Политические и правовые последствия участия граждан Украины в голосовании за изменения в Конституцию РФ

С начала 2020 в Российской Федерации (РФ) проводились активные действия по трансформации юридической модели государственного управления, что позволило бы обеспечить постоянство нынешней политической власти, нормативное закрепление идеологии российского империализма, «правопреемства» РФ от СССР, торможение сепаратистских процессов и федерализации, усиление управленческого воздействия на местную власть, обеспечение управляемости в условиях военного конфликта, санкций и действий РФ на оккупированных территориях.

В процессе трансформации была отвергнута первоначальная модель перевода руководящего центра РФ в коллективный орган, который находится над избранными населением по «демократической модели» парламентом и президентом (Государственный Совет, по аналогам Политбюро ЦК КПСС в СССР, Рахбара и Совета Экспертов современного Ирана). Очевидно, эта модель была определена авторами изменений слишком сложной для власти РФ, где идет архаизация управленческой модели. Вместо нее, фактически в последний момент было решено разрешить переизбрание нынешнего президента РФ неопределенное количество раз, усилить президентскую вертикаль власти.

Корректировка юридической модели управления РФ осуществляется через предложенные изменения в Конституцию РФ 1993 г., с введением специальной процедуры, как через решения органов власти РФ (Конституционный Суд, голосования парламентами федерации и регионов), так и путем так называемого «всенародного голосования». Самими юристами РФ уже доказано несоответствие этой процедуры принципам тамошнего конституционного строя, и, при любых других обстоятельствах, указанное на отсутствие юридического значения самого «всенародного голосования». Это «голосование» таким образом играет роль исключительно политического плебисцита, который проводится по крайне упрощенной модели, без тщательной регламентации процедуры, агитации, наблюдения и т.д., вместе по всем двумстам поправкам в Конституцию.

Кроме того совпадение процедуры трансформации модели власти с пандемией коронавируса привело к переносу даты «голосования» с 22 апреля 2020 на неделю 25 июня — 1 июля 2020, введение онлайн-голосования, голосования за пределами избирательных участков и тому подобное. Примитивизация процесса голосования и его очевидна массовая фальсификация является беспрецедентным. В то же время наблюдается крайне настойчивая деятельность власти РФ по принуждению участия в «голосовании» максимально широкого круга лиц, в том числе в Крыму, демонстрация РФ привлечения к «голосованию» населения оккупированной части Донбасса.

Поскольку «голосование» является больше политическим чем юридическим мероприятием, то его последствия будут использованы прежде всего в пропагандистском и политическом измерениях действий государства-агрессора, в частности относительно «голосования» в Крыму и привлечения к «голосованию» населения Донбасса.

Для противодействия вражеской пропаганде и политическому влиянию целесообразно дать «голосованию» и участию в нем граждан Украины следующую оценку.

1. «Голосование» является по определению юридически ничтожным актом, который искусственно организован властями РФ для свертывания остатков парламентаризма, федерального строя и местного самоуправления, закрепления авторитарной власти и попытки сохранения контроля над захваченными территориями третьих стран и над угнетенными народами Евразии. Поэтому Украина не признает юридические последствия такого голосования.

2. Украина вместе с другими цивилизованными кранами света не будет воспринимать изменения в Конституцию РФ, которые противоречат международному праву и нацелены на уклонение РФ от собственных международных обязательств (относительно «правопреемства» от СССР, необязательности решений международных судов и невозможности «отчуждение» территории РФ).

3. Украина отмечает тождество «голосования» по уровню пренебрежения стандартами ОБСЕ, ухода от общепринятых процедур референдумов, применяемых даже недемократическими странами, а также по уровню примитивности, подконтрольности и уязвимости процедуры к фальсификациям к «референдуму» 2014 года в Крыму. Поэтому Украина не только не признает юридические последствия «голосования», но и его политическое значение.

4. Украина юридически оценивает организацию «голосования» в Крыму для населения оккупированной территории как очередное грубое нарушение РФ обязанностей государства, которое оккупирует, как привлечение к управленческим «избирательным» процедурам в РФ лиц, которые в подавляющем большинстве не являются гражданами РФ в соответствии с международным правом. Также организация РФ «голосования» имеет несомненное отрицательное значение для противодействия пандемии коронавируса в Крыму, угрожает жизни и здоровью граждан.

5. Украина политически оценивает эту процедуру в Крыму как попытку массовой фальсификации результатов «голосования» собственно в РФ, из-за использования более миллиона голосов «избирателей» в оккупированном Крыму, вне какой-либо возможности международных институтов верифицировать процесс и результаты «голосования». В то же время результаты «голосования» были бы ничтожными юридически и политически по определению и без участия в них населения оккупированного Крыма.

6. Украина юридически оценивает организацию «голосования» для населения оккупированной территории Донбасса как грубое нарушение РФ режима государственной границы Украины путем массового организованного властями РФ перемещения как «избирателей» в пропагандистских целях сотен граждан Украины. Также организация РФ перемещения лиц для «голосования» имеет несомненное отрицательное значение для противодействия пандемии коронавируса на Востоке Украины, угрожает жизни и здоровью граждан.

7. Украина политически оценивает организацию «голосования» для населения оккупированной территории Донбасса как попытку закрепить якобы факт массового наличия «граждан РФ» на оккупированном Востоке. Таким образом организация «голосования» является грубым нарушением РФ условий Минских договоренностей и подрывом Минского процесса. Факт проведения в РФ «голосования» вопреки международным стандартам и требованиям ОБСЕ доказывает полную бесперспективность переговоров с РФ по модальности и логистики проведения выборов на оккупированном Востоке Украины.

8. Украина оценивает привлечение собственных граждан с Востока властями РФ к «голосованию» как попытку государства-агрессора усилить собственный политико-управленческий аппарат и карательные органы коллаборационистами из Донбасса и для их последующего использования в модели авторитарного режима, строительство которого в РФ осуществляется в том числе путем изменений в Конституцию.

9. Украина расценивает «запрет отчуждения территории РФ» изменениями в Конституцию как таковую, что по определению не распространяется на территории, которые не входят в РФ согласно предписаний международного права и являются оккупированными этой страной. Также Украина отмечает, что реализация народами Евразии прав на самоопределение, в частности путем создания на территории нынешней РФ суверенных и независимых государственных образований не является «отчуждением» и соответствующими запретами не охватывается.

Источник: блог Бориса Бабина, доктора юридических наук, профессора, на «Цензор. НЕТ»

фото: РБК