Полуостров, которого нет: как оккупанты уничтожают природу и памятники Крыма

До оккупации Крыма Россией многие туристы, отмечали уникальную идентичность полуострова — его климат, уникальную природу, памятники древней истории и многое другое. Но спустя почти восемь лет российской оккупации, Крым больше не может похвастаться многими своими «изюминками». Ранее «Флот 2017» подробно рассказывал о судьбе Форосского парка. Теперь же попытаемся выяснить, что прозошло и с другими памятниками культуры и природы Крыма.

Пережил динозавров, Путина не пережил

Осенью прошлого года в российских СМИ прошла информация о том, что не стало одного из символов Крыма – уникальной реликтовой сосны Станкевича, которая росла в государственном природном заказнике «Новый Свет». Ее часто изображали на открытках и фотографиях. Дойдя до нас из эпохи динозавров, сосна не пережила российскую оккупацию. Древнее дерево засохло, превратившись в корягу. При этом оккупанты списали все на засуху.

Сосна Станкевича

А вообще, уничтожением уникальной крымской природы жителей полуострова уже не удивить.

Многие редкие древесные растения на южном побережье засыхают – хвойным не хватает воды, пальмы съедает жук-короед, иные растения, как в Советском районе у озера Сиваш, гибнут из-за чрезмерного засоления почвы. А все, что не затронула бесхозяйственность, просто уничтожается топором и бензопилой.

Например, по информации так называемой «службы автодорог Крыма», ради строительства трассы оккупантов «Таврида», в целом планируется срезать более ста одиннадцати тысяч деревьев и сто шестнадцать тысяч кустов (хотя экологи считают эту цифру сильно заниженной). А поскольку трасса строилась для военных целей – озеленять обочины никто не планирует.

Возле «Тавриды» теперь голая местность

Общественности же пообещали высадить где-то компенсационные насаждения. Даже уже начали что-то делать в отдаленных лесничествах, но кто и когда вернет Крыму свыше 100 тысяч деревьев оккупанты не отвечают.

Не первый год жители оккупированного Севастополя пытаются защитить реликтовую фисташковую рощу у Круглой бухты. Однако совсем недавно здесь спилили под корень три совершенно здоровых фисташковых дерева.

Там, где была фисташковая роща

Кроме того, на днях так называемая «симферопольская межрайонная природоохранная прокуратура» выявила факт вырубки можжевельника колючего (сырорастущего) на территории Куйбышевского участкового лесничества в Бахчисарайском районе. Были уничтожены 167 деревьев, ущерб от порубки которых составляет свыше 200 тыс. рублей (болеее 70 тысяч гривен).

Впрочем, оккупанты, хотя и довольно нелепо, но все же пытаются сгладить недовольство крымчан. Например, так называемый «завкафедрой лесного дела академии биоресурсов и природопользования Крымского университета» Андрей Салтыков поясняет, что деревья гибнут… из-за неправильного места для посадки, выбранного еще во времена СССР. Вот только почему массовая гибель зеленых насаждений началась после оккупации Крыма Россией — никто объяснить не пытается.

Горький лук

В мае 2021 года жители села Запрудное, Алуштинского района пожаловались, что в их село оккупанты не подают техническую воду для полива. Из-за этого может пострадать, в том числе, знаменитый сладкий ялтинский лук. 

«Наш лук ценится во всем мире. Именно тот, который выращен в этом селе. Теперь он и другие культуры на грани исчезновения», — пишут местные жители в социальных сетях.

Ялтинский лук — это сорт сладкого репчатого лука, выведенный в Крыму. Самые крупные плантации расположены в районе Алушты и Симеиза. Горный климат, близость к солнцу, родниковая вода, которую в изобилии получают грядки, и каменистая почва, способная аккумулировать и долго сохранять тепло, наделяют ялтинский лук неповторимыми вкусовыми качествами. Попытки выращивать его в степных районах Крыма не увенчались успехом.

Такая же ситуация сложилась и с крымским виноградом. По состоянию на начало 2014 года, на полуострове было 31,1 тыс. га функционирующих виноградников, без учета мест в районе Севастополя. До 2014 года они давали не меньше 100 тысяч тонн урожая даже в неурожайные годы.

Сейчас же уничтожаются и виноградники. К примеру, под Севастополем, в Балаклаве на территории сельскохозяйственного предприятия «Золотая Балка», площадь которого составляет 9,5 га, уже началось строительство малоэтажных, многоквартирных жилых домов. А под Алуштой на месте виноградников вообще соорудили парковку для приезжих. Простаивает и бывший когда-то совхоз «Солнечный» в селе Скворцово, ранее специализирующийся на выращивании технических сортов винограда.

Виноградники в Крыму

Такая же ситуация наблюдается и со знаменитыми персиковыми садами. Общая площадь персиковых садов в Крыму составляет 1,3 тысячи гектаров. Основные посадки сосредоточены в Бахчисарайском, Кировском, Сакском, Джанкойском районах.

Но из-за отсутствия воды и любой поддержки от оккупантов фермеры сейчас массово пытаются продать свои сады. Главная причина – отсутствие выгоды.

 «Раньше было выгодно выращивать клубнику, черешню, виноград, груши, персики. Сейчас главная проблема для садовода – где взять воду для полива. Даже если удастся решить эту проблему – рынок сбыта все равно ограничен. Раньше крымские фрукты ценились туристами, их привозили на материковую Украину и в Россию — все крупными партиями. Сейчас же на материк урожай не провезешь, а везти в Россию малому фермеру не с руки – слишком дорого обойдется логистика. Выход один – продавать сады и виноградники под застройку, либо крупным корпорациям – они и воду найдут, и рынки сбыта» — рассказал местный фермер.

Парки и заповедники, которые мы теряем

Еще большую тревогу не только у Украины, но и у всего мирового сообщества вызывает варварское отношение оккупантов к историческим памятникам культуры.

Например, ударными темпами идет застройка уникальнейшего комплекса мирового значения «Херсонес Таврический». Строительные работы в Форосском парке стали причиной грандиозного скандала, но местным жителям пока не удалось остановить работы.

Застройка Форосского парка

В оккупированной Феодосии местные жители пытаются спасти бухту Тихую от застройки; в Севастополе местные жители протестуют против застройки Бухты Казачьей и дикого пляжа  между Омегой и Камышовой бухтой. Отдан под застройку мыс Ильи под Феодосией.

На мысе Меганом плотно обосновался кластер фестиваля «Таврида»; разрушен Приморский парк в Ялте, возводятся домики для отдыхающих у Красных пещер возле села Перевальное. Отдан под застройку аэродром «Заводское» под Симферополем. Плато с остатками средневекового городища Эски-Кермен, что в предгорье оккупированного Крыма, обрастает всё новыми домиками для отдыхающих.

И это только немногие из последних масштабных застроек оккупантов. Доктор юридических наук, экс-постпред президента Украины в АР Крым Борис Бабин согласен, что Крым под оккупацией вскоре может потерять свою уникальность и идентичность.

Застройка Херсонеса

«В Крыму немало природных, культурных, исторических объектов. Какие-то единичны, а площадь других измеряется километрами или десятками километров. Понятно, что уничтожение единичных видно сразу. Но это только потому, что уничтожить такие большие объекты, как заповедник или заказник за 7 лет физически невозможно», — отмечает Бабин.

 По его словам, для россиян полуостров не имел и не имеет туристического потенциала.

«Крым не конкурентноспособен с мировыми центрами туристической туриндустрии. Прежде всего, из-за того, что как бы ни было там хорошо и тепло – на полуострове слишком короткий теплый сезон. А 95% туристов и отдыхающих едут именно ради солнца и моря. Россияне давно поняли, что могут забить Крым отдыхающими только при условии государственных дотаций – всяких субсидий, кэшбеков, дотационных авиарейсов, бесплатных путевок и прочее. Туристы с собственными деньгами выберут другие места – где будет дешевле, комфортнее, куда можно ездить круглый год, и где есть определенный уровень сервиса», — отметил Бабин.

Поэтому над развитием туристического Крыма оккупанты не работают. Об этом красноречиво говорит и тот факт, что на ЮБК россияне не собираются укреплять пляжи.

«При таком хозяйствовании что-то, конечно, для «туризма» в Крыму останется. Отдыхающим по субсидии хватит. Поэтому никто ничего не будет там укреплять, развивать, или сохранять», — отметил экс-постпред.

И эксперты, и сами крымчане уже давно заметили с какой прытью россияне застраивают полуостров, попросту закатывая в бетон все, что можно закатать.

 «Наиболее активно в Крыму уничтожаются парки и зеленые зоны в городах. Это легко объяснить тем, что Москва решила «выжать» из Крыма последнее. А если экономика стоит, взять особо здесь нечего, значит оккупанты интенсивно пытаются заработать на продаже недвижимости. Локации в городах, местные парки для этого подходят идеально, потому что рядом проложены все необходимые коммуникации. Поэтому застройка  исторических объектов и парков крайне выгодна. Осваивают то, что легче всего освоить. Такие стройки и уничтожение памятников истории и природы — это попытка заработать на оккупированном Крыме», — подчеркнул Бабин.

Марко Вовченко