Оккупационные «гарантии»: как Кремль облапошил крымчан перед «референдумом»

Семь лет назад – 18 марта 2014 года – российский президент Владимир Путин и верхушка крымских коллаборационистов подписали так называемый «договор» о вхождении Крыма в Россию на правах «субъекта федерации». В преддверии фейкового «референдума» Верховная Рада Крыма, находясь под контролем оккупантов, опубликовала пресловутые «10 гарантий для Крыма» – агитационную брошюру, в которой крымчанам обещали все и сразу: новую страну и новую жизнь. В какой мере кремлевские оккупанты и их марионетки смогли соблюсти данные «гарантии», читайте в материале «Флота 2017».

«Новые возможности»

Оккупанты обещали, что крымчане, «присоединившись» к соседней России, ничего не потеряют и даже приобретут. Рост благосостояния и новые возможности практически во всех сферах – «пряник», которым крымчан заманивали в капкан.

Уже в конце первого года оккупации стало ясно, что никакого «российского чуда» на украинском полуострове не будет. Крупные российские предприятия, торговые сети, банки, мобильные операторы обходят полуостров десятой дорогой, дабы не попасть под западные санкции. Обещанный экономический рост и потоки инвестиций оказались мыльным пузырем.

«Мы получились какой-то «недо-Россией». Серьезные деньги, идущие на Крым, сплошь казенные. В чей карман они по итогу попадут, уже заранее расписано в Москве. Никакой оживления бизнес-среды, роста производства и продаж не вижу. Разве что морды чиновников и ментов с каждым годом становятся шире», – жалуется «Флоту 2017» симферопольский предприниматель Владимир С.

По словам предпринимателя, в первые пару лет после оккупации местный малый и средний бизнес еще верил в «российские инвестиции», заход на полуостров крупных компаний и экономический рост. Теперь люди понимают, что регион обречен только на стагнацию.

«Мы оказались унылой провинцией. Море под боком и мы – как бы курорт; но в целом это ситуацию не спасает. В прошлом году к нам россияне на отдых повалили не потому что в Крыму хорошо, а потому что «корона», из-за которой заморские курорты оказались временно недоступны», – добавил Владимир С.

В 2020 году крымские пляжи заполнились благодаря закрытым границам

«Социальные гарантии»

Якобы «большие» российские зарплаты и пенсии были основным стимулом для похода на «референдум», а не мифические «украинские фашисты» и база НАТО в Севастополе. Перед «голосованием» крымчанам гарантировали щедрые социальные выплаты и «бесплатную медицину», но свое обещание оккупанты не сдержали.

«Сначала минималка для пенсионеров была 7 тыс. рублей (около 2700 гривен по нынешнему курсу – «Флот 2017″). Пока были украинские цены, то (если ужаться), то худо-бедно хватало; но цены быстро полезли вверх. Пару лет назад минималку повысили до 9 тыс. рублей (3400 гривен), но при наших ценах это были сущие гроши. Некоторым потом даже «пересчет» сделали, отняв 300-500 рублей от пенсии, из-за того, что изначально там что-то неправильно посчитали», – рассказала «Флоту 2017» пенсионер из Симферополе Нина Д.

В начала 2021 года в «правительстве» республики заявили об очередном «повышении» прожиточного минимума для пенсионеров до 9,5 тыс. рублей (3600 гривен). «Надбавки» к пенсии оказались символическими, так как с начала оккупации цены на основные группы товаров и продуктов выросли, минимум, в три раза. Мясо в среднем стоит 500 рублей (190 гривен) за килограмм, курятина 170 рублей (65 гривен), десяток яиц 90 рублей (34 гривны), литр молока 70 рублей (26 гривен). Если в селе прожить на минимальную пенсию еще можно, то в городе уже нет.

Отметим, что повышение цен в Крыму фиксируют и официальные российские органы. Как сообщал «Флот 2017», недавно росстат зафиксировал рост цен в оккупированном Севастополе на 1,6%, что в два раза выше, чем средний показатель по РФ, который составляет 0,8%.

«Единственное оправдание, которые находят чиновники – «в Украине еще хуже, там народ окончательно задушили тарифами». Так погодите, ребята! Вы же сами говорили, вот пройдет два-три года, преодолеем «пережитки украинского периода» и заживем по-новому, по-российски. Прошло семь лет, но эту «российскую жизнь» мы видим только по телевизору», – добавила Нина Д.

«Защита прав собственности»

На момент оккупации все правоустанавливающие документы на собственность, недвижимость, землю и бизнес были украинскими. Оккупанты обещали, что имущественным правам крымчан ничего не грозит, но это была наглая ложь.

Грабежи и «отжимы» бизнеса начались еще до референдума, когда в Крыму под прикрытием российской армии орудовали «казаки» и бандиты от так называемой «самообороны». Под шумок «национализации» группировки оккупационного «главы» Крыма Сергея Аксенова и «спикера» Владимира Константинова постарались взять под контроль наиболее ценные активы, на которые еще не успели положить глаз кремлевские олигархи и силовики.

«Они тут начали, мягко говоря, своевольничать. Когда началась национализация, врывались на предприятия, захватывали объекты. «Самооборона» выходит далеко за пределы полномочий народных дружин, подменяя российскую полицию, приставов. Люди боятся их, обращаются с просьбами защитить их от «самообороны», – жаловался российским журналистам вождь крымских коммунистов и коллаборационист Леонид Грач.

Буквально каждый день из Крыма идут новости об ущемлениях имущественных прав крымчан. Большая часть скандалов происходит на Южном берегу, который полностью контролируется московскими «колонистами». Тут земля – основная ценность. Кремлевские оккупанты идут на любые ухищрения, чтобы ее отобрать у людей и местных общин. Один и из последних эпизодов – недавние протесты в Форосе против вырубки парка для последующей застройки. Местные жители по уже «крымской традиции» записали обращение в президенту РФ Владимиру Путину, но их никто не услышал.

От такой наглости завыли даже сторонники России из числа «ручных оппозиционеров».

«Впервые пожалел, что Крым вернулся домой, в Россию. Он не может никому принадлежать, кроме тех людей, кто здесь живет, и они против уничтожения крымской природы и разворовывания того, что создавалось десятилетиями и веками. Если народ схавает уничтожение мыса Меганом и Форосского парка, то уничтожат и все остальное», – написал блогер Александр Горный, поддержавший оккупацию полуострова.

Застройка парка в Форосе

«Российское образование»

Крымчанам обещали «передовое» российское образование. В массы был запущен лозунг «Вуз крымский – диплом российский». Предполагалось, что российские дипломы как бы ценятся выше украинских. Только оккупанты «забыли» уточнить, что оккупация Крыма противоречит международному праву, и что полуостров станет «серой зоной». Соответственно, все документы, выданные в «российском Крыму», кажутся обычным куском бумаги или пластика.

«Дочь захотела стать врачом. В Симферополе (если, конечно, будешь сам учиться) неплохой медуниверситет, но его диплом котируется только в России. Если захочешь поехать на стажировку или на работу за границу, то там этот «диплом» – просто бумажка. Сейчас врачи из СНГ едут в Польшу работать, в Чехию. Там хорошие зарплаты предлагают, если язык знаешь. Пришлось нам поступать в медицинскую академию в Днепре», – рассказала «Флоту 2017» жительница Бахчисарая Диляра М.

«Перед «референдумом» возник вопрос, как мы будем выдавать «российские дипломы» и где они будут котироваться. Ведь дело не шуточное.  Мы принимаем студентов. Они тратят время и деньги на образование. Вуз имеет перед ними обязательства. Тогда в университет к нам приезжали разные «агитаторы», встречались с руководством и трудовым коллективом. Они все в один голос говорили: не бойтесь, Запад никуда не денется и признает «референдум», а вам сейчас главное показать, что Крым «весь за Россию». Не знаю, верили ли они сами в свои слова или нет, но по итогу оказалось, что нас обманули», – рассказал «Флоту 2017» на условиях анонимности один из преподавателей так называемого «Крымского федерального университета». Оккупанты сколотили этот «вуз» на базе Таврического национального университета им. Вернадского.

Андрей Туз