Пассивная оборона: как украинский флот защищен от ударов с воздуха

Российские генералы по-прежнему делают упор на массовое использование противокорабельных ракет, а также на завоевание господства в воздухе. Однако, руководствуясь опытом недавней войны в Нагорном Карабахе, в России всерьез задумались об оснащении своей армии беспилотными ударными средствами. Не так давно в РФ прошли испытания ударного БПЛА «Охотник». А рой дронов-камикадзе представляет собой серьезную опасность практически для любого корабля. «Флот-2017» разбирался насколько серьезно наши ВМСУ оснащены средствами противовоздушной обороны.

Тихая война

В настоящее время возможности противовоздушной обороны украинского флота крайне ограничены, если не сказать хуже. Так, бронекатера типа «Гюрза-М» оснащены только ПЗРК «Игла», что выглядит крайне неубедительно. Во-первых, потому что беспилотник сбить таким оружием крайне сложно, а во-вторых, планомерная подготовка моряков в этом направлении не ведется.

Вся нынешняя концепция ПВО базируется исключительно на прикрытии кораблей и катеров наземными зенитными ракетными комплексами, прежде всего, конечно, С-300. Но, как показал опыт Сирии, небольшие беспилотники С-300 просто «не видят», да и «размен» такой дорогой ракеты на относительно недорогой беспилотный аппарат крайне нерационален.

На сегодняшний день в мире существуют несколько способов противодействия атакам дронов. Это может быть физическое уничтожение аппарата с помощью специальных артиллерийских снарядов с дистанционным подрывом, при помощи совсем уж экзотической лазерной пушки, а также радиоэлектронное противодействие. Однако даже в технологически развитых странах эти методы в полной мере не реализованы.

В случае с Украиной вариант активного противодействия вообще один. Это установка на корабли станций радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Тем более, что за время войны на Донбассе таких систем появилось немало и практически все они отработаны на российских беспилотниках, которые, в случае чего, и будут основным противником ВМСУ.

Это, прежде всего, «Буковель-АД», «Нота», «Анклав-УТ», «Мандат-Б1Е» и «Полонез». В частности, «Буковель-АД» от частной компании «Proximus» предназначен для обнаружения БПЛА всех типов и блокирования сигналов управления (в том числе GPS/GLONASS) в радиусе до 15 километров.

Система «Буковель АД»

Комплекс «Нота» от частной компании «Трител» способен бороться с различными дронами, обнаруживая беспилотный аппарат на расстоянии не менее 20 км, а противодействовать их применению на расстоянии не менее 15 км. В состоянии ожидания комплекс находится в пассивном режиме, что делает его незаметным для противника. При обнаружении угрозы он включается на подавление нужной цели. Единственный известный недостаток – возможность работы только в достаточно узком секторе.

Комплекс «Нота»

«Анклав-УТ» способен создавать помехи и для каналов управления, и для телеметрии, которые используются в беспилотниках. Радиус действия «Анклава» составляет до 40 км при применении направленных антенн и до 20 км при использовании ненаправленных антенн. Комплекс «Анклав» обеспечивает подавление сигналов в общем диапазоне частот от 400 до 2500 МГц.

Система РЭБ «Анклав УТ»

Комплекс РЭБ Р-330УМ «Мандат-Б1Е» предназначен для выявления и пеленгации радиоканалов, в том числе и управления беспилотниками. Обеспечивает создание устойчивых радиопомех.

Система «Мандат-Б1Е»

Одним из самых современных является многофункциональный мобильный комплекс «Полонез», в состав которого входят радиолокационная станция миллиметрового диапазона «Лис-3М», оптико-электронный модуль для захвата и сопровождения обнаруженных РЛС целей в тепловизионном и инфракрасном излучении, блок подавления сигналов команд управления и телеметрии с антенной системой, а также передатчик и формирователь заградительных помех приемников навигационных каналов GPS /ГЛОНАСС с комплектом антенн.

Комплекс способен выявлять беспилотники, осуществлять их идентификацию, обеспечивать постановку помех каналам управления, телеметрии и навигации.  «Полонез» может также передавать информацию о выявленных аппаратах через командный центр другим службам, в частности, для использования против цели соответствующих средств огневого поражения.

Радиолокационная станция обеспечивает обнаружение беспилотника на дальности до 8 километров, причем выявление и идентификация целей происходят автоматически в процессе мониторинга пространства в секторе 360 градусов. Средства радиоэлектронного подавления действуют на расстоянии до 40 км при применении направленных антенн и до 20 км при использовании ненаправленных антенн.

Многофункциональный мобильный комплекс «Полонез»

Перспективы

Говоря об этих комплексах стоит отметить, что все они применялись только в наземных условиях и как они себя поведут в морских условиях совершенно непонятно. А с учетом того, что российские генералы, не только в наземной, но и в морской войне, делают ставки на противокорабельные ракет и завоевание господства в воздухе, то ситуация с противовоздушным «зонтиком» для ВМСУ выглядит и вовсе удручающе.

С большой осторожностью можно говорить, что достаточно надежное прикрытие от ударов с воздуха флот может получить в случае успешной реализации украинско-турецкой корветной программы. Ведь корветы типа Ada, вариант которых планируется строить, располагают 21-ти зарядной пусковой установкой RIM-116 Mk 49 для ракет RAM, которые являются недорогим и надежным средством обеспечения ближней ПВО корабля. Ракета является совместной разработкой США и Германии и имеет двухступенчатое наведение – первоначальное в радиочастотном режиме и окончательное в инфракрасном.

Правда, совершенно неясно какую именно зенитную установку получат наши корветы, так как, например, пакистанский вариант этого проекта «заточен» под 16-зарядную вертикальную пусковую установку китайского зенитного ракетного комплекса средней дальности LY-80 (HQQ-16). Впрочем, и остальной состав вооружения кардинально отличается от турецкого.

Поэтому вопрос даст ли Вашингтон экспортную лицензию на поставку тех же ракет и пусковой установки – остается открытым. В худшем варианте наши адмиралы могут вернуться к проекту корабельной зенитно-ракетной системе малой дальности «Арбалет-К» (основа – все те же ракеты ПЗРК «Игла») или проекту с использованием отработанной в производстве ракеты класса «воздух – воздух» Р-27. И тот и другой проект разработан киевским ГП «ГККБ «Луч», но сейчас он существует только в «бумажном» виде. Сколько может понадобиться денег и времени на его реализацию — неизвестно. Да и выполнение корветной программы это пока только планы, которые в украинских реалиях очень часто остаются только планами.

Михаил Жирохов