Дмитрий Тымчук: К привлечению РФ к ответственности за агрессию в Черном и Азовском морях необходимо подходить комплексно

Совершив
нападение на корабельную группу ВМС Украины 25 ноября 2018 года, Россия
нарушила не одну норму морского международного законодательства. Поэтому «к привлечению РФ к ответственности за агрессию в Черном и Азовском
морях необходимо подходить комплексно», считает Дмитрий Тымчук, руководитель
Центра военно-политических исследований. Об этом он пишет на своей странице в Facebook.


Захват
Россией украинских военных моряков грубо нарушает, среди прочего, «Конвенцию о
борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского
судоходства». Это необходимо использовать, требуя немедленного освобождения
наших моряков.


Но не
будем забывать и о более ранних преступлениях россиян в регионе. Так, сам
захват корабельно-катерной группы ВМС Украины и взятие украинских экипажей в
заложники в контексте последних событий может быть использован Украиной и для
привлечения РФ к ответственности за обстрелы 1 февраля 2017 года россиянами с
«вышек Бойко» военно-транспортного самолета Ан-26 ВС Украины. Как и сам факт
захвата и удерживание украинских буровых установок с помощью Черноморского
флота, спецназа ФСБ и военных Росгвардии должен быть расценен как морской
терроризм.


А
именно. В соответствии с резолюцией Генеральной ассамблеи ООН 40/61 от 9
декабря 1985 г. и Ассамблеи Международной морской организации (IMO) А. 584/14 от 20 ноября 1985 г., а также принятым IMO документом «Меры по предотвращению незаконных актов против
пассажиров и экипажей на борту судов» в Риме в 1988 г. была созвана
Международная дипломатическая конференция, на которой были приняты «Конвенция о
борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского
судоходства» и «Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против
безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе».
Конвенция содержит 22, а Протокол — 10 статей.


Согласно
с этими документами, любое лицо совершает преступление, если противозаконно и
умышленно:


-
захватывает или осуществляет контроль над судном с применением силы (угрозы
силой) или какой-либо другой формы запугивания;


-
осуществляет акт насилия против лица, находящегося на борту судна, если этот
акт может угрожать безопасности плавания этого судна;


-
уничтожает судно, или причиняет повреждения ему (его грузу), что может угрожать
безопасности плавания этого судна;


-
устанавливает или заставляет установить на судне, с помощью каких-либо средств,
устройство или вещество, которое может уничтожить это судно или причинить
повреждения ему (его грузу), создает угрозу или может создавать угрозу
безопасности плавания этого судна;


-
уничтожает или наносит серьезные повреждения навигационному оборудованию или
препятствует их эксплуатации, если любой такой акт может создать угрозу
безопасности плавания судна;


-
передает заведомо ложную информацию, угрожающую безопасности плавания судна;


-
наносит телесные повреждения или лишает жизни какое-либо лицо в связи с
совершением или попыткой совершения вышеназванных преступлений (ст. 3).


Любое
лицо совершает преступление, если противозаконно и намеренно:


-
захватывает или осуществляет контроль над стационарной платформой с
использованием силы или угрозы применения силы или каких-либо других форм
запугивания;


-
осуществляет акт насилия над лицом, находящимся на борту стационарной
платформы, если этот акт может угрожать ее безопасности;


-
уничтожает стационарную платформу или причиняет ей повреждения, которые могут
угрожать ее безопасности;


-
устанавливает или заставляет установить на стационарной платформе, с
использованием каких бы то ни было средств устройство или вещество, которое
может уничтожить эту стационарную платформу или создать угрозу ее безопасности;


 —  наносит повреждения или лишает жизни
какое-либо лицо в связи с совершением (попыткой совершить) вышеназванных
преступлений.


Таким
образом, РФ можно (и крайне необходимо) привлечь к ответственности, а заодно
напомнить IMO и зарубежным партнёрам, что нынешний случай с корабельно-катерной
группой ВМСУ — лишь пример политики государственного терроризма и
дестабилизации РФ всего Черноморско-Азовского региона.


Вполне
очевидно, что необходимо максимально оперативно предоставить генеральному
секретарю IMO всю
информацию, имеющуюся в распоряжении Киева и касающуюся обстоятельств
преступлений российского агрессора в регионе.