«По сравнению с тринадцатым годом…»

Итоги
курортного сезона в оккупированном Крыму. Часть первая


Весь
прошлый век, начиная с мировой войны, грянувшей в 1914, принято было сравнивать
любые показатели в экономике с 1913 годом – последним мирным годом в жизни
России и Европы. Подспудно такое сравнение идет и сейчас – только в сравнении
уже с годом 2013, последним мирным годом для Крыма и всей Украины.


В этом
году, как и прежние годы оккупации, власти симферопольского режима обещали
«догнать и перегнать» показатели украинского периода. И, как всегда, не
дотянули до обещанного: остается вспомнить мантру «надобно еще немного
потерпеть» – и с просветленным лицом ждать дальнейшего.


Главным
показателем туристического сезона полуострова является количество туристов и
курортников, приезжающих в Крым извне. С Украины, России, западных ли стран или
восточных – не так важно, потому что сервис на полуострове достаточно
однообразен, рассчитан на некоторый средний пакет услуг.


В
развитых курортно-туристических регионах, конечно, этот показатель не может
выступать главным, а только коэффициентом – важнее ведь, сколько денег оставили
туристы, сколько заработала курортная отрасль и весь регион в целом. Но на
Крымском полуострове и в лучшие времена считалось скорее дурным тоном
афишировать свою прибыль, а тем более платить с нее налоги.


При
первой возможности предприятия не только уходили в тень – но даже показывали
убытки, дабы автономная республика … компенсировала им эти убытки. Такой фокус,
например, в «тучные годы» украинского туризма, не стесняясь, проворачивал
ялтинский «Готель Интурист». Что уж говорить о десятках тысяч частных дворов и
квартир, принимавших летом туристов под видом «своих гостей». Только крупные санатории
и гостиницы могли позволить себе роскошь показывать некоторую доходность.


Итак,
«валовый показатель» годовой и сезонной посещаемости Крыма остается
единственным объективным критерием, позволяющим пусть и косвенно, но довольно
уверенно говорить о непрямых инвестициях туриста в крымскую экономику. Ведь
оставленные даже в нелегальном ресторане деньги уже не уедут с полуострова, и
каждая брошенная монетка пополняет теневой и серый секторы крымского бизнеса.


В
украинское время рекордным считался 2012 год (6,134 млн туристов). Достичь
шести миллионов, как некоей заветной цифры, клянется каждый год и нынешний
промосковский режим. Но, трезво рассчитывая свои силы, пока что любят в
риторике ориентироваться на не такой успешный, однако символический «последний
полностью украинский» 2013 год, в который полуостров посетило 5,89 млн
туристов. Хотя нет-нет, да и какой-нибудь Аксенов обязательно скажет, что в
этом году будет 6 миллионов – округляя, так сказать, еще не заработанную цифру.
Между тем, реалии довоенного и современного сезонов существенно поменялись.


1.КОНТИНГЕНТ
ТУРИСТОВ. УПАДОК УКРАИНСКОГО ПОТОКА


В 2013
году граждане Украины составляли 65,6% от всего туристического потока (а среди
собственно курортников и того больше). Из них по 19%-21% составляли, в свою
очередь, жители Киева, а остальные крупные регионы (Харьков, Донецк, Львов,
Запорожье, Луганск) давали не более 3-6% каждый.


Украинский
турист в Крыму насчитывал 3,8 – 4,02 млн людей в зависимости от успешности
сезона и экономической ситуации в стране. Исправно функционировала железная
дорога, доставлявшая украинцев (и не только их) на полуостров и занимавшая 66%
от всего турпотока.


Российский
же турист насчитывал в те годы 26,1% или 1,5 млн русских. По 4% приходилось на
белорусов и на «все другие зарубежные страны», причем их тоже доставляла в
основном железная дорога, отмененная в 2014.


1.1.     Украинские туристы


Уже в
2014 году украинский туризм упал до рекордно (как тогда казалось) низкой
отметки – 1,3 млн, по совершенно понятным причинам. Даже эту цифру следует
считать завышенной – ведь это вообще все посетившие полуостров, в т.ч. с зимы и
до военного переворота, по своим личным и общественным нуждам. Всего железная
дорога (до своей остановки летом 2014) успела перевезти 1,91 млн пассажиров, часть
из которых, конечно же, была не украинцами, а россиянами.


Как бы
ни было, лето 2014 до сих пор памятно своими идеально пустыми пляжами,
вызывавшими оторопь у любителей массовых скоплений и лиц, заинтересованных в
пляжном бизнесе.


Декларированные
же тогда симферопольскими властями 1,3 млн туристов из России не спасли
ситуацию, а скорее вызывали насмешки (популярной шуткой 2014 года были
фотографии пустого пляжа с просьбой найти здесь миллион русских туристов). В
следующие годы количество приезжающих из материковой Украины еще снизилось.
Так, в 2015 их было 780 тыс., причем далеко не каждого можно считать хоть в
какой-то мере туристом, даже «экстремальным».


Симферопольский
режим заявил, что из них только 459 тыс. – «отдыхающие», но даже и это можно
считать преувеличением, т.к. на этот год приходится интенсивная эмиграция
крымчан, которые совершали поездки по нескольку раз, чтобы эвакуироваться.
Какое-то количество из них также составляют беженцы из охваченного войной
Донбаса. Причем важно отметить, что в Крым бежали жители с территорий по обе
стороны «линии временного разграничения» примерно в одинаковой пропорции.


В 2016
году ДПС Украины отметила пересечение админграницы с Крымом 1,338 млн раз
(заведомо больше чем лиц, посетивших полуостров, т.к. многие посещают его более
1 раза). Симферопольский режим в том же году декларировал 919 тыс. «отдыхающих»
из Украины, приехавших сухопутным путем через пункты пропуска в Херсонской
области. Согласно этой статистике, украинцы составили всего 16,5% от всего
«турпотока», хотя большую часть из них, вероятно, в самый турпоток включать
некорректно.


В 2017
году ДПС Украины насчитывает 1,276 млн визитов, а крымские власти сообщают о
еще большем снижении (15%) доли украинцев в турпотоке и декларируют цифру в 808
тыс. «отдыхающих» из Украины.


В 2018
году эта доля, по заявлениям симферопольского режима, падает до 12% (и в
абсолютном соотношении тоже – до 600 тыс.).


Тут
нельзя не вспомнить ежегодную пропагандистскую кампанию, устраиваемую Кремлем,
о якобы нескончаемых потоках украинских туристов, которые с каждым летом «все
более» устремляются в Крым, создают многокилометровые очереди, с далеко идущими
выводами. Россиянам показывают, что украинцы «начинают потихоньку прозревать» и
признавать Крым российским, раз едут сюда отдыхать. А украинцам через послушные
СМИ на материке внушают таким образом картину «тотальной зрады», якобы они в
собственной стране окружены пророссийскими симпатиками, и склоняют к
пораженчеству.


Однако
по приведенным выше цифрам хорошо видно, что эти построения носят чисто
агитационный характер. Число украинских приезжих, среди которых едва ли даже
каждый второй – турист, неуклонно падает и в количественном, и в качественном
(процентном) показателях. В Крым упорно продолжают ездить, в основном,
граждане, у которых на полуострове остались родные, а также те, кто не может
расстаться с бизнесом и недвижимостью в Крыму или имеет иные сугубо личные, но не
терпящие отлагательства дела.


Проводившаяся
в прошлые годы ежегодная кампания якобы «поимки украинских диверсантов» как раз
среди приезжающих со стороны Херсона и Новоалексеевки – делает такие поездки
все более экстремальными. Ведь среди «пойманных» и наскоро «разоблаченных»
оказываются далеко не так стойкие приверженцы Майдана, как лица нейтральных
взглядов или даже вовсе сочувствующие оккупантам.


Поездки
в Крым для граждан Украины с материка становятся все более рискованными. Вряд
ли у кого-то повернется язык называть это «туризмом», пусть даже
«экстремальным», если по абсолютно выдуманному обвинению любого из украинцев
могут задержать, избивать, пока не выбьют показания, а потом еще и посадить на
много лет в российскую тюрьму.


1.2.     Фальсификации «украинского наплыва»


В
текущем году становятся все более очевидными и небрежными махинации
«минкурортов и туризма» Крыма с количеством приезжающих через три украинских
КПП.


Так, в
период с января по апрель 2018, вопреки традиции предыдущих лет, симферопольский
режим старался не завышать, а наоборот, занижать число приезжих из материковой
Украины. Якобы приехавших через три КПП Херсонщины было 31,7 тыс. по состоянию
на 1 мая («официальные» данные), хотя с начала года и по то же 1 мая ДПС
Украины фиксирует 294 тыс. пересечений, т.е. в 9 раз больше.


В один
только апрель 2018 ДПС Украины пропускает 96 тыс. украинцев – конечно, не все
из них туристы, но раньше симферопольский режим именно так бы их и засчитал. А
уже в мае 2018, когда ДПСУ отметил 386 тыс. визитов с начала года,
симферопольский официоз внезапно объявил, что «отдыхающих» из Украины 264 тыс.
Это прямо противоречит предыдущим отчетам: как будто бы за май приехало сразу
232 тыс., причем именно отдыхающих украинцев, что соответствовало бы пропускной
способности КПП за 2-3 месяца (на самом деле всего через «руки ДПСУ» в мае
прошло 92 тыс., включая и крымчан, возвращающихся из поездок по Украине).


Но в
июне 2018 симферопольский режим вносит еще большую путаницу, объявляя, что с
начала года из материковой Украины приехало … всего 199 тыс. т.е. даже меньше,
чем было задекларировано за минувший май! А по данным ДПСУ, которым доверия
куда больше, в июне 2018 поток приезжих несколько вырос (104 тыс.) и составил,
с начала года, уже 490 тыс. визитов.


«Будете
смеяться», но в июле 2018 в декларациях симферопольского режима количество
«отдыхающих из Украины» вновь скакнуло, — на этот раз до 432 тыс. с начала года
(приближаясь к цифре ДПС Украины – 657 тыс. с начала года).


Чем
вызваны такие – неоднократные – шарахания в подсчетах со стороны
коллаборационистов? Сказать определенно сложно, получить от них «официальные»
объяснения – тем более невозможно. Можно выдвинуть несколько версий: А) Общая
дезорганизация профильного «министерства», или просто говоря, чехарда и разгильдяйство,
без задней мысли; Б) Раскачка «маятника» вызвана приписками, которые делаются
осознанно, что более вероятно. Цифры хоть и берутся с потолка, но служат
какой-то цели. Скрыть количество приезжих с Донбаса? (которые чаще всего едут
из ОРДЛО через Россию и Кубань, особенно те, у кого на номерах машин
«красуются» буквы dpr и lpr).


Приписать
часть приезжих из Украины к статистике «крымского моста»? (как мы увидим ниже,
тоже небезупречной) Выдать визиты зимы-весны за летние «нашествия» украинских
туристов? Общая суматоха, получение противоречащих параграфов? Об этом можно
только гадать. Но нестабильность и даже фейковость «официальной» статистики
курортного сезона видна уже на этом примере во всей «красе».


Продолжение
следует…