Оккупированный Крым: «водное удушье» и прожекты Москвы

Несколько регионов временно оккупированного Крыма продолжают страдать от острого водного дефицита. Причины прежние: отсутствие осадков, истощение подземных источников, переселение на полуостров граждан соседней России, изношенная инфраструктура, а также перекрытие Северо-Крымского канала (СКК). Оккупанты, не имея возможности наполнить наливные водохранилища, планируют бурить новые скважины. Насколько это поможет обеспечить хотя бы Симферополь, читайте в материале «Флота-2017».

«Камни с неба» вместо воды

Оккупированный Симферополь, несколько населенных пунктов Бахчисарайского района, начиная с сентября, живут по строгому графику подачи воды. «Администрация» Ялты заявила о переходе на почасовую подачу воды. В соседней Алуште также могут ввести ограничения на подачу воды в дневное время.

Так называемый глава предприятия «Вода Крыма» Владимир Баженов не исключил, что в ближайшие дни ситуация с подачей воды в Симферополе может ухудшиться.

«У нас запасов воды в Аянском водохранилище на 8 дней, но нас это уже не пугает, успеем перехватиться скважинной водой», – заявил оккупационный чиновник.

Симферополь питают еще три водохранилища (Межгорненское, Симферопольское и Партизанское), но они также постепенно пересыхают по причине отсутствия дождей. К лету все три были заполнены только на треть. Аянское было заполнено только на четверть, поэтому обмелело первым.

Пересохшее Симферопольское водохранилище

Оккупационные «власти» на этом фоне изображают оптимизм. В местном «правительстве» решили обеспечить Симферополь за счет бурения новых скважин. К весне следующего года «глава Крыма» Сергей Аксенов вознамерился полностью перевести столицу Крыма на потребление воды из подземных источников.

Как настаивают специалисты, Аксенов с подчиненными занимаются самооправданием и имитацией бурной деятельности.

«Идея бурить новые скважины – абсолютно неконструктивная. Они (российские «власти» Крыма — «Флот -2017») такое заявляют для самооправдания перед населением. Дескать, смотрите, как мы пытаемся решить проблему. На практике ничего не получится, потому что подземных вод практически не осталось. Там нечего бурить. Для них сейчас основной вариант — эффективнее использовать ресурсы естественного стока, минимизировать потери в сетях. Воды, которая при этом останется, должно хватить на питьевые потребности», — пояснил в комментарии «Флоту-2017» и.о. заместителя директора украинского Института водных проблем и мелиорации Михаил Яцюк.

Будни степного Крыма

Далеко не везде в Крыму возникли проблемы с водой. Перекрытие поставок по СКК существенно не отразилось на жителях селений в центральной части полуострова, рассказывают нашему изданию сами крымчане.

«Большинство сел в нашем районе получают воду по графику: несколько часов утром и вечером. Так было и при Украине. Качество воды не очень (много соли), но поливать огороды и поить скотину подходит. Рисовых и рыбных хозяйств у нас нет. Фермеров, которые растили дыни и арбузы, были единицы», – рассказал в беседе с «Флотом-2017» фермер из Первомайского района Владимир Т.

В соседних Джанкойском и Красногвардейском районах ситуация с водой в целом аналогичная. Фермеры степного Крыма, даже когда на полуостров поступала днепровская вода, в основном занимались богарным (то есть без искусственного орошения) земледелием, засевая поля преимущественно пшеницей и ячменем.

«Как и 10-15 лет назад, наши урожаи в основном зависели от погоды, дождей и снега. Идеальный для нас вариант: относительно заснеженная зима, обилие дождей в апреле-мае, и жара в летние месяцы, которая позволит быстро убрать поля. Так получилось, что от прихотей погоды мы сейчас зависим больше, чем от пересохшего канала», – добавил Владимир.

Пока «водный вопрос» остро стоит в городах, в юго-западной части полуострова, а также на Южнобережье. Именно там наблюдается самая большая концентрация «понаехавших» из соседней России.

Для нужд «понаехавших»: Ялту активно застраивают

Дипломатическое фиглярство

Власти соседней России избегают публичного обсуждения водной проблемы полуострова. Для кремлевского руководства с его имперскими замашками идея о том, что полуостров может зависеть от Украины, унизительная сама по себе. Как следствие, кремлевское начальство, когда речь заходит о воде, переходит на язвительный тон, делая вид, что водная блокада — якобы заурядный политический вопрос.

Представитель кремлевского МИД Мария Захарова сказала, что Москва готова участвовать в «Крымской платформе», инициированной украинской властью, если на ней будут обсуждать проблемы воды и транспортной блокады оккупированного полуострова.

«Если на этой площадке планируется обсуждать восстановление водоснабжения Крыма и подачи электроэнергии, снятие Киевом торговой и транспортной блокады полуострова, то мы не против такого сотрудничества», – сказала Захарова в недавнем интервью российским пропагандистам.

Как отмечают наблюдатели, российский МИД в действительности не станет участвовать в работе «Крымской платформы», даже если там будут обсуждаться вопросы блокады полуострова.

«Заявления Захаровой — обычный троллинг. Кремль не станет участвовать в работе международных площадок, на которых будут обсуждаться перспективы восстановления украинского суверенитета над Крымом. Согласно российским законам, граждане РФ только за одни разговоры об этом могут угодить в тюрьму. Российский МИД просто пытается принизить дипломатический статус «Крымской платформы», заявляя, что на ней могут обсуждаться только второстепенные, с точки зрения Москвы, вопрос: поставки воды и снятие транспортной блокады», — отметил в комментарии «Флоту-2017» директор Агентства развития Приазовья Константин Батозский.

Москва будет терпеть ровно до того момента, пока воды не станет хватать на нужды оккупационного контингента и для работы оборонных предприятий, украденных у Украины. Сколько воды потребляют жители Симферополя или Ялты, а также ее качество кремлевское начальство совершенно не интересует.

Андрей Туз