Что позволяет Кремлю избегать ответственности за оккупацию Крыма

Несмотря на то, что факт незаконной оккупации украинского Крыма Россией признан большинством стран мира, РФ до сих пор не понеса адекватной ответственности за захват украинской территории.

Об этом в своем блоге для «УП» пишет британский юрист, управляющий партнер Global Rights Compliance Уэйн Джордаш.

По его словам, с того момента, как Путин приказал своим «зеленым человечкам» захватить Крым, отрицая, что они являются российскими солдатами, дезинформация оказалась в самом сердце гибридной войны Кремля.

«Мало кто из наблюдателей воспринимает отрицание Кремля вполне серьезно, но отсутствие правовой ясности относительно характера конфликта пока позволяет России избежать полной ответственности за свои действия» , — пишет Джордаш и отмечает, что Украина должна стремиться юридически доказать правду об участии России, включая любые нарушениями международного права.

«Это является ключом к усилению сопротивления российской агрессии как внутри Украины, так и за ее пределами. Иными словами, Украина должна реагировать на российские боевые действия действиями правовыми» , — подчеркнул юрист.

Джордаш уверен, что нынешняя правовая неопределенность вокруг войны являются не только следствием российской пропаганды, вето ООН или игр Кремля на международном политическом поле — проблема кроется в неспособности украинских правительств, которые сменяют друг друга, надлежащим образом сопоставить все факты.

«Доказательство международного вооруженного конфликта или российской оккупации на востоке Украины требует всестороннего пересмотра фактов и рассмотрения их с точки зрения международного гуманитарного права. Киев должен не только жаловаться и возмущаться, этого недостаточно», — пишет он.

Украинское правительство инициировало целый ряд международных судебных дел и исков, в том числе в Международном уголовном суде (МУС). Однако, Кремль прекрасно осознает, взаимодействие Украины с международной системой правосудия осложняется многочисленными ограничениями этих судов.
Как следствие, большинство обращений, в том числе в Международный суд ООН (МС ООН), не требуют от суда или трибунала оценки, является ли Россия участницей конфликта, не говоря уже о точных вопросах масштаба и последствий ее контроля над сепаратистскими образованиями.

«Даже Европейский суд по правам человека, который будет рассматривать вопрос территориального контроля России над восточной Украиной с целью установления применимости Европейской конвенции по правам человека, не будет определять, является ли Россия стороной конфликта. Что касается Международного уголовного суда (МУС), то хотя Суд и должен будет рассмотреть эти основополагающие вопросы, его решение следует ожидать не ранее, чем за семь-десять лет» , — сообщил юрист.

По его мнению, такие недостатки подчеркивают ограниченные возможности нынешних украинских правовых инициатив на международном уровне.

«Если Россия является участником международного вооруженного конфликта, то пусть ее роль будет описана во всех ее ничтожных, корыстных подробностях. Война Путина в Украине, возможно, является наименее тайным секретом в мире, однако факты и очертания в координатах международного права еще предстоит окончательно доказать. Это не просто процесс классификации конфликта, лишенный реального применения. Это создание истории. Если правовая оценка удастся, она может служить основой для возвращения к верховенству права и расплаты России в соответствии с ее ответственностью за тысячи смертей и разрушенных войной жизней миллионов украинских мирных жителей» , — подытожил он.

Отметим, на протяжении последних 3-х лет Уэйн Джордаш помогает украинскому правительству и правозащитным организациям привлечь к ответственности Россию за военные преступления и преступления против человечности в Крыму и на Донбассе.

Напомним, ранее «Флот 2017» сообщал, что Министерство иностранных дел Украины завершает наработку стратегии деоккупации Крыма. Документ должны утвердить на заседании Совета национальной безопасности и обороны.

Также в МИД сообщили, что вопрос деоккупации Крыма и Донбасса категорически нельзя объединять, ведь это усложнит процесс деоккупации.