Латая дырявые трубы: в Крыму ищут методы для экономии воды

В оккупированном Крыму водопотери оцениваются в 50-70%. Об этом заявил так называемый «генеральный директор» предприятия «вода Крыма» Максим Новик. По его словам, самая главная задача – в течение трех лет снизить процент потерь воды с 50, хотя бы до 20. С его слов становятся понятно, что ранее озвученные проекты по поиску воды под Азовском морем или строительству опреснителей остались на уровне планов и разговоров. Чтобы хоть как-то справиться с проблемой, оккупанты решили латать дыры в трубах, через которые утекают около половины всех объемов питьевой воды. Подробности читайте в материале «Флота 2017».

Потери в сетях

На оккупированном полуострове потери воды в сетях достигают критических отметок. Неутешительные цифры назвал «генеральный директор» предприятия «вода Крыма» Максим Новик.

«В целом по Крыму процент потерь воды – выше 50%. Есть регионы с более низкими потерями, например, в Феодосии – порядка 30%, но есть, например, Ленинский район, где потери – свыше 70%. Сети в ужасном состоянии», — сообщил Новик.

Он отметил, что в оккупированном Симферополе было переложено около 30 километров сетей холодного водоснабжения. Работы по замене водопровода в крымской столице позволят сократить водопотери на 10 000 кубомеров в сутки.

«Наша самая главная задача – в течение трех лет снизить процент потерь воды с 50, хотя бы до 20%», — говорит Новик.

С его слов становится понятно, что оккупанты ради экономии воды намерены латать дыры в трубах. Как заявлял сам «глава республики» Сергей Аксенов, за счет такой модернизации «власти» намерены сократить потери на 30-35%.

«Учитывая изношенность коммуникаций в Крыму, потери в сетях могут превышать 50%. Все это легко просчитывается. Ведется статистика объемов воды, взятых из источников. Далее есть показатели по монетизации — сколько потребители по факту оплатили «кубов», согласно счетчикам. Разница между этими показателями — и есть объемы потерь. Причем присутствует тенденция к их постоянному увеличению, что чревато серьезными последствиями. Вода из дырявых труб может уходить под многоэтажки и другие объекты, провоцируя разрушения и аварии», – пояснил в разговоре с «Флотом 2017» заместитель директора по науке украинского Института водных проблем и мелиорации Михаил Яцюк.

Способно ли «правительство» Сергея Аксенова решить проблему — вопрос открытый. Правительство РФ еще летом намеревалось выделить около 2 млрд рублей на ремонт крымских водопроводов, но фактически работы так и не начались.

Несмотря на выделенные деньги, работы по ремонту водопровода в Крыму так и не начались

Пока в Крыму до финальной стадии доводят лишь проекты, связанные с функционированием и обеспечением оккупационной военной базы. Качество жизни самих крымчан для Москвы остается второстепенным вопросом, решение которого она переложила на местных коллаборационистов.

Водное бессилие оккупантов

Тот факт, что оккупанты озаботились латанием дыр, говорит о том, что у «правительства» нет возможности перекрыть дефицит воды из альтернативных источников. Хотя обещаний и анонсов только за последние пару лет было предостаточно — это и бурение новых скважин, и опреснение морской воды, и проект добычи воды под дном Азовского моря, который, судя по всему, свернут.

Как ранее настаивали украинские эксперты, у россиян остаются лишь две возможности бороться с нехваткой воды — эффективнее использовать имеющиеся ресурсы, минимизируя потери, а также попробовать «выбить» у Киева снятие водной блокады.

Подача воды из Днепра по Северо-Крымскому каналу (СКК) — единственный способ обеспечить регион влагой, а также не допустить окончательной деградации сельского хозяйства и промышленности.

Однако в Кабмине дали понять, что давать воду в Крым не намерены. Министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Ирина Верещук во время рабочего визита в Херсонскую область сообщила, что правительство сделало все возможное, чтобы подача воды стала технически невозможной.

«Это запрещено законом. Это запрещено всеми возможными регуляторными актами, это просто невозможно. Мы говорим только о том, что были вложены государственные деньги (на строительство дамбы, которая строится на 107 км СКК — «Флот 2017»), 90% уже построено и мы должны довести дело до конца. И те службы, которые должны содержать эти дамбы, должны делать это эффективно. Ни в коем случае не идет речь о подаче воды», – настаивает Ирина Верещук.

Впрочем, оккупанты, латая дырявые трубы в Крыму, не оставят попыток получить воду из Днепра. И дело не в том, что они хотят сделать жизнь населения более комфортной. Для Владимира Путина и его окружения, водная блокада — политический вызов, бросающий тень на его имидж.

Андрей Туз