Крымская Швейцария: как оккупанты уничтожают Байдарскую долину

После оккупации Крыма Россией в 2014 году, захватчики  eстроили большой дерибан полуострова, который включал в себя и весьма хаотичную застройку. Города, курорты, парки, заповедники – все закатывалось в бетон и обрастало высотками, торговыми центрами или отелями. Процесс продолжается до сих пор.  Одним из самых лакомых кусочков стала Байдарская долина. Подробнее – в материале «Флот 2017».

Долина преткновения

Байдарская долина — межгорная котловина в юго-западной части Крымского полуострова. С 1991 года — это крупнейший в Крыму заказник «Байдарский». Находится в Балаклавском районе, на юго-востоке территории, подчинённой горсовету Севастополя. Долина получила свое название по старому названию села Орлиного — Байдары. Село является одноименным административным центром. От Байдарской  долины до Севастополя — всего 30 километров.

Столь лакомое место и до оккупации привлекало чиновников и опытных дельцов. Например, в 2008 году председатель Севастопольского горсовета Валерий Саратов, во время руководства налоговой администрацией, оформил на свою жену 6,5 га земли в Байдарской долине. Городская администрация тогда обратилась в правоохранительные органы с просьбой заняться расследованием действий главы горсовета и попыткой урвать «вкусный» кусок были пресечены.

В те времена в долине функционировало огромное сельскохозяйственное предприятие «Красный Октябрь», где выращивали фрукты и овощи. Затем земли распаевали и долиной заинтересовался тогдашний глава городской администрации Севастополя Сергей Куницын и его люди. Земли были «распилены» и отданы оффшорным компаниям под масштабное строительство жилья.

Осуществление схемы прервали в 2010 году: отдел по борьбе с коррупцией управления СБУ в Севастополе после проведённых проверок задержал основных участников «распила» – Александра Гресса и Андрея Носа, называвшего себя советником Сергея Куницына. Они были арестованы по решениям Ленинского районного суда и до 2014 года находились под стражей, пока полуостров не захватила Россия.

Будни оккупации

Заведенное СБУ дело во времена оккупации развалилось: так называемый «Ленинский райсуд» в январе 2015 года вернул его оккупационной «прокуратуре» под предлогом неправильно составленного обвинительного заключения. В марте 2015 года так называемый «суд» поддержал это решение. И больше к делу о мошенничестве с землями «Красного Октября» российские оккупанты не возвращались.

Вместо этого они решили  сделать «все по закону» и в 2016 году вернули в собственность города 219 участков общей площадью 1421 гектар в Байдарской и соседней Варнаутской долинах.

И сразу же начали планировать застройку. Статус долины, как заказника, никого не смутил. Сегодня тут заказник – а завтра его нет. Зачем мелочиться, если на кону огромные деньги?

Первым делом оккупанты начали расчищать территорию. Под удар попал знаменитый Туристский пруд. Он располагался на более, чем 46 гектарах. Но кто-то на протяжении пяти лет оккупации создавал искусственные сливы в реку Черную и плотина начала разрушаться. Перед этим оккупанты забрали у пруда рекреационный статус. Также они отобрали у так называемого «Орлиновского муниципалтета» возможность распоряжаться гидротехническими сооружениями.  В 2019 году пруд и вовсе исчез, а вместе с ним ушла и вода из колодцев жителей Орлиного. Столь же неожиданно пруд исчез из кадастровой карты.

Туристский пруд

Долина-лицей

В 2018 году  на заседании так называемого «архитектурно-художественного совета Севастополя» был представлен проект по строительству в Байдарской долине элитного частного воспитательно-образовательного комплекса «Алибаирский Лицей». Застройщик заявил свои права на 256 гектаров земли сельскохозяйственного назначения.

Презентовала проект Татьяна Щёголева — генеральный директор компании-заказчика «Второй дом».

«Почему Алибаирский лицей? Потому что расположен он у подножия горы Али-Баир. Я полагаю, все знают, что в переводе Али-Баир — это высокая гора. Мы посчитали правильным назвать так образовательное учреждение, потому что «высокая гора» — это путь к вершине через труд, через преодоление трудностей. Мы посчитали это символичным», — так начала она своё выступление.

По её словам, проект рассчитан на образование детей от 0 до 18 лет, которые съедутся в оккупированный Севастополь со всей России. Кроме самого лицея, в долине предлагалось построить и коттеджи для родителей, что возмутило севастопольцев – образовательный проект превращался в очередную коттеджную застройку, и не более.

Компания «Али Баир» даже выкупила у частных владельцев земельные паи бывшего колхоза «Красный Октябрь», но, благодаря активистам и неравнодушным местным жителям, так и не смогла перевести земли сельхозназначения в земли для застройки.

Так называемые «суды» тянутся до сих пор.

Новые законы для больших людей

26 января 2022 года госдума РФ отменила запрет на приватизацию земли во втором поясе зон санитарной охраны источников воды для питьевых и бытовых целей. Ранее  эти земли или имели статус сельскохозяйственных или числились как находящиеся в природоохранной зоне. Кто будет владеть ими сейчас –большой вопрос.

А это значит, что фирме «Али Баир» есть где развернуться в Байдарской долине. В отсутствие генерального плана, на основании недоступных широкой публике директивных документов, Так называемый «департамент земельных отношений правительства Севастополя» изменил статус земель с сельскохозяйственных до участков, предназначенных для «строительства жилых и общественных зданий» 

На так называемом «заседании комитета заксобрания Севастополя по городскому хозяйству» всерьез обсуждали принудительное выселение местных жителей из Байдарской и Вадатурской долин, прикрывшись тем, что в Байдарской долине находится Чернореченское водохранилище – основной питьевой источник Севастополя. И, по сути, долина является его санитарной зоной.

В соответствии с существующими нормами и правилами, территория Байдарской и Варнаутской долин вообще не может использоваться для проживания.

А сегодняшние обитатели этих уникальных мест, в связи с отсутствием у них систем водоснабжения и водоотведения, ежедневно сбрасывают более тысяч кубометров неочищенных стоков, ухудшая экологическую ситуацию.

Член движения «блокпост Севастополь» Юрий Шержуков заявил, что из сложившейся ситуации есть 3 выхода: выселить людей, построить современную систему водоснабжения и водоотведения (но это очень дорого) и изменить статус территории.

Так называемый «директор ГУПС «водоканал» Алексей Степакин уточнил, что в долину можно сбрасывать не более 700 кубометров очищенных стоков в сутки, а если канализовать все села долины, получится около 3 тысяч кубов. При этом непонятно, где ставить очистные, чтобы процесс водоотведения не стал «золотым».

Но вряд ли компания-застройщик «Али Баир» не знала об этом. И вряд ли дети со всей России будут учиться в элитной школе без воды и канализации.

Схема застройки Байдарской долины

Озеро на продажу

Тем временем, в интернете начали появляться объявления о продаже территорий с озерами. Например, компания «Парангон», которую связывают с окружением бывшего министра обороны Украины Павла Лебедева, предлагает всем желающим выкупить у нее за 275 млн рублей «турбазу с сельхозугодиями» в селе Родное. Объект находятся в Байдарской долине. Причем, к земле прилагаются озера Нижнее и Родное общей площадью 14 гектаров, на которые у продавца, якобы, есть «госакты о праве собственности».

В России (чье законодательство сейчас действует на территории Крыма) нельзя получить озеро в собственность. Водный кодекс РФ предусматривает куплю – продажу только прудов и обводнённых карьеров. Реки, озера и прочие водоемы природного происхождения являются собственностью государства и должны быть доступны для всех.

Но если озеро окружено частной территорией, то собственник этой земли не обязан предоставлять проход через свои участки к общедоступным объектам. Плюс ко всему, собственник такой земли может взять водоем, расположенный внутри своей территории в аренду, но торговать им не имеет права.

Так что у оккупантов есть свое видение будущего Байдарской долины, которую местные ласково называют крымской Швейцарией. Жаль только, что местные жители, которые вынуждены выживать без канализации, водоснабжения и газа, в эту картину не вписываются.

Марко Вовченко