Крым оккупирован Россией
4 года 120 дней

«Засыпаешь - все одно еда снится». Что чувствует голодающий в одиночной камере

Интервью с известным диссидентом Мустафой Джемилевым. 15 лет лагерей и тюрем. 303 дня голодовки. Что чувствует Олег Сенцов, объявивший голодовку 14 мая, может рассказать только прошедший через это испытание.

14 мая украинский режиссер Олег Сенцов, незаконно приговоренный в РФ к 20 годам колонии строгого режима, объявил бессрочную голодовку. Он требует освободить всех украинских политзаключенных и готов за это умереть.

К протесту Сенцов готовился два месяца, отказывался от передач. 25 дней он не ест и находится в одиночной камере. Похудел, побледнел и потерял два зуба. В ближайшее время ему начнут заливать питательную смесь в нос. А сейчас, по словам сестры, ежедневно колют 1 литр глюкозы.

К голодовке в знак солидарности уже присоединились заключенные в России украинцы Александр Кольченко, Александр Шумков и россиянин, участник акции протеста "Он вам не Димон" Станислав Зимовец.

Незамеченным осталось начало голодовки еще одного украинского узника Кремля – Владимира Балуха. Уже 81-й день он протестует против оккупационного режима и "ордынско-фээсбэшной "идеологии" человеконенависти". Сейчас Балух в тяжелом состоянии, он потерял 30 кг, отчего согласился перейти на сухари и кисель.

В начале июня в более чем 80-ти городах мира прошли акции в поддержку украинских заключенных. Хотя в Москве и Петербурге участников задержали, несколько россиян публично объявили голодовку в поддержку Сенцова.

"Украинская правда" поговорила с диссидентом Мустафой Джемилевым, который 15 лет провел в заточении и голодал 303 дня, чтобы рассказать, как это – голодать за тысячи километров от дома, в одиночной камере и без связи с внешним миром.

С чего начинается голодовка

Сначала заключенный пишет заявление о голодовке. Обычно, на прокурора. И указывает, с чем не согласен.

Первые день-два человек остается в общей камере. Часто сокамерники начинают стучать в дверь, протестовать. Мол, "он с нами умрет, а мы будем нести ответственность?".

Поэтому так положено: если человек объявляет голодовку, его переводят в одиночную камеру.

Бывает, тюремщики не обращают внимание на голодающего и оставляют его со всеми, если думают, что он провокатор или на самом деле по-тихому кушает. Политических заключенных они опасаются и побыстрее это дело решают – переводят.

Как "кормят" силой

Дней через 7-10 после начала голодовки приходят врачи, как правило, несколько. Проверяют состояние здоровья. У голодающего своеобразный запах изо рта, его называют трупным.

Если он есть – врачи понимают, что может быть летальный исход, дают заключение и решают кормить принудительно.

То есть надзиратели держат тебя за руки и ноги, роторасширителем раскрывают твои зубы и вставляют туда шланг – зонд. По нему вливают питательную жидкость.

Считается, что в сутки нужно где-то 2600 калорий. Они какую-то смесь готовят, которая поддерживает жизнеспособность организма. В советское время содержимое этой смеси воровали, поэтому калорий там было значительно меньше.

Потом они смотрят, если становится хуже, то дополнительно делают уколы глюкозы (по словам сестры Сенцова, ему ежедневно колют литр глюкозы – УП). Это тоже принудительно.

В советское время вообще не спрашивали. Просто приходили и вталкивали тебе в рот шланг. А сейчас должны спросить разрешения. Думаю, Сенцов действительно согласился на принудительное кормление, и это правильно. Потому что если бы он не согласился, уже можно было бы считать дни до его смерти.

Даже если он не согласился добровольно, но тюремщики начали применять принудительное кормление – это тоже хорошо.

Что чувствует голодающий

У каждого человека организм реагирует по-разному. Например, для людей с крупной комплекцией, толстых – голодовка убийственна. Они очень быстро выходят из колеи. Моя комплекция позволяла дольше ее держать.

Жизнедеятельность поддерживают вот эти "вливания питательной жидкости", но она сразу впитывается в организм, желудок при этом не работает и постепенно атрофируется.

Чувствуешь слабость все время, головокружение. Органы отказывают один за одним. Почки, печень. Во-первых, Сенцов, наверное, резко упал в весе. Пульс бывает очень низкий. У каждого человека организм своеобразный. У меня вес был 42 кг – просто скелет.

Существует мнение, будто если человек длительную голодовку держит, то адаптируется и голод уже не чувствует. Это абсолютная ерунда. Постоянно чувствуешь голод. Засыпаешь – все равно пища снится. Погано то, что как только начинаешь кушать, то сразу просыпаешься. Такая штука.

После голодовки я неимоверно растолстел, потому что все жадно переваривается. Потом все встало в норму. Но обоняние потерял, запахи не воспринимаю. До этого у меня была язва желудка, а голодовка почему-то привела к тому, что язвы нет.

Как пытаются сломать волю

Надзиратели меня успокаивали, что вот, ты скоро умрешь, у тебя не будут работать органы. Вроде шантажа. Врачи говорили, что еще вот столько-то и начнутся необратимые процессы, если сейчас не остановишься, потом будет поздно. Думали, испугают.

А я это воспринимал совершенно наоборот. Если у меня какие-то органы не работают – я уже недочеловек, зачем мне тогда жить? Лучше идти до конца.

В любом случае перед голодовкой у тюремщиков есть уважение. Это демонстрация силы воли, не каждому дано. Если голодает, конечно, не провокатор – такое бывает.

Меня приходили принудительно кормить и невзначай забывали палку колбасы или еще что-то. Смотрят тихонько в окошечко, начнешь ли ты есть. Ждут, что сорвешься.

Первое время начальник тюрьмы в 3-4 часа ночи заходил, спрашивал, не подох ли я еще.

На 7 месяце голодовки в мире прошла информация, что я будто бы умер, меня во всех мечетях отпевали, даже в католическом центре в Нью-Йорке.

Тогда у тюремщиков уже совсем другой тон был. Говорили: "Вот, ты все-таки советский гражданин, остановись". В таком духе.

Поэтому то, что Сенцов довольно известен в Украине и не только, что его поддерживают многие люди – это очень существенно.

В процессе голодовки меня также дважды водили к психиатру. Первый раз сказали, что длительная голодовка, а это был 40-й день, – это признак отклонения. Так рассуждали.

Сначала задают вопросы, потом делают заключение. Если психиатры признают отклонение, могут отправить тебя в психиатрическую клинику и спокойно кормить или впихивать все, что они хотят. Это самый худший конец. Это используют в случаях, когда о человеке никто не знает.

Сейчас, если Сенцова объявят больным, возникнет вопрос – как это, был нормальный, а у вас в тюрьме стал психически невменяемым? Вы сделали его таким? Поэтому они вряд ли на это пойдут.

Выход из голодовки – не легче самой голодовки

Очень трудно потом выходить из голодовки. Например, после моей первой 30-дневной голодовки в 1970 году мне в руки дали пайку – полбуханки черного хлеба и миску с килькой. Я с этим хлебом и килькой пришел в камеру.

Заключенные сразу же отобрали это у меня. Сказали: "Они хотят тебя убить. Если ты съешь это – согнешься вот здесь". У кого-то было сгущенное молоко, кто-то другие передачи получил... Так меня и выхаживали.

После 303-дневной голодовки меня два месяца в Омской тюрьме в санчасти держали. Приехал Сахаров (академик и правозащитник Андрей Сахаров – УП), его супруга. Они снабдили врачей такими препаратами, которых Советский Союз вообще в жизни не видел. И два месяца меня выводилили из состояния голодовки.

Во-первых, аппетит огромный, постоянно хочется есть. Даже если желудок полный. Вот это опасно. Ты можешь переесть, и у тебя будет заворот кишок.

Во-вторых, состав пищи важен. Переваривающие органы очень слабо работают. Поэтому пища должна быть легкой, вроде каши. Если что-то твердое съел – уже все, опасно.

Поэтому если Сенцов не примет каких-то медицинских мер для постепенного выхода из состояния голодовки – это может закончиться трагически.

О шансах на освобождение

Бывает, заключенный вены вскрывает, чтобы обратить внимание руководства и вызвать прокурора. Но больше вариантов кроме голодовки особо нет, особенно если это такое авторитарное государство, как Россия.

В тюрьме их оглашают по разным мотивам: то в баню не ведут, то еще что-то. Бывают групповые голодовки из-за беспредела надзирателей. Иногда вот таких мелочей голодовкой и добиваешься.

Освобождение возможно, когда человеку осталось жить немного. И не хотят, чтобы он умирал в тюрьме. Это называется актирование, его актируют, то есть освобождают.

В случае политической голодовки это маловероятно. Это даст возможность и другим объявлять голодовки.

Например, Анатолий Марченко в 1989 году объявлял голодовку и вследствие умер. Он тоже, как Олег Сенцов, требовал освобождения всех политзаключенных.

В мире был большой шум. Именно после его смерти из тюрем начали выпускать наиболее именитых.

Если сейчас западные страны введут жесткие санкции по отношению к России в ответ на эту голодовку, то это будет большим результатом.

Хотя самой главной цели он достиг – привлек максимальное внимание. Сказано столько о беспределе и беззаконии российских органов. Хотя, если говорить цинично, то смерть Сенцова, конечно, вызовет еще больший резонанс...

Почему Джемилев призвал Сенцова "остановить голодовку"

Никто голодающему не скажет "продолжай голодовку". Это не по-человечески. Брать на себя ответственность за возможную смерть...

Для моего освобождения множество сделал Сахаров. В конце он сказал мне: "Я прошу тебя, прекрати голодовку, твоя жизнь на руку нашим врагам". Отвергать его слова я не мог.

Но что я скажу Олегу Сенцову? Что я для него сделал? Я ничего для него не сделал. У него нет передо мною такой обязанности, как была у меня перед Сахаровым.

Поэтому говорить просто "снимай голодовку" – это человеческий долг. Но сам человек должен решать – снимать или не снимать.

О поддержке

Вы заметили, что Кольченко требует освобождения Сенцова? Не своего, а Сенцова? Это достойно уважения. И Олег Сенцов требует не своего освобождения, а всех остальных. Это все очень трогательно. Такое благородство.

Для них акции во всем мире – это большая моральная поддержка.

У меня, например, там была полная изоляция, никаких телефонов. Писем тоже нельзя было писать.

Но сейчас, в отличие от советского периода, просто перекрыть информацию очень трудно. Как правило, заключенные очень осведомлены. Знаю, что Сенцов в курсе по поводу моих заявлений. И передавал мне свою признательность.

Автор: Наталия Судакова

Источник: Украинская правда