Ни связи, ни интернета: жители крымского села оказались в средневековье

Жители небольшого села Морозовка в Балаклавском районе оккупированного Севастополя не имеют современных средств коммуникации с внешним миром. В селе нет ни мобильной, ни даже стационарной телефонной связи, не говоря уже про интернет.

Об этом пишет издание ForPost.

 Чтобы дозвониться куда-либо, жителям Морозовки приходится находить подходящую возвышенность.

По данным переписи населения 2014 года в селе Морозовка проживало 44 человека. Однако, подчёркивают жители, это вряд ли может считаться основанием для исключения населённого пункта из информационного поля.

В селе проживают 7 детей школьного возраста, а также дети дошкольного возраста и пожилые граждане. Школьники не имеют возможности своевременно получить задания от педагогов, а также отправить готовые задания при дистанционном обучении либо находясь на больничном.

«Одна из жительниц посёлка воспитывает двоих детей школьного возраста, является работником медицинской организации  «городская инфекционная больница», работает в красной зоне, и на смене у неё отсутствует возможность связи с мужем и детьми», — жалуются жители Морозовки.

По причине возраста или состояния здоровья далеко не все живущие в селе могут совершать походы на возвышенность, чтобы поговорить по телефону, подчёркивают обратившиеся.

В оккупационном «департаменте цифрового развития Севастополя» подтвердили, что о проблеме Морозовки известно. Программа дополнительного строительства антенно-мачтовых сооружений в сельской зоне Севастополя уже запущена – но когда она дойдет до села никто сказать не может. Пока что, по словам оккупантов, идёт процесс проектно-изыскательских работ, подбор и выделение земельного участка. А запуск базовой станции мобильной связи в Морозовке запланирован на конец 2022 года.

Напомним, ранее «Флот 2017» сообщал, что жители села Укромное, которое находится под оккупированным Симферополем, жалуются на отсутствие воды. Из-за скважин оккупантов, она попросту «ушла» из колодцев.

Также, из-за новой трассы оккупантов «Таврида» селяне пожаловались, что остались отрезанными от инфраструктуры. Всего заложниками трассы стали свыше 12 тысяч крымчан.