Губит людей не пиво: оккупанты в Крыму снова мечтают об опреснителях воды

Оккупационное крымское «правительство» вернулось к идее строительства опреснителей морской воды, хотя еще пару месяцев назад проект был ими признан неэффективным и опасным для экологии. Почему тема с опреснителями возникла вновь, читайте в материале «Флота 2017».

Очередной прожект

Так называемый «глава Крыма» Сергей Аксенов заявил, что строительство опреснительной установки в Ялте, а также новых водохранилищ в Симферополе и Алуште позволит полностью закрыть проблему с дефицитом воды в Крыму. По его словам, принято решение только по строительству опреснительной установки в Ялте. Возведение аналогичного объекта на западе полуострова для снабжения Симферополя пока под вопросом. Окончательного решения, как признал Сергей Аксенов, по нему нет.

Комментируя информацию о планах российской госкорпорации ростех строить опреснители в Крыму, Аксенов ответил, что представители компании к нему еще не обращались.

Впрочем, как признают специалисты, строительство локальных опреснителей морской воды возможно, но весь полуостров таким способом напоить нереально.

«Опреснители морской воды потребляют слишком много электроэнергии. Ущерб для экологии колоссальный. Основной вопрос — куда девать «рассол», оставшийся после опреснения? Как его складировать и утилизировать? Если сбрасывать обратно в море, то будет еще хуже. Установки должны быть у моря, а для подачи воды в Симферополь необходима дополнительная инфраструктура. Кто-то вообще считал, сколько конкретно все это будет стоить?», — отметил в комментарии «Флоту 2017» заместитель директора украинского Института водных проблем и мелиорации Михаил Яцюк.

«Предвыборный» пиар

Так называемый «министр» ЖКХ Дмитрий Черняев, выступая на днях на заседании «парламента» Крыма, признался, что у крымского «правительства» нет четких расчетов, сколько денег следует потратить на строительство одной установки для поставок воды в Симферополь.

«Министерство» рассматривает лишь некие «общие цифры, которые постоянно меняются», признался оккупационный «чиновник». Из его слов следовало, что проект дорогой, но насколько дорогой — коллаборационисты и сами толком не знают.

«Цифры оценочные, поэтому прошу нигде их не фиксировать. Сама площадка, находящаяся в прибрежной зоне, будет стоить примерно 20-30 млрд рублей. Привезти воду в Симферополь и провести работы по утилизации отходов – все это прибавит значительные цифры», — сказал Дмитрий Черняев, обращаясь к «депутатам».

Хотя еще пару месяцев назад «депутат» Госдумы от Крыма, главарь ОПГ «Крымская самооборона» Михаил Шеремет утверждал, что никакие опреснители полуострову якобы не нужны.

«Проблема вододефицита, как минимум, на ближайший год снята. Рассматривать проекты по строительству опреснителей, которые не всегда эффективны, можно будет только в случае возникновения безвыходной ситуации», — настаивал Михаил Шеремет.

Тогда на фоне рекордных осадков, местное «правительство» решило, что воды хватит надолго, но команда Аксенова и тут просчиталась. Из-за образовавшегося ила, вода не ушла в грунт и начала быстро испаряться. В итоге вода вновь оказалась в дефиците, а коллаборационистам в очередной раз пришлось выдумывать решение проблемы.

«Заявления российских «властей» по поводу опреснителей больше похожи на пиар перед «выборами» в Госдуму. С проектом по добыче воды из-под Азовского моря сложилась аналогичная ситуация. Сначала говорили, что нужно разобраться, есть ли там вообще вода. Потом обсуждали ее качество, прикидывали возможные объемы и целесообразность добычи. Разговоров было много, а конкретики (детализированного проекта и экономического обоснования) нет. С опреснителями морской воды, скорей всего, будет тоже самое», – добавил Михаил Яцюк.

Кому именно не хватает воды?

Вместе с тем, возникает вопрос: даже если оккупанты построят пару опреснителей, то кто именно будет эту воду пить? Ведь далеко не везде на полуострове страдают от водного дефицита.

Жители степных районов Крыма рассказали «Флоту 2017», что сельское хозяйство в центре и на севере полуострова особо не пострадало от нехватки воды, которая ранее поступала по Северо-Крымскому каналу. В 90-е годы в силу разных причин тут большую часть посевов перевели на неполивное земледелие.

Как до оккупации, так и после нее местные фермеры в большей степени зависят от осадков, рассказал «Флоту 2017» фермер Дмитрий П., проживающий в Джанкойском районе.

«Ситуация с зерновыми в целом нормальная. Пшеницы в среднем получилось по 35 центнер с гектара. На некоторых полях доходило до 45-50 центнер, что очень хорошо. Яровой ячмень в этом году уродился плохо, но зато озимый дал около 30 центнер с гектара. Поскольку ячмень легче пшеницы, то это неплохой урожай. Единственное, где сказывается отсутствие полива — кукуруза. У нас ее почти не засевают. Все это компенсируется ввозом из Краснодара, но и конечная цена выше, чем в России», – рассказал собеседник нашего издания.

Поскольку Кремль согнал на полуостров около миллиона российских «переселенцев» (оккупационный контингент, силовики, чиновники и прочие «варяги»), то проблема с водой возникла именно из-за них. В регионах, менее пострадавших от нашествия (тот же Джанкойский, Красногвардейский или Первомайский), проблем с водой не возникает.

Чаще всего с недостатком воды сталкиваются города и приморские регионы, которые более всего привлекают «понаехавших» из РФ. Именно там Сергей Аксенов и компания планируют строить опреснители, но, скорее всего, все их старания ограничатся лишь громкими разговорами. Тем более, что российское правительство, не успев толком утвердить строительство опреснителей, принялось сокращать бюджеты на указанный проект.

В частности, как информируют российские СМИ, правительство РФ намерено срезать почти 13 млрд рублей. В пояснительной записке к проекту федерального бюджета на 2022-2024 годы, указано, что сокращение касается не только опреснительных станций, но и новых объектов водоснабжения.

Как говорится в документе, сокращения связаны с переносом срока разработки «проектно-сметной документации и строительства сооружений по опреснению морской воды по технологии обратного осмоса (без учета стоимости необходимой инженерной инфраструктуры), а также отсутствием необходимости строительства новых объектов водоснабжения в 2022 году». Поэтому в следующем году предлагается сократить выделение средств из федерального бюджета на 1 млрд 184,8 млн рублей, а в 2024 году – сразу на 11 млрд 743,4 млн рублей.

Андрей Туз