Параллельный меджлис: как крымских татар пытались переманить на сторону России

Кремль и региональные «власти» в первые три года после оккупации Крыма пытались изобразить видимость якобы массовой поддержки крымскими татарами итогов фейкового «референдума» 2014 года. Не сумев завлечь на свою сторону руководство крымскотатарского Меджлиса и национального съезда Курултая, оккупанты бросились формировать ручные «представительские органы» из числа политических неудачников и пенсионеров. Но все попытки создания «пророссийского меджлиса» ни к чему не привели. Почему захватчики так и не смогли создать замену системе Курултай-Меджлис — читайте в материале «Флот-2017».

Меджлис и оккупанты

Российские власти и спецслужбы изначально действовали в отношении крымских татар методом «разделяй и властвуй». Администрация российского президента весной 2014 года безуспешно пыталась договориться с Меджлисом, председателем организации Рефатом Чубаровым, а также с лидером крымских татар Мустафой Джемилевым. Президент Владимир Путин лично звонил Мустафе Джемилеву, намереваясь убедить его в, что в «российском» Крыму коренному населению якобы ничего не угрожает, но кремлевскому главарю никто не поверил.

В Меджлисе признают, что полностью отмежеваться от новоявленной «власти» было нельзя. Сразу после оккупационного «референдума» в Бахчисарае провели национальный съезд, на котором в числе прочего решили делегировать в крымское «правительство» собственника телеканала АТР Ленура Ислямова и члена Меджлиса Заура Смирнова.

Ленур Ислямов недолго пробыл заместителем оккупационного «главы» Крыма Сергея Аксенова, и после череды кулуарных скандалов его уволили. В июне 2014 года Меджлис отозвал свое решение о делегировании, но Заур Смирнов, который на тот момент всецело контролировался оккупантами, остался в должности главы так называемого «госкомитета» по делам национальностей.

Заур Смирнов

Участие (пусть и ситуативное) представителей Меджлиса в работе «правительства» Сергея Аксенова до сих вызывает вопросы у украинской патриотической публики и журналистов.

Но руководство Меджлиса, которое кремлевские оккупанты вытеснили из Крыма, настаивает, что вынуждено было пойти на диалог с «властью», дабы уберечь коренной народ от погромов. Весной 2014 года полуостров наводнили не только российские войска, но и банды уголовников под видом «казаков» и так называемых «туристов Путина», изображавших из себя крымчан, поддерживающих оккупацию. Именно эти группы наиболее агрессивно реагировали на крымских татар, которые в основной своей массе поддерживали Украину.

«Было необходимо, чтобы хотя бы несколько человек у нас находились там и могли повлиять на те действия. Но направление представителей крымскотатарского народа не означало политического признания того, что происходит в Крыму, мы сразу от этого отмежевались. Как бы там ни было, через короткое время мы увидели неэффективность этого пути, и уже после 18 мая один из наших представителей (Ленур Ислямов – «Флот -2017») и по своей воле, и по нашему решению покинул «совет министров», – говорил Рефат Чубаров в одном из интервью.

«Движение Крым»

Одновременно с этим кремлевские эмиссары «обрабатывали» оппонентов Рефата Чубарова, в том числе, и тех, кто был вмонтирован в систему Курултай-Меджлис. Москве нужна была «широкая всенародная» поддержка крымскими татарами агрессивной политики РФ. В первые пару лет после оккупации кремлевский МИД еще пытался протолкнуть международное признание захвата полуострова под соусом якобы «самоопределения народа Крыма».

Москве срочно было нужен новый «лидер» для крымских татар, который мог бы сформировать альтернативный «меджлис» и национальный съезд. Такой фигурой стал бывший заместитель Мустафы Джемилева (когда он еще занимал пост главы Меджлиса) Ремзи Ильясов, которого в мае 2014 года назначили на пост «вице-спикера» регионального «парламента». Затем под него сколотили так называемое движение «Крым», на базе которого «власти» планировали создать «пророссийский курултай».

Ремзи Ильясов (на экране)

«Олег Белавенцев (непосредственно руководил операцией по захвату Крыма – «Флот-2017») лично взял в оборот Ремзи Ильясова. Россияне пытались сыграть на его конфликте с Чубаровым. Ильясов был уверен, что у него в 2013 году украли победу на выборах председателя Меджлиса, когда ему не хватило буквально 13  голосов для победы. Белавенцев полагал, что у Ильясова еще имеется авторитет среди крымских татар и тот перетянет на свою сторону солидную часть делегатов Курултая. Именно с таким расчетом Ильясова и назначили «вице-спикером», формируя под него «крымскотатарскую вертикаль» среди региональных чиновников», – рассказал в беседе с «Флотом-2017» симферополец Сервер М., знакомый с процессом создания так называемого «движения Крым».

От имени «правительства» Крыма это «движение» курировал Руслан Бальбек, который ныне заседает в Госдуме. На тот момент Бальбек был заместителем Сергея Аксенова.

«Российские «власти» начали создавать параллельные «национальные структуры», но они были малочисленными и не пользовались поддержкой со стороны крымских татар. Ключевая причина, почему основная масса коренного народа поддержала Меджлис (хотя имела место и критика), заключается в том, что это — всенародно избранный орган. Сначала крымские татары путем тайного прямого голосования избирали Курултай, который затем формировал Меджлис», — пояснила в комментарии «Флоту-2017» заместитель постоянного представителя президента Украины в Крыму Тамила Ташева.

Руслан Бальбек

Сомнительное «крымское единство»

Местечковые политики, которые изначально конфликтовали с Меджлисом, восприняли приход российских оккупантов как шанс на серьезное политическое будущее. Они с первых дней оккупации бросились формировать собственные организации, активно демонстрируя лояльность новой «власти». Одна из самых заметных фигур в этом дивизионе — бывший глава Генической райадминистрации Сейтумер Ниметуллаев, который после «русской весны» перебрался в Крым.

Господин Ниметуллаев, у которого был длительный конфликт с Меджлисом, активизировался летом 2014 года, когда стало очевидно, что делегаты Курултая отказались поднимать российский флаг. Он вместе с небольшой группой единомышленников создал организацию «Къырым бирлиги» (переводится как «крымское единство»), которая декларировала цель заменить собой Меджлис.

Следующим шагом стало формирование как бы «альтернативного курултая» под видом «общественного совета крымских татар». В него, помимо «Къырым бирлиги», вошли еще несколько малочисленных организаций, которые в основном состояли из политических пенсионеров.

Дальше разговоров и «учредительных собраний» дело не пошло. Когда в крымском «правительстве» смекнули, что «Къырым» и «Къырым бирлиги» заглохли на старте, Руслан Бальбек и Заур Смирнов попытались реанимировать оба проекта, объединив их в одну структуру.

Затея провалилась, так как Ремзи Ильясов и Сейтумер Ниметуллаев друг друга лично на дух не переносят. Следующая причина — сугубо организационная: ни одна из организаций не имела социального фундамента. В «Крым» затащили чиновников из городских и районных «администраций», для которых участие в «движении» стало своего рода трудовой повинностью.

В отличие от сборищ Ильясова и Бальбека, «Къырым бирлиги» изначально формировалась как семейный проект Сейтумера Ниметуллаева, к которому он привлек родственников и друзей. Основная цель организации — за счет публичной поддержки оккупации получать от «власти» преференции в бизнесе.

Сейтумер Ниметуллаев, будучи хитрее Ремзи Ильясова, только декларировал намерение создать «пророссийский курултай», ничего не собираясь предпринимать.

Российские «власти» недовольные чередой провалов, осознали, что ставка на Ремзи Ильясова была ошибочной. Летом 2018 года он формально подал заявление об уходе с поста «вице-спикера», хотя его фактически сняли с должности. Несколькими месяцами ранее с должности уволили и Заура Смирнова. В «правительстве» Аксенова не скрывали своего недовольства тем, что крымские татары отказываются интегрироваться в «российское общество», ходить на оккупационные «выборы» и махать триколором.

Сейтумер Ниметуллаев

«Культурная автономия»

Одна из самых убогих организаций, которую оккупанты сколотили в Крыму, — «национально-культурная автономия» крымских татар. Из публичных спикеров «автономии» известен только ее руководитель — Эйваз Умеров, который является многолетним сообщником Руслана Бальбека. Никакими культурными вопросами господин Умеров не занимается. Его основная «работа» — раздавать комментарии кремлевским СМИ, критикуя политику Украины и Запада.

«Движение «Къырым», «национально-культурная автономия крымских татар», «Къырым бирлиги» и подобные структуры создавались в первую очередь в пропагандистских целях, дабы показать мировому сообществу, что крымские татары якобы интегрировались в «российское общество», которое Москва формирует в Крыму. Как правило, они активизируются после принятия очередной резолюции ООН или громкого заявления стран Запада о ситуации в Крыму, чтобы на пару с российским МИД отрицать факты репрессий против крымских татар и украинцев», — сказал в комментарии «Флоту-2017» представитель организации «Правозащитного движения Крыма» Дамир Минадиров.

На картине мнимого социального благополучия отсутствуют политические преследования, незаконные задержания и аресты, психологическое давление на членов семей задержанных, плохие условия пребывания в тюрьме или СИЗО, с которыми крымчане сталкиваются буквально каждый день.

«Нельзя сказать, что перечисленные организации вообще никому не помогают, но они в лучшем случае занимаются решением отдельных социально-бытовых проблем, демонстративно не замечая систематических ограничений прав и свобод», — добавил Дамир Минадиров.

Руслан Бальбек, Эйваз Умеров, а также Сейтумер Ниметуллаев остались на плаву именно благодаря активному содействию кремлевской пропаганде, а также умению перекладывать ответственность за провалы на других.

Андрей Туз