Под колпаком спецслужб РФ – про «крымское казачество» эксперты и журналисты

7-го января в радиоэфире «Крым.Реалии» эксперты и журналисты обсуждали тему так называемого «крымского казачества».

Собеседники радиоведущего Сергея Мокрушина сошлись в едином мнении – «крымское казачество» не имеет никаких исторических корней с запорожским и развивалось как до оккупации, так и после только под колпаком российских спецслужб.

Виталий Щербак, преподаватель истории Киевского университета имени Бориса Гринченка утверждает, что сегодняшнее «крымское казачество» не является правопреемниками запорожских казаков, хотя отдельные граждане и могут быть прямыми потомками, выжившими после всех революций, войн, депортаций.

«На территорию Крыма могли попадать как запорожские, так и донские казаки. Точно можно сказать, что сегодняшнее казачество в Крыму не имеет ничего общего с запорожским: менталитет и взгляды у них другие, они осознали себя как часть русского народа. По одежде, поведению они совсем не похожи на украинцев. Сколько их там может быть, можно только догадываться. За последние пять лет на территорию Крыма переселились много тысяч россиян. Очевидно, среди них есть и часть тех людей, которые воевали в так называемых казачьих отрядах «ДНР» и «ЛНР», а также их родственники. Так что не удивительно, что они есть в Крыму, но к украинскому казачеству они не имеют ни малейшего отношения.

Историк Тарас Чухлиб добавил, что еще до оккупации Крыма казачьи организации провозглашали своей целью присоединение к РФ, а в данный момент полностью подконтрольны российским спецслужбам:

«Около 50 общественных организаций казаков, которые действуют сейчас в Крыму, имеют право на существование, но их контролируют российские спецслужбы, у них нет исторической традиции. Представьте, я еще в 2004-2005 годах писал в СБУ и Министерство иностранных дел о том, что такие организации в Крыму называют своей целью присоединение к России. Сейчас они проводят ксенофобскую политику по отношению к украинцам. Что-то я не вижу в Крыму ни одной украинской казачьей организации – потому что их просто не зарегистрируют».

Журналистка Елена Лысенко в очередной раз пролила свет на факты о «ряженых» казаках из РФ в 2014 году, активно участвовавших в оккупации Крыма. 

«Я фотографировала, как мужчин средних лет автобусами завозили через Керченскую паромную переправу. На территории одной из церквей Московского патриархата в Комсомольском парке они переодевались в форму, похожую на казачью: какие-то папахи, штаны с лампасами, побрякушки, медали-ордена. Плетки даже раздавали, потом этих людей развозили по Крыму, — сообщила в прямом эфире журналистка и добавила про перевалочную базу российских боевиков, — то есть это была перевалочная база для так называемых казаков. Часть осталась в Керчи, они подключались к местной «самообороне», принимали участие в разгоне журналистов на военных объектах, на паромной переправе».

Елена Лысенко подробно описала в прямом эфире действия ряженых «крымских казаков» в районе керченской паромной переправы:

«В частности, группа из таких переодетых 8-10 человек жестко толкала меня у паромной переправы, когда я снимала ее захват. Там стояли российские войска, машины с военными без опознавательных знаков. Один из них махнул рукой в мою сторону и таким образом натравил группу переодетых в казаков мужчин. Они меня гнали метров 300 до машины, нецензурно обзывали».

Журналистка уверена, что привозные российские «крымские казаки» нужны были для запугивания местного населения и сохранения образа «вежливых людей» у российских оккупантов.

«Во время захвата Крыма российские военные должны были сохранять образ «вежливых людей» и для разгона неугодных журналистов, для запугивания людей решили применить вот таких казаков. На тот момент в Крыму казачьи формирования были не такие активные, разрозненные, и вряд ли бы они активно участвовали в акциях против мирного населения. Поэтому россияне завезли людей. Наверное, часть действительно были казаками, а остальных просто переодевали. Возможно, это были силовики. Далеко не у всех были характерные кубанский или краснодарский акценты – скорее акающий говор Центральной России».

А вот что поведал в радиоэфире «атаман крымского казачества», впавший в немилость у оккупационных властей, Сергей Акимов:

«В 2014-2016 годах многие надеялись на дармовые деньги, а сейчас уже поняли, что никто ничего не даст. Пообщались с российскими – у донского и кубанского казачеств точно такие же проблемы. При Украине казачество было намного сплоченнее, было много общения и мероприятий. Сегодня реестровое казачество привлекают для митингов, для праздников – опять же для галочки, показать, что есть такая организация. Может, казаков будут применять для разгона демонстраций, хотя я сомневаюсь, что такие найдутся. С властью сотрудничают те, кто просто хочет поиметь денег».