Крым оккупирован Россией
4 года 211 дней

Крымские газеты о путешествии через админкордон с материковой Украиной

В июле украинские и иностранные СМИ обратили внимание на искусственные задержки, организованные российской оккупационной властью при въезде в Крым. Это делалось для создания картинки про «невиданный наплыв украинцев, желающих отдохнуть в Крыму». В ответ промосковские крымские СМИ начали кампанию о том, как Украина плохо пускает крымчан к себе и назад.

* * *

 «В КЛЕТКЕ» – статья в ежемесячнике «Крымское Время», оформлена как заметка некоей Лавровой Екатерины из Севастополя, недавно «вынужденной» посетить материковую Украину.

«Сейчас в Крым можно добраться несколькими разными путями, если путь лежит с Украины, то добро пожаловать на Чонгар. Наверное, многие уже не один раз слышали, что для прохождения границы понадобится не один час, но думаю, не каждый понимает всего масштаба сложностей, с которыми придётся столкнуться», – предупреждает Лаврова.

«Недавно мне нужно было пересечь границу, ехать решила на Чонгар, не далеко, да и не слишком дорого. Поехала рано утром, думала, много времени это не займёт, туда и обратно, да и к тому же день будний, людей много быть не должно. Вот только все расчеты оказались неверными».

Весь красочный рассказ Лаврова не уточняет, где же ей пришлось стоять в клетке – там, где территорию контролирует Украина или где уже начинается власть оккупантов. (Чья клетка «лучше», мы узнаем в одной из следующих статей обзора).

«Я понимаю, это граница и всё должно быть четко, вот только бардак тут встречается на каждом шагу. Очередь движется очень медленно, а сам пропускной пункт для ожиданий совсем не оборудован, нет ни скамеек, ни стульев, более того нет даже навеса. Людей загоняют в узкий коридор - клетку и выйти оттуда можно только, когда дойдешь до выхода, а что делать, если кому-то станет плохо в этой очереди под палящим солнцем? Впрочем, от дождя вам спрятаться тоже не дадут. Попадая после «клетки» в помещение, где проверяют паспорта, начинаешь мерзнуть под кондиционером, так как тот работает на полную мощность, а ты слишком сильно «нажарился» на солнце, из крайности в крайность, как говорится. Помимо прочего ещё и система в компьютерах постоянно зависает, что ещё затягивает время не меньше чем не полчаса. Приехала я туда в 7 утра, а домой попала только около семи вечера. Люди говорят, что туристы, приехавшие на машине, вообще целый день стоят. Я знаю, предосторожность - это кончено же важно, но до крайностей доводить не стоит. Иначе со временем в Крым вообще перестанут ездить» - заключает «КВ».

* * *

«УКРАИНА СОЗДАЕТ НА ГРАНИЦЕ С КРЫМОМ ИСКУССТВЕННЫЕ ОЧЕРЕДИ» – обвиняет «Комсомольская Правда – Крым». И сообщает, что «людей заставляют часами стоять на жаре и ждать, пока у пункта пропуска в Незалежной не соберется около 100 машин».

Возмущение автор статьи, Анастасии Курдюковой (наверное, самой побывавшей на материке) нарастает с каждой строкой: «На какие только ухищрения не идет официальный Киев, чтобы усложнить своим же гражданам жизнь. И все потому, что они хотят поехать отдыхать в Крым или проведать живущих там родственников». По словам журналистки, часто выстраиваются километровые очереди из машин перед постом ДПС в поселке Новоалексеевка Херсонской области. Она же цитирует «Пограничное управление ФСБ России по РК», которое смахивает скупую чекистскую слезу, уверяя, что украинская полиция «намеренно задерживает и не пропускает к госгранице граждан, вынуждая и взрослых, и детей по нескольку часов проводить на изматывающей жаре». Кстати, любопытно, граждан какой страны имеют в виду чекисты, ведь с российским паспортом на админкордоне никого не пустят.

Ну, а сами чекисты, якобы, работают не покладая рук, чтобы компенсировать неудобства: «Несмотря на эти действия украинской стороны, мы в кратчайшие сроки оформляем всех пребывающих в Крым граждан, чтобы не допустить транспортного коллапса». Именно так захватчики объясняют, почему в Крыму после въезда на полуостров «пункты пропуска «Армянск», «Джанкой» и «Перекоп» работают в штатном режиме, скопления машин нет». Вот такой фокус: очереди из машин волшебно рассасываются, стоит им попасть на полуостров.

* * *

«КОГО ВЫПУСТЯТ, А КОМУ ВЫЕЗД ЗАКАЗАН» - заголовок «Крымской Правды», статья посвящена «правилам» ФСБ по въезду-выезду, устанавливаемым со стороны зоны оккупации. Про поездки крымчан на материковую часть Украины газета бесхитростно пишет, что, мол, «лето - традиционное время для отдыха, поэтому крымчане активно отправляются в путешествия». В связи с этим «Пограничное управление ФСБ России по РК» напоминает крымчанам свои условия таких поездок.

«Все те, кто собираются выехать за пределы России, должны в обязательном порядке иметь при себе заграничный паспорт», пишет газета. Конечно, это сознательная дезинформация (крымчанам не нужен загранпаспорт в Украину, потому что они в большинстве граждане Украины), на которую не купится ни один крымчанин (но попробовать стоило, вдруг хоть кого-то это остановит). Хотя и приятен сам казус – поездки из Крыма в остальную Украину выпадают из российского законодательства и даже, прямо говоря, не являются «выездом за переделы России» не только де-юре, но и де-факто.

«Могут не пустить» – заходит с другой стороны «КП». – «В первую очередь, это лица, которые имеют допуск к секретным сведениям и государственной тайне и ограниченным в передвижениях трудовым контрактом. Не выпустят за границу и военнослужащих». Ну, эти-то и сами в Украину не поедут… хотя есть исключения. «Останутся на территории России подозреваемые или обвиняемые в рамках уголовно-процессуального законодательства», «кто уклоняется от наложенных судом обязательств, и осуждённых за совершение преступления - до отбытия наказания или освобождения от него». Это тоже не новость для крымчан. На тех из них, против кого работает машина репрессий соседнего государства Россия, распространяются такие же ущемления, как на настоящих зеков и уголовников. Открыв на инакомыслящего дело, аппарат насилия не даст сбежать ему в неконтролируемую россиянами часть Украины.


* * *

«КАК В ЗАГОНАХ ДЛЯ СКОТА» - материал той же «Крымской Правды», который описывает на опыте еще одной корреспондентки, как съездить из Крыма на материк и что из этого получится. Крымского читателя запугивают, будто «на украинской стороне отчётливо чувствуешь - тебя тут за человека не считают». А тут еще к ноябрю Украина собирается укрепить админграницу с Крымом, что тоже нагнетает тревогу издания: «На два пункта пропуска Каланчак и Чонгар власти «незалежной» потратят почти 106 миллионов гривен, что примерно 251 миллион рублей по курсу» - пишет «КП» и растолковывает крымчанину, зачем: мол, российская сторона админкордона «выглядит Лас-Вегасом на фоне убогой украинской».

После сравнения решетки с автоматчиками, установленной ФСБ России, с Вегасом, газета пускается во все тяжкие. «Увидеть, как живут российский Крым и порошенковская Украина можно, не выезжая далеко за пределы полуострова. Достаточно побывать на обеих границах». Российская зона обстрела «за четыре года изменилась почти до неузнаваемости».

В 2015 году, - пишет автор статьи, Екатерина Шувалова, «буквально через несколько недель после прекращения железнодорожного сообщения, я пересекала границу. Выглядела она так: чистое поле, несколько будок, люди в форме копошатся со всех сторон. Туалета как такового не было, зон отдыха тоже».

В 2017 году Шуваловой «довелось побывать на двух границах сразу: в Джанкое и Армянске. И там, и там обстановка стала значительно лучше. Поначалу даже казалось, что я попала куда-то в другую страну, ведь воспоминания о, мягко говоря, тяжёлых условиях были ещё свежи в памяти». Оставляем за скобками, в какую «другую страну» попала симферопольская журналистка, просто приехав в Армянск на КПП. Что напомнило ей Вегас? А вот что: «территория вокруг границы огорожена, выкопаны рвы, все сотрудники пограничной службы стоят на своих постах. Пешеходная и автомобильная зоны отделены друг от друга, они никак не пересекаются». Да они не просто не пересекаются – добавил бы любой, кто «путешествовал» - пешеходная зона тупо огорожена решеткой. Той самой «клеткой», на которую так деликатно жаловались в других изданиях. Но решетка не смущает Шувалову, она видит, как и сама откровенно пишет – только хорошее: «Для пешеходов установлены отдельные пункты прохода паспортного контроля, в которых работают кондиционеры. Есть туалеты, пусть и не слишком чистые, но всё же более или менее приличные». Нечистые, но приличные.

«Пограничники общались со мной вежливо, правда, настойчиво пытались узнать, куда я еду, и что вообще забыла в Незалежной». Подумаешь, нет свободы передвижения, любой кадр из ФСБ имеет право допроса. Все равно, пока что все Шуваловой нравится: «Уточню, что разметка по всем зонам российских границ заметная, добротная. Освещение работает на пять с плюсом». Тут газета показывает, что умеет и пообъективничать: есть, мол, у нас и определенные недостатки. «С одной стороны, это плохо, летом комаров и жуков столько, что даже страшно, с другой - всё хорошо видно. И ноги целы, и сумки с чемоданами можно тащить не в темноте по ухабам, а по ровным освещённым дорогам». Вот оно, счастье. Несколько километров пешком с чемоданами – зато какое освещение, какая разметка в клетке.

Но вот Шувалова попадает на сторону, контролируемую украинскими силами. И сразу же нас роение меняется: «В Зимбабве и то лучше!» – со знанием дела пишет автор. «Украинская граница – это не то, что контраст с российской, это как рай и ад». В 2017 году ситуация, по ее словам, стала лишь «немного лучше: появились придорожные кафе, несколько туалетов, заходить в которые страшно - кошмары будут сниться». Не то что от посещения «нечистых, но весьма приличных» туалетов ФСБ России.

«В последний раз несколько дней назад границу я пересекала ночью. Острых ощущений мне хватит на годы вперёд. Во-первых, после прохода российской границы тут же начинается темень. На освещении на украинской стороне, видимо, экономят. Старые кривые столбы едва держат лампочки фонарей, тускло горящих в темноте. Комаров и жуков тут не видно потому, что попросту нет света». Комаров и жуков нет, потому что Украина такая бедная, понятно? Они же, комары да жуки, только в приличных местах накапливаются.

«Автомобили едут по старой дороге, когда-то связывающей Крым и материковую Украину. А вот пешеходам веселее. Для них выделили участок примерно в полметра шириной. Это обочина старой дороги, причём идти нужно за металлическим ограждением, так называемым отбойником. Узко, грязно, темно и неудобно» - пишет издание и добавляет: «Особенно тяжело было родителям с детскими колясками».

Дальше короткий монолог гигантомана: «Ограждения на украинской границе – курам на смех. Если российские заборы выше человеческого роста, из прочной проволоки, окрашены, то украинские выглядят так, будто Петро Порошенко с дачи соседа проволоку украл, размотал как мог и натянул между столбами, которые спёр с другой соседской дачи». (Вот теперь только Шувалова припомнила, что на занятой ФСБ территории Крыма все это время она прогуливалась за проволокой и забором). Крымчанину объясняют, что «как загоны для скота» - это когда заборы неказистые, а вот для человека загоны должны быть добротные. Как в России.

«Проверка документов - ещё одна боль. На российской границе ваш паспорт будут изучать пять пограничников. И хотя смотрят они внимательно на фото и записи, но очередь движется быстрее, чем со стороны Незалежной». Это, конечно, тоже авторский субъективизм. Шувалова, должно быть, на очень хорошем счету в ФСБ, вот ее и проверяют быстро (хотя и впятером). А как проверяют простого крымчанина, а тем более чем-то подозрительного для оккупантов – описано в предыдущей статье той же газеты, кстати.

Но вот Шувалову пустили на материковую Украину. «А там… всего два окошка. В ночь, когда я ехала с Украины в Крым, мне пришлось 3,5 часа стоять на улице в очереди из трёхсот человек. Ни одной лавочки, ни одного стула, ни одного кафе, чтобы хотя бы бутылку воды купить. Как сказал один из моих спутников: «В Зимбабве и то граница, небось, лучше» - заключает издание. Хочется пойти на встречу автору и пожелать ему поскорее очутиться в этой африканской стране с ознакомительной экскурсией.

* * *

«И КАКИЕ ЖЕ МЫТАРСТВА УСТРАИВАЮТ КРЫМЧАНАМ УКРАИНСКИЕ ПОГРАНИЧНИКИ!» – так озаглавлена статья в парламентских «Крымских Известиях». Это даже не статья, а причитание. Газета недовольна всем. В передовице размещено фото полицейского за бетонной глыбой, подписанное так: «Украина считает Крым своим, но блок-посты поставила». Ах, какая хитрость и смекалка – поддеть Украину, что она ввела свой блок-пост на админгранице с оккупированной врагом территорией. А блок-посты на «крымском мосту» что должны значить? Неужели, что Россия признала Крым не своим?

Объясняя частые поездки крымчан через Перекоп, «КИ» пишет: там же «живут родные, друзья, коллеги. Летом поездки теперь уже за границу учащаются. И какие же мытарства устраивают крымчанам украинские пограничники!»

Как утверждает издание, «на это обратили внимание не только журналисты, которым рассказывают о вопиющих случаях, но и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ)».

В одном из его заявлений говорится, пишет газета, «что так называемые внутренне перемещённые лица (ВПЛ) из Крыма на территории Украины сталкиваются с нарушениями свободы перемещения между Республикой Крым и Украиной». Еще немного, и саму Украину обвинят в том, что Крым у нее захватила Россия. «Инвалиды, пожилые, беременные и люди с маленькими детьми испытывают трудности при прохождении пешим порядком дистанции протяжённостью около двух километров». Забывая напомнить, что начинается эта многокилометровая дорога (или заканчивается, смотря откуда идти) на территории, оккупированной Россией. Вот же, читали мы выше восторженный отзыв журналистки, как здорово там укреплены загоны для людей, какие там мощные проволоки и красивые разметки (шаг вправо-шаг влево).

Также УВКБ актуализирован вопрос о документальном обеспечении ВПЛ. Для пересечения участка границы Крыма с Украиной от детей требуют национальные идентификационные документы или международные паспорта, однако они, как правило, имеют только свидетельства о рождении без фотографий. При этом украинская сторона умышленно задерживает выдачу ВПЛ идентификационных документов, а то и вовсе отвечает отказом.

Тут как тут появляется «председатель Общественной палаты РК» Григорий Иоффе, который радуется, что УВКБ недовольна. «Редкий факт честной оценки действий украинской власти», - говорит он. Возглавляемая Иоффе фиктивная «Мониторинговая группа ОП РК по контролю за соблюдением прав человека нынешней властью Украины по отношению к гражданам РФ» частенько недоумевает: «Порой раздаются мнения, мол, зачем защищать тех, кто едет на Украину? Должны понимать, чем рискуют», но сам Иоффе «не согласился с такой точкой зрения».

Он, Иоффе, добрый, и не отказывает крымчанам в «праве не жить на полуострове», т.е. путешествовать и проживать в материковой части Украины. А вот сама Украина его не устраивает - крымчанам «ограничивают доступ к банковским услугам, если они не зарегистрированы как ВПЛ и не получили соответствующего удостоверения».

В своих планах Иоффе намерен привлечь к сотрудничеству «объективных» людей в УВКБ, а также «представителя Общества Красного Креста, работающего в Крыму, чтобы он повлиял по линии своих полномочий». Но сложившаяся ситуация его устраивает: он надеется, что «намаявшись в поездке, крымчане прозревают, видят истинное лицо тех, кто по-прежнему считает Крым своим и всячески кошмарит людей». Но если крымчане, как надеется Иоффе, «прозревают», то едут они в материковую Украину с какими-то надеждами? Не очень-то и доверяет глава самозванной «общественной палаты» своему же обществу.