Полный провал и затяжной кризис: в Севастополе умирает сельское хозяйство

За годы оккупации в Севастополе наблюдается падение показателей по всем отраслям сельхозпроизводства. Отрасль находится в кризисе последние семь лет.

Об этом пишет издание ForPost.              

Местные производители, эксперты и активисты общественного движения «блокпост Севастополь» уверяют, что фермеры и садоводы отчаянно нуждаются в господдержке, а земли — в инвентаризации.

Напомним, что РФ считает оккупированный Крым своим регионом.

По словам руководителя организации «блокпост Севастополь» Андрея Ситникова,  больше всего просели такие отрасли сельхозпроизводства, как разведение крупного рогатого скота и производство молочной продукции, выращивание картофеля и птицефермерство.

«Сегодня мы встревожены и несколько огорчены теми показателями, которые у нас есть в развитии сельхозпроизводства. Это определённый спад практически по всем направлениям за семь лет», — констатировал он.

Внимание на эту проблему, отметил активист, он обращал ещё в прошлом году, но реакции так и не последовало. Какого-то ощутимого прорыва и положительного изменения ситуации в области сельскохозяйственного производства теперь общественники ожидают уже от нового так называемого «руководства департамента сельского хозяйства».

Одним из краеугольных вопросов развития сельского хозяйства является земельный. Как отмечают активисты, в Севастополе в сельских зонах ещё есть территории, потенциально пригодные для сельского хозяйства. Однако, к сожалению, сегодня часть этих территорий заброшена, а часть отдаётся под застройку.

Между тем эти земли должны работать и приносить пользу — и создавать дополнительные трудовые места, считает Андрей Ситников.

Примером тому может стать история с Байдарский долиной — лакомым для многих уголком «Крымской Швейцарии», в которую оккупанты упорно пытались впихнуть коттеджный посёлок с прилагающимся лицеем, а потом придумали какую-то странную стратегию развития.

По этой причине важно в первую очередь провести полную инвентаризацию сельхозземель, чтобы определить количество площадей, потенциально пригодных для сельского хозяйства, их статус, качество и принадлежность.

«Это уникальнейшие земли виноградников, например, которых нет ни на одной другой широте мира, и их ни в коем случае нельзя застраивать, как у нас сейчас происходит в Нахимовском районе. Я категорически против — и настаиваю на том, чтобы эти земли использовались только по своему назначению. Нужно, чтобы людей услышали «чиновники» в Орловском, Верхнесадовском, Качинском, Андреевском «муниципалитетах» — чтобы у нас такой ситуации не произошло нигде», — считает Андрей Ситников.

По его словам, сегодня Севастополь по количеству введённых в оборот сельхозземель более чем в два раза уступает Крыму.

Вернуться во времени назад и снова объединить некогда распаёванные земли для создания крупных предприятий уже не получится, но развивать некоторые направления сельского хозяйства, пусть и в формате небольших хозяйств, можно и нужно. Для этого необходима «господдержка» фермеров и нормальный инвестклимат. Последнего, по мнению участников Андрея Ситникова, в Севастополе тоже нет.

Тот факт, что во многом развитие сельского хозяйства упирается в земельный вопрос, подтвердил и так называемый «глава департамента сельского хозяйства и потребрынка» Вадим Кирпичников. Сельхозземель в оккупированном городе действительно немного, а кроме того, «исторически так сложилось», что на протяжении последних  лет они выводились под жилую застройку.

Также Кирпичников посетовал, что никто из мелких фермеров не обращался в так называемый «департамент» за «господдержкой».

«Возможно, вопрос в недостаточной финансовой грамотности, возможно, недостаточность нашего информационного поля. Над этим мы сейчас будем конкретно работать», — заверил он.

Также в ближайший год оккупационный «департамент» планирует работать над тем, чтобы выстроить эффективную цепочку между местным производителем сельхозпродукции и потребителем, исключив все посреднические звенья. В итоге это должно минимизировать конечную стоимость товаров местного производства, отметил Вадим Кирпичников.

В целом процесс взаимодействия так называемых «госорганов» и товаропроизводителей Севастополя, со слов Кирпичникова, выглядит довольно просто: производитель готовит проект развития своего производства, защищает в так называемом «профильном департаменте», потом его включают в «госпрограмму» и финансируют. Тем более что сейчас в «бюджете» на эти цели заложено 387 млн рублей (из расчёта поступивших в 2020 году документов от фермеров) и сумму планируется увеличить ещё.

Вот только пока сами товаропроизводители не ощущают этой помощи от оккупантов и продолжают писать обращения с просьбами обратить на просевшую отрасль немного больше внимания.

Впрочем, некоторые севастопольцы рассказывают, как обстоят дела на самом деле.

«Причина падения сельского хозяйства за последние 7 лет в бездарной кадровой политике. Так и сегодня на прикормленную  должность «директора департамента»  Развожаев назначил электромеханика  Кирпичникова, отличившегося на стрижке малого бизнеса в Севастополе. В «департаменте»  несколько управлений  и 14 отделов, как оказалось, тупо работающих на обеспечение собственного материального благополучия. Год назад развитием  сельского хозяйства «занималась» «вице-губернатор»  юрист по образованию Мария Литовко, пытавшаяся изменить федеральное природоохранное законодательство РФ в коммерческих интересах. Откуда взяться развитию сельского хозяйства в Севастополе с таким бездарным и некомпетентным руководством?», — написал в комментариях местный житель.

Ранее «Флот 2017» сообщал о том, что представители УПЦ МП в оккупированном Крыму уже не выдерживают произвола оккупантов и готовы говорить об этом вслух. Так священник Роман Колеснёв, который проживает на оккупированном полуострове, записался видео о жизни из крымской глубинки.

Также, сельское хозяйство Крыма умирает – несмотря на все водоводы и дотации, которые выделяют оккупанты. Особенно это заметно на территории степного Крыма, вдали от побережья.