«Крымская платформа»: сложная игра или способ деоккупации

Власти Украины перешли от слов к делу создания международной платформы по деоккупации Крыма. На весну следующего года планируется проведение в Киеве международного саммита, посвященного вопросу деоккупации полуострова. В Министерстве иностранных дел настаивают, что уже сейчас ведут активную подготовительную работу. Кто именно готов присоединиться к «Крымской платформе» и над чем именно она будет работать — читайте в материале «Флот-2017».

В ожидании саммита

Министерство иностранных дел Украины готовится к проведению весной следующего года международного саммита «Крымской платформы» по деоккупации полуострова. Как сообщил глава МИД Дмитрий Кулеба, власти страны нацелены на результативную встречу.

«Очень надеемся, что на тот момент ситуация с пандемией стабилизируется и мы будем иметь возможность провести успешный саммит в столице Украины», – отметил министр в ходе недавнего брифинга.

По словам Дмитрия Кулебы, проект Крымской платформы активно двигается вперед, а Киев тем временем продолжает внимательно отслеживать действия оккупантов. В том числе, очередной виток политических репрессий, которые российские спецслужбы развернули против местного населения.

Свою заинтересованность в «Крымской платформе» ранее выразили США, Турция, Польша, а также государства Балтии. Как ранее неоднократно заявляли в отечественном МИД, Россию формально пригласят присоединиться к платформе, но ожидать ее участия бессмысленно. Москва настаивает, что для нее вопрос Крыма якобы «закрыт», хотя это не более чем блеф.

«Крымская платформа» может стать «мягким» инструментом решения проблемы оккупированного полуострова. Если по ОРДЛО Киев ведет переговоры через Минск, то отдельная переговорная площадка по Крыму  – возможность с руками союзников вести политику деоккупации. Важно именно привлечение западных партнеров Украины, так как прочие форматы будут наталкиваться на еще большее раздражение россиян», – отметил в комментарии «Флоту-2017» эксперт Совета внешней политики «Украинская призма» Александр Краев.

По слова эксперта, Киев на данный момент ведет сложную дипломатическую игру с Кремлем. С одной стороны, власти Украины демонстрируют готовность пойти на тактические компромиссы по ОРДЛО (разведение сил), но в то же время Киев пытается актуализировать крайне неудобный для Москвы «крымский вопрос».

Дипломатическая контригра Киева

В украинском МИДе в конце октября сообщили, что Киев переходит к активной фазе создания «Крымской платформы». По словам заместителя министра Эмине Джапаровой, в ближайшее время планируется рассылка приглашений к участию в саммите.

«Это очень большой международный проект, требующий высокого уровня согласованности. «Крымская платформа» создается для координации тех усилий, которые уже есть и которые только должны быть предприняты в противовес российской позиции «обсуждать нечего». Мы хотим разработать экосистему мероприятий, и на ее наивысшем уровне будут действовать первые лица государств – это и есть саммит в мае 2021 года, о котором говорил министр Дмитрий Кулеба», – заявила чиновница.

Если саммит состоится, это уже будет дипломатическим достижением. Проведение высокой встречи по Крыму (впервые с момента оккупации) станет свидетельством того, что цивилизованный мир не свыкся с де-факто «российским» статусом полуострова, который всеми силами навязывает Кремль. В перспективе деятельность «Крымской платформы» поможет удерживать вопрос оккупации в международной повестке, мешая Москве проводить политические спецоперации. Одним из кремлевских инструментов по продвижению «российского» Крыма является организованный завоз в украинский регион фейковых «народных дипломатов», имитирующих признание итогов «референдума» 2014 года со стороны западной общественности.

«Прошлая власть (Украины – «Флот-2017») о Крыме «забыла», сосредоточившись на войне на Донбассе. Без решения крымской проблемы никакого мира не будет, а только шаткое «перемирие». «Крымская платформа», в том числе, необходима для дипломатического давления на Россию как государства-оккупанта. Мы не можем подписывать с Москвой никаких документов (мирных соглашений и планов), пока не будет решен вопрос восстановления территориальной целостности всей Украины, включая временно оккупированный полуостров», – отметил  разговоре с «Флотом-2017» руководитель Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала.

Мотивы США и Турции

В МИД Украины сообщили, что в американском посольстве в Киеве согласились участвовать в «Крымской платформе». Мотивы Вашингтона (неважно, какая именно администрация при власти – демократическая или республиканская) в целом остаются понятными. США – единственная сверхдержава, а захват Крыма стал попыткой Москвы поставить под сомнение геополитический статус-кво, возникший после краха СССР. Основным политическим гарантом такого статуса были американцы. Причем российский президент Владимир Путин еще в начале агрессии против нашей страны прямым текстом говорил, что Москва на территории Украины воюет с мифическим «НАТОвским легионом».

«Крымская декларация госсекретаря Помпео, принятая при Дональде Трампе, зафиксировала политику США в части непризнания оккупации Крыма. Следующий мотив участия Вашингтона в «Крымской платформе» – заинтересованность Вашингтона в активном политическом присутствии в Черноморском регионе. Вовлеченность США в работу переговорной площадки по Крыму можно рассматривать, как одно из проявлений американского геополитического влияния», – говорит «Флоту-2017» директор Института мировой политики Евгений Магда

После США наиболее сильным игроком в потенциальной «Крымской платформе», является Турция. Как заверили в Офисе президента Владимира Зеленского, Анкара поддерживает территориальную целостность Украины и приветствует сотрудничество в рамках «Крымской платформы». Во многом такая позиция обусловлена поддержкой крымских татар, самая крупная в мире диаспора которых проживает именно в Турции.

Тут все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Во-первых, отношения между Вашингтоном и Анкарой, которые являются союзниками по НАТО, в последние четыре года были достаточно сложными. Администрация Дональда Трампа громко била горшки с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, вплоть до угроз Анкары выставить американские базы с турецкой территории.

Во-вторых, у Турции сложились «своеобразные» отношения с Москвой. У сторон противоположные интересны (война в Сирии, поддержка крымских татар) вплоть до боевых столкновений, когда турки сбили российский Су-24, а Москва в ответ запретила импорт в Россию турецких помидор. В то же время это не мешает Путину и Эрдогану вести переговоры по энергетическим вопросам.

На этом фоне Турция согласилась участвовать в «Крымской платформе». Где гарантия, что такие настроения в Анкаре сохранятся к весне следующего года? «Исторически так сложилось, что Турция, как и Британия, были стратегическими противниками России. В средней и долгосрочной перспективе Анкару, скорее, можно считать союзником Украины, нежели тактическими партнером Москвы», – говорит Виталий Бала.

Киев не может разбрасываться союзниками. Кремлевские спецслужбы и пропагандисты постоянно продвигают «российский» Крым на Западе. Украине придется вести активную дипломатическую контригру. Как минимум, для того, чтобы Москва не смогла навязать западному истеблишменту молчаливое согласие с оккупацией полуострова.

Андрей Туз