Демография Крыма: Россия меняет облик полуострова

На протяжении шести лет оккупации Крыма, Россия целенаправленно замещает украинское население полуострова. Москва активно «переселяет» в Крым военных пенсионеров, действующих силовиков и управленцев для замены кадров в органах оккупационной «власти» и «структурах МВД», формируя широкую прослойку лояльных к правящему режиму граждан. Для Украины российская политика демографического «замещения» может стать миной замедленного действия: в случае возвращения полуострова, большая часть крымского населения займет активную антиукраинскую позицию. Вариантов решения этой проблемы много — от создания института «негражданина» до прямого силового контроля. По какому пути после деоккупации полуострова может пойти официальный Киев разбирался «Флот 2017».

До и после вторжения

По данным сборника «Численность наличного населения Украины на 1 января 2014 года»  в Автономной Республике Крым проживало 1 млн 967 тыс 259 человек. Если сюда добавить еще 385 870 жителей города Севастополь, то всего можно говорить о 2 млн 353 тыс 129 гражданах Украины. По данными переписи 2001 года, 49,1 % населения Автономной Республики Крым родились на этой территории, а 32 % — на территории других государств (в России (РСФСР) — 18,8 %). Согласно этим же данных более 60 % населения полуострова жило в городах. При этом русский язык считали родным для себя 84,16 % респондентов, крымско-татарский — 7,8% и украинский — всего 3,28 %.

В 2014 году после оккупации полуострова начался неконтролируемый процесс миграции, масштабы которого, можно оценить весьма условно, поскольку в Украине нет системы мониторинга, а количество вынужденных переселенцев фиксируется абстрактно — многие люди, не надеясь на помощь государства, просто не обращаются в государственные органы.

По данным Министерства социальной политики Украины по состоянию на 19 августа 2019 года было зарегистрировано 40 733 переселенца из оккупированного Крыма и Севастополя. При этом если сравнить российские данные на 1 октября 2014 года, то можно говорить о том, что убыль населения Крыма и Севастополя с 1 января по 1 октября составила 68 360 человек (тут учтены и умершие за этот период).

Кто же покинул Крым в 2014 году? Прежде всего, это военнослужащие, которые не изменили присяге и выехали в другие регионы для продолжения службы — по официальным данным, из Крыма и Севастополя выехали 6010 военнослужащих. Учитывая что, как правило, они выезжали с семьями, то можно говорить о том, что эта категория составляет более 10 тысяч человек.

В Крыму были украинские военные, которые не изменили присяге

Вторая крупная группа — крымские татары, причем, прежде всего те, кто покинул полуостров сразу после аннексии, это еще около 10 тысяч человек. В 2001 году в Крыму проживали 245 тысяч татар, а по российским данным на 2015 год, крымскими татарами себя назвали 232 тысячи человек, то есть выехало всего примерно 10%. Остальные — это граждане Украины, не пожелавшие становиться «дорогими россиянами».

Не стоит забывать, что жители Крыма на начало 2014 года кроме Украины массово переезжали и в Россию. Прежде всего, это те люди, которые в 2014 году оформили российские документы и с 2015 года стали массово переселяться в российские регионы. Полных данных нет, однако по российским статистическим данным (явно заниженным) только за 2014-2017 гг. из Крыма и Севастополя уехало 27 тыс 200 человек. Причин для этого много — кто-то решил просто заработать денег в Москве и Санкт-Петербурге, кто просто оказался выброшенным на улицу после закрытия многих предприятий на полуострове.

Есть еще группа граждан Украины, которые выехали из Крыма в другие более спокойные страны — прежде всего в Европу и Израиль. Учитывая общую тенденцию, вряд ли их больше 1-2 тысяч человек.

Понаехавшие

Сразу после аннексии Крыма, Российская Федерация начала активную программу заселения захваченных территорий своими гражданами. Денег на тот момент в бюджете было вдоволь и поэтому программ «для переселенцев» было достаточно много и на любой вкус.

Прежде всего, Москва была заинтересована в переселении военных пенсионеров, которые являются одной из опор правящего режима. Была реанимирована старая программа «военной ипотеки», по которой любой офицер или контрактник при выходе в отставку мог получить льготный кредит для покупки жилья в любом регионе. Военные, отслужившие к примеру на Крайнем Севере или Дальнем Востоке, охотно переселялись в Крым, где эта программа в 2014-2016 гг. финансировалась без проблем, в отличие от других регионов РФ.

Вторым важным источником «пополнения» лояльного населения стали действующие силовики. Дезертиры из силовых структур Украины вызывали мало доверия у российских генералов и уже в 2014 году начался массовый «завоз» офицеров и контрактников. Да и положение «острова Крым» требовало резкого увеличения военного присутствия. Все военнослужащие обеспечивались государственным жильем, которое очень часто через какое-то время становилось частным. Масштабы строек достаточно велики — так, по далеко неполным данным, на полуострове с 2014 года уже построены около 20 тысяч квартир для военнослужащих, пограничников и ФСБшников. Причем, при подсчете постоянного населения россияне сознательно не учитывают количество военнослужащих, проживающих в казармах на территории воинских частей. И поэтому подсчеты постоянного населения не отражают истинного положения вещей и не влияют, например, на учет необходимого количества водных ресурсов для оккупированных территорий, которых сейчас остро не хватает. Напомним, что Россия активно наращивает военную группировку в Крыму, что приводит к дефициту питьевой воды.

Ещё одна, менее многочисленная, но более влиятельная группа — управленцы. Россия планомерно проводит политику замены кадров в органах оккупационной «власти» и «структурах МВД». Местные чиновники с украинским стажем не подходят по квалификационным требованиям для руководящих должностей, поэтому конкурсы выиграют преимущественно чиновники-россияне, которые приезжают на полуостров целыми семьями.

В России много и других мотивационных программ, например, ипотечная программа кредитования пенсионеров, работавших в районах Крайнего Севера или корпоративные программы добывающих компаний, которые предоставляют льготные кредиты или субсидии на покупку или постройку жилья.

Макеты новых домой в Симферополе, которые строятся фирмой «Консоль», связанной с сепаратистом Владимиром Константиновым

Результаты переселенческой политики

«Руководитель» так называемого «крымстата» Ольга Балдина на пресс-конференции в марте 2019 года заявила: «Положительное сальдо миграции в «республике Крым» составило 56,8 тысячи человек, по Севастополю – 60,9 тысячи. В Крым в основном приезжали из Севастополя, Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Краснодара. Миграционный поток в Севастополь был обеспечен такими территориями как Краснодар, Санкт-Петербург, Москва».

Что означают эти цифры? Только то, что Россия проводит целенаправленную политику на замещение украинского населения полуострова. Исходя даже из официальных цифр, можно говорить, о том на сегодня переселенцы в Крым из России составляют как минимум 10-15 % довоенного населения.

В свою очередь, один из лидеров крымскотатарского народа, народный депутат III-VIII созывов Мустафа Джемилев называл более значительные цифры. В интервью СМИ он сообщил, что по состоянию на 2018 год Россия переселила в Крым от 850 тыс. до 1 млн человек, выживая коренное население со своей земли.

В случае деоккупации полуострова, часть «переселенцев» вернется в Россию, однако большая часть останется и только усилит антиукраинские настроения населения, которое и так не отличалось лояльностью к Киеву.

А дальше что?

Очевидно, что Крым вернется в Украину не завтра и не через год. А значит, все это время Россия будет продолжать проводить демографическую политику «замещения». Крымские татары и прочие нелояльные группы населения будут вытесняться, а на их место будут целенаправленно приезжать «патриотически настроенные» граждане со всей страны.

Фактически, когда полуостров вернется, Украина получит мину замедленного действия. Лояльного к РФ населения будет достаточно для солидарного голосования на выборах (плюс антиукраинская партия, а то и не одна в Верховной Раде), «караваны дружбы», которые мы видели зимой 2014 года, «титушки» и много другого крайне неприятного для нашей государственности.

Несмотря на слабую деоккупационную политику, вариантов воздействия у Украины остается крайне много — от создания института «негражданина» до прямого силового контроля. Принудительную депортацию части населения не стоит рассматривать, в XXI веке такие методы ни за что не допустят либералы и борцы за права человека.

Максимум что возможно при наличии политической воли — это ограничение в правах огромного числа жителей и по сути создание института «не граждан», как это делали страны Балтии в начале 1990-х. Но пройти таким путем вряд ли получится у Украины, слишком уж «размякла» европейская демократия. Стоит вспомнить хотя бы волну негодования соседей-европейцев по поводу закона «Об образовании».

По всей видимости нашей стране придется пойти по некоему гибридному варианту — насыщение полуострова работниками спецслужб для «работы» с нелояльными группами «понаехавших» с одновременным запуском многочисленных программ по переселению сюда жителей других регионов страны (общую потребность можно определить в 100-200 тысяч лояльных к власти людей).

Проукраинский митинг в Крыму, накануне начала оккупации

Например, большая часть нынешних переселенцев уже вряд ли вернется в Донецкую или Луганскую область, зато вполне может переехать в Крым: ближе к морю и солнцу, тем более, если государство предоставит льготный ипотечный кредит или бесплатное жилье. Примерно так поступал Советский Союз после Второй мировой войны, когда на Западную Украину массово отправляли учителей, управленцев, размещали новые воинские части с призывниками и примерно так же сейчас поступает Россия.

В любом случае, демография полуострова после его возврата будет представлять большую проблему для Украины, если не вырабатывать алгоритм контратаки уже сегодня.

Михаил Жирохов