именно «Богдан-МАЗ» послужили основой для создания специальных машин — бронебудки (для перевозки личного состава или для мобильного штаба), грузовой платформы с подъемником Hiab Multilift, топливозаправщика.

Автомобили «МАЗ-Богдан»

После смены политического руководства Украины, по итогам выборов 2019 года, от закупок этих грузовиков для армии отказались. Были попытки покупать их на гражданском рынке, однако в целом огромный парк «МАЗ-Богдан» ныне остался без запасных частей. А после полного перекрытия товарооборота с Беларусью с обслуживанием этих машин в армии все вообще будет крайне печально.

Большую долю в военном экспорте Беларуси в Украину до 2019 года занимали оптика и системы наведения. В этом отношении Беларусь традиционно является лидером на всем постсоветском пространстве, и не только — многие страны НАТО имеют на вооружении коллиматорные прицелы, сделанные в белорусском городке Волковыск. Официально государственное объединение «БелОМО» отрицает какие-либо поставки в Украину, однако была такая фирма как Yukon Advanced Optics Worldwide, зарегистрированная в Литве, которая на фоне стремительного роста продаж продукции «БелОМО» даже открыла представительство в Киеве.

Только за 2014 год и только по официальным каналам Украина купила в Беларуси биноклей, монокуляров и тепловизоров на $1,7 млн. Еще на миллион долларов наша страна докупила прицелов и на более чем $1,1 млн – дальномеров и устройств на жидких кристаллах (мониторы для той же «Стугны», экраны прицельных устройств в БТР-4 и т. д.).  И это без учета разных «волонтерских тропок», которых тоже было протоптано немало.

Белорусская оптика

Ныне все закупки прекращены и все позиции заменены на аналогичные варианты западного производства.

Полностью прекратилось сотрудничество с Беларусью и в плане производства противотанковых ракетных комплексов. Ведь не секрет, что проект «Стугна» (экспортное название «Скиф») является совместным: ракета украинская, система наведения белорусская. Сейчас произошло импортозамещение и на наших комплексах стоит система наведения отечественного или зарубежного производства.

В целом же, ориентация нашей военной промышленности на Беларусь в 2014-2015 годах в большей степени была вынужденной, ведь на момент начала войны позиция Запада по поставкам оружия и товаров двойного назначения в Украину была очень жесткой — вплоть до неофициального эмбарго. Это сейчас мы покупаем оружие напрямую в Турции, а Британия дает нам кредиты на развитие ВМС, а также собирается поставлять катера и противокорабельные ракеты. Шесть-семь лет назад такого не было.

Поэтому резкий разрыв военно-технических связей, в случае окончательного разворота Беларуси в сторону РФ, будет не очень критичным (может быть за исключением проблемы обслуживания грузовиков МАЗ). Ведь в нынешних реалиях использование технологий и комплектующих их соседней страны, которые не соответствуют стандартам НАТО, стал бы серьезным тормозом для развития нашей оборонной промышленности.

Михаил Жирохов