«ЕСПЧ предложил россиянам доказать, что Крым – их территория» — Борис Бабин

Доктор юридических наук, экс-постоянный представитель президента Украины в АР Крым Борис Бабин проанализировал заявления российской стороны, сделанные после принятия решения Европейского суда по правам человека. Российская сторона представляет речение ЕСПЧ, как свою победу, но так ли это на самом деле?

Об этом Бабин пишет на своей странице в сети Facebook.

«Жизнь доказывает, что есть ложь, есть большая ложь, а есть министерство юстиции Российской Федерации. После принятия решения ЕСПЧ о приемлемости дела о нарушении прав человека в Крыму минюст РФ сделал специальное заявление в духе «ура, мы победили, потому что не все требования Украины удовлетворил Страсбург». Процитирую российских юристов: «ЕСПЧ также сделал вывод о недоказанности целого ряда обвинений, выдвинутых украинской властью против РФ, в том числе о, якобы, случаях убийства мирных граждан, безосновательного задержания и запугивания иностранных журналистов, незаконного изъятия имущества украинских военнослужащих, дискриминации этнических украинцев, политически мотивированного уголовного преследования проукраински настроенных лиц, отказов в регистрации религиозных и других организаций». Конец цитаты», — пишет Бабин.

Минюст РФ явно надеется, не все дочитают текст решения ЕСПЧ к необходимым пунктам.

По словам Бабина, межгосударственное заявление Украины не имело целью защиту прав отдельных лиц, а было направлено ​​на выявление системных нарушений прав человека.

«Кроме того, заявления Украины опирались на имеющиеся доказательства и (как верно отметили в Страсбурге) Россия фактически контролирует Крым. Именно поэтому, как указано в решении ЕСПЧ, финальные требования Украины корректировались с учетом возможности их доказательства. Очевидно, выдвигались только те, где есть нормальная доказательная база. В частности, формулировок относительно «дискриминации этнических украинцев, политически мотивированного уголовного преследования проукраински настроенных лиц, отказов в регистрации религиозных и других организаций» в финальной позиции Украины, которая рассматривалась в решении, вообще не было», — отметил Бабин.

Поэтому, ЕСПЧ это и не устанавливал.

По мнению Бориса Бабина, россияне могут просить у руководства премии и медали.

 На самом деле в решении ЕСПЧ есть только три конкретные требования Украины, выдвинутые украинским правительством. При этом, по двум требованиями ЕСПЧ не исключил указанные в заявлении факты (по убийствам в 2014 году и об угрозах иностранным журналистам), а только указал, что количество жертв является относительно небольшим (п. 399, п. 409, п. 471). Ведь таких случаев, предоставленных Украиной суду с доказательствами было мало для доведения их системности.

«Как представитель вдовы одного из таких жертв в суде, могу заверить что нарушение их прав, конечно, ЕСПЧ исчерпывающе исследует — в индивидуальных заявлениях. Поэтому такая зверская радость минюста РФ по убитым украинцам является неуклюжим самоуспокоением россиян. Единственное требование, которое в принципе могла довести Украина, но не довела — это изъятие имущества военнослужащих (п. 486). Потому что это касалось,  минимум, полсотни случаев (там где есть доказательства). Но здесь мы должны «поблагодарить» отдельных дам в черных погонах, которые с 2014 года прочно «сели на эту тему» и как-то забыли обратиться с ней в Минюст», — указывает Бабин.

В Страсбурге пока есть много индивидуальных заявлений военных моряков относительно попыток РФ изъять их имущество в Крыму. В то же время, попытки оккупационной «власти» выселять семьи украинских военных, после этой кампании с их заявлениями в ЕСПЧ, на определенном этапе «затихли». Также, кроме минюста РФ, вся российская пропаганда повторяет тезис, что ЕСПЧ в деле не будет оценивать «правомерность аннексии» и «Крымнаш».

«На самом деле у меня для РФ плохая новость. Ведь Страсбург, в лучших традициях юристов, работающих в Эльзасе, действительно сделал по тексту много оговорок, что вопрос противоправности «воссоединения» Крыма он не будет решать, но при этом их … решил. Ведь для двух статей Конвенции (ст. 6 и ст. 2 IV протокола) по делу это было необходимо. Так как речь шла о применении крымскими «судами» «домашнего (национального) законодательства» (Украины? Или РФ?) И об установлении на Перекопе «границ», которые ограничивают движение ( «государственных»? Или не очень?) (П. 342 , п. 343). Эти конвенционные вопросы суда просто невозможно было решить без ответа «чей Крым?», — отмечает Бабин.

Когда Украина ратифицировала Конвенцию — Крым был в составе Украины и этого никто не отрицает, говорит ЕСПЧ. Когда РФ ратифицировала Конвенцию — она ​​не претендовала на Крым, и этого никто не отрицает, добавляет ЕСПЧ. А после этого и до сих пор Совет Европы и собственно ЕСПЧ, отмечено далее в решении: не получали никакой подтвержденной соответствующими доказательствами информации о передаче Крыма из Украины в РФ(П. 346, п. 347).

То есть, Суд занял позицию «россияне, а вы должным образом теперь докажите, что Крым ваш, там ООН и все остальные говорят что нет, не ваш, и мы им конечно не можем верить на слово, — но и вам не будем» (п. 348 ). Такую позицию ЕСПЧ занял, как он также несколько раз повторил, «временно», «сугубо для технического вопроса» приемлемости ст. 6 и ст. 2 IV протокола . Но плохая новость для РФ не в том, что нет ничего более постоянного в праве чем временное. А в том что, в решении по сути дела ЕСПЧ снова вернется к этому вопросу уже окончательно.

Как и в статью о принудительной депортации крымчан в РФ, которую суд пока не исследовал.

«Она только приобщена к этому делу и там ЕСПЧ также следует точно определять, что РФ это для крымчан именно заграница. Ну а самая плохая новость, и для оккупантов, и для диванных «деокупаторив Крыму путем убеждения простых россиян» в другом. В марте 2014 года ЕСПЧ ввел в этом деле временные меры по ст. 39 собственного Регламента. Ими Суд предписал обеим сторонам дела (РФ и Украина) воздерживаться от насилия для решения спорных вопросов этого дела. То есть, если Украина например осуществила  бы военную  или специальную операцию по деоккупации Крыма — это нарушило бы наши обязательства в этом деле перед Страсбургом. Но в решении от 14 января 2021 ЕСПЧ приостановил действие этих временных мер для сторон (п. 238 и п. 1 резолютивной части). Теперь, с 15 января 2021 Украина не имеет никаких международных обязательств воздерживаться от деоккупации Крыма в любой способ (конечно кроме совершения международных преступлений)», — подчеркнул Борис Бабин.

Как ранее сообщал «Флот 2017», бывший представитель президента Украины в Крыму, доктор юридических наук Борис Бабин считает, что Украине нужно ждать соответствующего момента для освобождения Крыма. Так, например, Азербайджан ждал своего часа 30 лет.

Также, Борис Бабин считает, что проблема с пресной водой в оккупированном Россией Крыму в 2021 году останавливает планы России по милитаризации полуострова. При этом Украина может получить от этого ряд положительных моментов.