Крым оккупирован Россией
4 года 269 дней

Крым нужен был России для одной цели – замминистра Юрий Гримчак

Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Юрий Гримчак в интервью «Апострофу» рассказал о состоянии экономической и экологической ситуации в оккупированном Крыму, а также почему владельцы кораблей, которых задерживают в Азовском море, не жалуются на действия россиян.

- Относительно крымских проблем: что происходит с водой на полуострове?

- На 70% территории Крыма сегодня засуха, там нет воды. Почти ежедневно появляются сообщения о том, что пересыхает река, водохранилище и тому подобное. Даже несмотря на то, что последние дни шли дожди, уровень воды в водохранилищах не поднимается, потому что испарение происходит быстрее. На сегодня Крым – это фактически зона экологического бедствия. Без сомнения, сельское хозяйство умирает. Есть проблема с поставкой воды для людей. Есть много видео, на которых видно, что из крана течет нечто бурое, я уже молчу о том, что соленое.

Что касается подачи воды, то страна-агрессор, Российская Федерация, не обращалась к Украине по поводу водоснабжения.

- То есть они не просили подать воду?

- Не просили. Официально – ни разу.

- А если бы обратились?

- Тогда обязательно надо было бы написать: "Уважаемая власть Украины, мы, страна-оккупант, Российская Федерация..." Так чего же, вы, ребята, обращаетесь к нам? Поскольку это оккупированная вами территория, то первый шаг для подачи воды – признание этого факта. А иначе какого черта мы должны с вами разговаривать? Если они признают, что это оккупированная территория, которая принадлежит Украине, то мы из гуманитарных соображений можем рассмотреть возможность подачи воды. Правда, надо будет посчитать, в какую сумму эта вода обойдется стране-оккупанту, Российской Федерации.

- Но вряд ли такая ситуация возможна.

- Не факт. Все возможно. Когда-то советская армия поднялась и за полгода вышла из Чехословакии, Венгрии... Вопрос в том, до какого уровня дна дойдет Российская Федерация в своем упрямом стремлении быть империей, имея при этом чуть меньше 1% мирового ВВП.

- И имея несколько оккупированных территорий, которые надо содержать.

- Считаем: Донбасс, Крым, Осетия, Абхазия, Приднестровье. Это уже пять. А еще есть Сирия. То есть у них есть куда тратить деньги.

- Россия быстро милитаризирует Крым. В чем заключаются самые серьезные угрозы?

- При всей любви к Черному морю должен сказать, что оно не такое уж и большое. Оно простреливается современным оружием вдоль и поперек, поэтому слова, что Крым выполняет роль "непотопляемого авианосца", как утверждают россияне, - это глупости. Думаю, что эсминец США, который зашел в Черное море, может в одиночку потопить весь Черноморский флот России.

- А как насчет другого поставленного оружия? Кроме того, они на крымских заводах строят новые корабли.

- И что они поставляют... Россияне замахнулись на строительство 20 корветов. Один вроде бы построили, хоть и не без проблем. Нет той силы, что была прежде. Но то, что Крым милитаризируется, – правда.

Однако, помимо мониторинга экологической ситуации, мы также отслеживаем уровень освещенности Крыму. За последние четыре года он упал на 20%. Это свидетельствует о том, что туризм и промышленное производство не развиваются. Уровень освещенности повысился только на российских военных базах. Мы фиксируем, что туда заходят и обустраиваются войска. Крым был нужен им не для отдыха и уж точно не для защиты русскоязычного населения, а как военная база. Это логика 19 века. Повторяю, что современное оружие позволяет простреливать Крым и Черное море от начала до конца.

- Относительно еще меньшего моря – Азовского – задержание кораблей, которое происходит...

- Назовите хотя бы один задержанный корабль.

- Есть базы данных с длиннющими названиями и данными сухогрузов и не только.

- Нет там сегодня никакой официальной информации о задержании судов.

- А как же то, что их останавливают, проверяют, задерживают?..

- Есть соглашение 2003 года о совместном использовании Азовского моря, где такие действия Российской Федерации разрешены. Украинские военные суда и пограничники тоже имеют право останавливать и досматривать все суда, идущие через Азовское море. Насколько мне известно, ни одной жалобы на задержание судов нет.

- То есть люди, которые стоят там по пять суток, не жалуются?

- Назовите хотя бы один корабль, который пожаловался.

- Тогда почему они не жалуются на задержания, которые срывают им графики доставки груза?

- Да, мы фиксируем, трое суток я не видел, но речь обычно идет о нескольких часах. Это создает неудобства для экипажей и судовладельцев, но это не нарушение закона.

- Мы можем аналогично задерживать суда, направляющиеся в российские порты?

- Можем, но мы почти не имеем военных судов в Азовском море. Там есть пограничные катера, которые базировались в Крыму и отошли в 2014-м. А когда кто-то вам будет рассказывать, что мы должны чрезвычайно быстро создать свой мощный Военно-морской флот, скажите, что это невозможно. Строительство одного судна занимает несколько лет, а уничтожается одним залпом ракет. Поэтому вопрос, есть ли смысл создавать в Черном море мощный Военно-морской флот, если он не имеет особого применения и фактически является платформой, в которую можно попасть из любой точки Черного моря. Государственная политика не в том, чтобы бить себя в грудь и рассказывать сказки по телевизору, а в определении необходимости, возможности и принятии решений.

- И все же почему, по-вашему, владельцы судов не жалуются?

- Потому что они зарабатывают там деньги. Если их задерживают на три часа, то они что-то теряют. Но их могут задержать и на 20 часов, и на дольше. Поэтому жалоб у нас нет. Гибридная война не имеет линейного решения. То, что я вижу... Возможно, так оно и случится. Но это не военный путь.

- А какой?

- Дипломатически-политический.

- Переговоры?

- Да нет, с кем там переговариваться? С Россией? Еще раз говорю – они не нарушают законодательства.

- То есть просто пакостят.

- На то они и москали, чтобы пакостить. Они же без этого жить не могут.

- И как можем на это отвечать?

- Насколько мне известно, мы разрабатываем пути. Поверьте, из того, что происходит в современном мире, видно максимум 10%. Но в этом случае все станет понятно очень быстро. Да, мы видим, что есть такая ситуация, часть кораблей не может заходить из-за высоты моста. И как раз его строительство – это нарушение международного законодательства, норм по пользования проливами.

Несколько дней назад была годовщина войны между Россией и Грузией. Вы знаете, что Грузия проиграла почти все судебные споры? А все потому, что просто так, с шашками наголо, в международные суды не ходят. По крайней мере, если хотят выиграть. Мы ходим правильно: готовимся, собираем доказательную базу, иногда даже нанимаем международные юридические компании. Мы хотим выиграть, а не просто создать картинку того, какие мы классные. В свое время грузины пошли по пути создания картинки и проиграли. А у меня такое впечатление, что мы в последнее время плохо умеем проигрывать – нам лучше удаются победы.

Марина Евтушок

Источник: Апостроф