Османская революция: Украина хочет купить турецкие корветы

Корвет класса Ada на ходовых испытаниях

Проблема модернизации корабельного парка военно-морского флота, после оккупации Крыма, остро стоит перед Украиной. К сожалению, возможностей отечественной промышленности оказалось явно недостаточно и поэтому, начиная примерно с 2017 года, военно-политическое руководство страны сделало ставку на закупку и получение иностранных образцов. Об этом, и в частности, о строительстве турецких корветов в интересах Украины, и расскажет «Флот-2017».

Первыми иностранными кораблями были патрульные катера типа Island, полученные из США, а сейчас разговор идет о передаче в Украину катеров типа Mark VI. Однако это кардинально не решает вопроса, так как флоту нужны фрегаты и корветы, которые смогут противостоять российскому Черноморскому флоту.

В этом направлении и началась работа, которая имеет все шансы быть реализованной в конкретные проекты. Прежде всего, речь идет о программах производства ракетных катеров, который усиленно продвигается Великобританией и строительства серии корветов по турецким проектам.

Переговоры с турецкой стороной по поводу сотрудничества в военно-морской области начал еще предыдущий командующий ВМСУ Игорь Воронченко. О факте таких переговоров стало известно в мае 2019 года, во время проведения Международной оборонной выставки «IDEF-2019». Заметно активизировались контакты Киева и Анкары уже осенью 2020 года. Так, в ходе октябрьского визита президента Владимира Зеленского в Турцию, в состав делегации Министерства обороны Украины был включен и Командующий украинских ВМС контр-адмирал Алексей Неижпапа. Затем уже в Украине был проведен целый ряд совещаний по этому вопросу со всеми заинтересованными лицами – прежде всего, из оборонного комплекса.

Тогда же появились и некоторые детали. Итак, судя по всему, Украина нацелилась на серию из четырех корветов типа Ada (в переводе с турецкого – «остров»), причем головной корабль может быть построен в Турецкой Республике с участием отечественных специалистов, а остальные три – на производственных мощностях предположительно в Николаеве. То есть примерно та же схема, по которой мы собираемся сотрудничать с британцами.

Что же представляют из себя турецкие корветы и почему в качестве головного подрядчика была выбрана именно Турция? Прежде всего, надо отметить, что в последнее время турецко–украинские отношения в военно-технической сфере развиваются очень динамично. Нашему военно-промышленному комплексу еще есть что предложить туркам, да и им нужен рынок сбыта своей продукции.

Что касается конкретного проекта MILGEM, в рамках которого планируется сотрудничество с Украиной, то он стартовал в 1996 году. Как и в нашем случае, изначально речь шла о строительстве судов на турецких верфях в кооперации с зарубежными компаниями.

В 2008 году на воду был спущен первый корабль из этой серии — F 511 Heybeliada, названный в честь острова в Мраморном море. В день спуска был заложен следующий корвет, получивший название F 512 Büyükada. На сегодняшний день в составе турецких ВМС находится четыре корабля этого проекта.

Корвет Heybeliada — 3D-модель

Мало того, летом 2018 года турки выиграли тендер на поставку четырех корветов для пакистанского флота. По условиям тендера, корабли должны быть построены в Пакистане и мало того последний корабль серии будет проходить по категории «фрегат», так как получит дополнительное вооружение.

По сути, корветы этого класса идеально подходят для условий Черного моря, поскольку, имея водоизмещение в 2400 тонн и длину в 99,56 метров, предназначены для прибрежного патрулирования (время автономного плавания всего 10 дней, а с логистической поддержкой – 21 день) и охраны территориальных вод. Также они могут атаковать надводные, воздушные  и подводные цели.

Для этого на борту корвета  установлена 76-мм артиллерийская установка Oto Melara Super Rapid с системой управления огнем, два боевых модуля ASELSAN STAMP с 12,7-мм пулеметом. Основным оружием являются 8 противокорабельных ракет «Гарпун», 21 зенитная ракета RAM Block I и 2 торпедных аппарата для 324-мм торпед Mk.46. На корвете может базироваться вертолет S-70B Seahawk, а также беспилотники.

Однако «изюминкой» проекта является сетевая система управления боем, а также локаторы и интегрированная навигационная система с точными электронными картами. Разработанные турецкими компаниями, они обеспечивают кораблям возможности для ведения боя в условиях современных цифровых реалий.

В принципе очевидно, что сам комплекс вооружений корвета представлен исключительно западными образцами и явно не может быть использован в нашем случае, так как западные страны по-прежнему довольно осторожно относятся к поставкам летальных образцов оружия.

В тоже время турецкие кораблестроители накопили достаточный опыт, для того чтобы адаптировать практически любые другие системы вооружений. Так, например, с 2022 года американские «Гарпуны» планируют заменить на турецкие Atmaca, а в пакистанском проекте планируют использовать китайские ракеты класса «поверхность – воздух» HHQ-16.

Насколько этот проект жизнеспособен в наших реалиях сказать сложно. В любом случае, постройка турецкого корвета, скорее всего, обойдется дешевле и быстрее, чем достройка нашего «Владимир Великий». Так, в сентябре 2019 года военные хотели вложить в его достройку 7,7 млрд грн до 2023 года, что в ценах тех лет составляет почти $311 млн. В то же время стоимость того же F 511 Heybeliada составила около $260, а время от закладки до принятия на вооружение флота составляет 4 года (напомним, что общая готовность корабля нашего корабля составляет всего 32%). И уже сейчас звучат осторожные заявления о том, что неиспользованное финансирование на Государственный оборонный заказ вполне можно использовать для начала финансирования именно этого проекта.

Несмотря на неопределенность с комплексом вооружения, нельзя и забывать тот факт, что проект производства турецких корветов может стать толчком для дальнейшего развития нашей кораблестроительной отрасли. Ведь отечественные корабелы по факту получат доступ к новым технологиям, другой (не-советской) культуре производства. Да и ВМСУ такие корабли будут прорывом, особенно на фоне откровенно слабого вооружения флагмана «Гетман Сагайдачный» и наличия у нас, в основном, катерного флота.

Михаил Жирохов