Крым оккупирован Россией
5 лет 32 дня

Милитаризация оккупированного Крыма: пороховая бочка Путина


Очень скоро после оккупации Россией Крыма весной 2014 года стало очевидным, что Москва активно превращает полуостров в свою главную военную базу в Черноморско-Азовском регионе. Собственно, среди основных причин аннексии (помимо виртуального «восстановления Российской империи» В.Путиным) можно смело назвать именно желание российского высшего военно-политического руководства получить удобный плацдарм в регионе для накопления сил и средств, способных резко изменить региональный расклад сил в пользу РФ.


Аннексия как способ решения проблем

В военно-морском отношении эта стратегия, с точки зрения Генштаба ВС РФ, более чем оправдана. Еще в 2011 году экс-командующий Черноморским флотом России адмирал В.Комоедов сетовал: ЧФ РФ в 4,5 раза слабее военного флота Турции, а в региональном измерении, с учетом, кроме других стран НАТО, и 6-го флота США, российский флот уступает в 20 раз. Вполне очевидно, что для руководства РФ, еще к концу 2000-х гг по факту избравшего основным военным противником Североатлантический альянс (чего само НАТО предпочитало слишком долго не замечать), такой расклад сил в жизненно важном для Москвы Черноморском регионе был недопустимым.

Здесь стоит вспомнить «этапы развития» (а, фактически, с 1990-х гг по 2014 год – деградации) российского Черноморского флота. На момент раздела Черноморский флотВМФ СССР включал 835 кораблей и судов, 28 подлодок, более 300 самолетов и вертолетов палубной авиации. Когда встал вопрос о разделе флота между Украиной и РФ, Киев предлагал поделить поровну все корабли - 50/50. Москве, разумеется, такой раздел «по-честному» никак не нравился, и она настаивала на делении «по-братски». Итог: соглашениями о параметрах распределения ЧФ СССР от 28 мая 1997 года, вытекающими из Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ от 31 мая того же года (данный документ стал базой для подписания договоров «О статусе и условиях пребывания ЧФ РФ на территории Украины», «О параметрах раздела ЧФ», «О взаиморасчетах, связанных с разделом ЧФ и пребыванием его на территории Украины»), России отошло 87,7% Черноморского флота СССР, остальное – Украине. Характерно, что из этих 12,3% ЧФ СССР, которые отошли Киеву, все до единого корабли требовали докового ремонта, а на восстановление переданных украинцамплавсредств требовалось не менее 500 млн гривен по ценам 1997 года – при курсе доллара к гривне 1:1,82.

Тем не менее, даже захватив большую часть советского Черноморского флота и все на тот момент более или менее новые и боеготовые корабли в его составе, российское военное руководство в реальности обладало весьма скромными возможностями по решению боевых задач на морском театре боевых действий силами ЧФ РФ. К примеру, из 4 дизельных подводных лодок (Украине досталась лишь одна небоеспособная Б-435, переименованная в «Запорожье», и так и не восстановленная), 2 из них по определению не могли выполнять боевых задач: С-229 задолго до раздела стала учебно-тренировочной станцией и получила обозначение УТС-247, а С-49 в 1995 году была исключена из состава ВМФ и переоборудована в плавучую зарядовую станцию,получив наименование ПЗС-50. Из оставшихся 2-х боеготовой считалась лишь одна - Б-871«Алроса», поскольку вторая - Б-380- находилась в перманентном ремонте. Во время агрессии России против Грузии, на «Алросе», находившейся возле грузинского побережья, произошла авария, и Россия по факту вовсе лишилась подводных сил на Черном море.  

При этом, имея ресурсы для наращивания военно-морских возможностей, даже с учетом крайне лояльных к российским интересам Харьковских соглашений, подписанных в 2010 году В.Януковичем, Москва была весьма скована в развитии ЧФ РФ его базированием на подконтрольной Украине территории. Де-юре Киев контролировал перемещения средств ЧФ РФ в Крыму и ограничивал использование и расширение земель флота (хотя россияне повсеместно практиковали захваты земли в нарушение договоренностей о базировании ЧФ РФ), с ним нужно было согласовывать любое увеличение численности или изменение плавсостава флота на полуострове, он мог при желании создать серьезные проблемы в обеспечении ЧФ РФ с российской территории. В этих условиях в Кремле прекрасно осознавали, что перспективы развития ЧФ РФ серьезно зависят от украинской власти, при полном непонимании, насколько будет лояльным Москве следующее после Януковича украинское руководство.  

Еще больше проблем возникало с боевым использованием ЧФ РФ. Как показал опыт участия ЧФ РФ в агрессии против Грузии в 2008 году (в частности, из состава ЧФ РФ принимали участие ракетный крейсер «Москва», подводная лодка «Алроса», 4 БДК, 5 МПК, 1 сторожевой корабль, 1 ракетный корабль на воздушной подушке, 1 малый ракетный корабль и др. боевые единицы), украинцы не испытывают особого восторга от того, что территория их страны используется Россией для агрессии против третьих стран – ко всему, согласно определению Резолюции 3314 Генассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года «Определение агрессии» (ст.3), в этом случае Украина становится соучастницей агрессивных действий РФ и сама автоматически получает «статус» агрессора. В итоге, например, нынешнее участие ЧФ РФ в боевых действиях в Сирии было бы сопряжено с проблемами, которые мог создать Киев.

Аннексия Крыма решила для россиян все эти проблемы.


Спасти Черноморский флот

Здесь стоит привести некоторые сравнительные данные. Так, до оккупации Крыма в плане перспектив перевооружения ЧФ РФ мы наблюдали следующую картину. С подписанием Харьковских соглашений в 2010 году, согласно проведенного тогда анализа экспертов возглавляемой мною ГО «Центр военно-политических исследований» (ныне более известна как «Группа «Информационное сопротивление»), исходя из возможностей российской Государственной программы развития вооружений ГПВ-2015 Черноморский флот РФ мог расчитывать получить в обозримой перспективе:

- 1дизель-электрическаяподводная лодка проекта 677 до 2015 года, еще 2 (не гарантированно) – до 2020 года;

- 2 корвета;

- 1 сторожевой корабль, т.е. фрегат (не гарантированно).

При этом ранее, в 2000-х гг, обновление флота шло также для россиян невесело: в феврале 2008 года в состав ЧФ был включен десантный катер «Серна», а в январе 2009 года – морской тральщик «Вице-адмирал Захарьин».

Одновременно, согласно планамвывода из состава ЧФ РФ тех единиц, ресурс эксплуатации которых на тот момент истек, наблюдалась следующая картина. На 2010-2011 годы было запланировано списание (и списан) большого противолодочного корабля (БПК) «Очаков» - в составе флота находился с 1974 года. К 2015 году – списание БПК «Сметливый» (в строю с 1969 года) иБПК «Керчь» (на службе с 1974 года).

В итоге к 2015 году в составе флота могли остаться сторожевые корабли «Ладный» (в строю с 1980 года) и «Пытливый» (в строю с 1981 года), 400 дивизион противолодочных кораблей (на 2010 год средний возраст 26 лет) в полном составе, 41-я бригада ракетных катеров (средний возраст 24 года) и 295-й Сулинский дивизион ракетных катеров (средний возраст 22 года).Из семи больших десантных кораблей, базирующихся в Севастополе, два - «Орск» (1968 года) и «Саратов» (1966 года) - могли быть списаны, а возраст остальных десантных кораблей ЧФ РФ варьировался от 20 до 35лет.Также из состава ЧФ должна была быть выведена одна из двух субмарин - подводная лодка Б-380 «Святой князь Георгий».

Таким образом, для ЧФ РФ открывалась мрачная перспектива: уже к 2015 году эту структуру можно было бы назвать оперативно-стратегическим объединением ВМФ РФ разве что в качестве не самой остроумной шутки.

После аннексии Крыма ситуация, однако, резко изменилась. Уже за три года оккупации ЧФ РФ получил 6 (!) новых подводных лодок. Б-261 «Новороссийск» и Б-237 «Ростов-на-Дону» - введены в строй в 2014 году, Б-262 «Старый Оскол» и Б-265 «Краснодар» - в 2015 году, Б-268 «Великий Новгород» и Б-271 «Колпино». Плюс украденная у Украины подводная лодка «Запорожье», которую россияне ввели в состав своей 4-й отдельной бригады подводных лодок ЧФ и вернули наименование Б-435.

Также в составе ЧФ РФ за время оккупации на данный момент появились:

- 2 сторожевых корабля(фрегаты) проекта 11356 - «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен»;

- 2 малых ракетных корабля проекта 21631 - «Зелёный Дол» и «Серпухов»;

- 2 противодиверсионных катера проекта 21980;

- шахтный береговой ракетный дивизион «Утес» (ракеты П-35);

- дивизионы береговых ракетных комплексов «Бастион» и «Бал» (15-я ракетная бригада береговой обороны).

Интересен рост аппетитов Москвы. Сразу после оккупации, в мае 2014 года, главнокомандующий ВМФ России адмирал В.Чирков сообщил, что в соответствии с программой военного кораблестроения до 2020 года на Черноморский флот планируется поступление порядка 30 боевых кораблей различных классов и судов обеспечения. Но вот всего через 2 года, в мае 2016 года, новый главком ВМФ России адмирал В.Королев сообщил, что до 2020 года в состав ЧФ РФ должны поступить уже 50 новых кораблей и судов обеспечения.

Численность личного составаЧерноморского флота РФ с 12 500 человек на начало 2014 годавозросла до 25 000 человекв2016 году (данные главкома ВМФ РФ адмиралаВ.Королева, украинская военная разведка оценивала в 24 тыс. чел.) – ровно в 2 раза - с перспективой дальнейшего роста.

Таким образом, аннексией Крыма Путин не только «спас» свой Черноморский флот, но и превратил его в оружие устрашения (или дальнейшей агрессии?) в рамках всего региона.


Успокоение НАТО

Кроме плавсостава Черноморского флота, российский Генштаб активно наращивает и «сухопутную составляющую» своей группировки в Крыму. Так, за три года оккупации россияне сформировали на полуострове бригаду береговой обороны и отдельный артиллерийский полк (оснащен 152-мм гаубицами и РСЗО «Торнадо»).

Не отстает и авиация. В составе 27-й смешанной авиационной дивизии (Севастополь)4-йармии ВВС и ПВО Южного военного округа ВС РФ, на аэродроме «Гвардейское» развернут 37-й сводный авиаполк (самолеты Су-24М, Су-25СМ), в Бельбеке — 38-й истребительный авиаполк (Су-27П, Су-27УБ, Су-27СМ, Су-30М2), в Джанкое – 39-й вертолётный полк (вертолеты Ми-8, Ми-35М, Ми-24, Ми-26).

В январе 2017 года на боевое дежурство в Крыму заступил 18-й зенитный ракетный Севастопольско-Феодосийский зенитно-ракетный полк(4-яармияВВС и ПВО ЮВО ВС РФ), на вооружении которого находится дивизион новейших российских противовоздушных комплексов С-400 «Триумф» (дальность – 400 км). Ранее, сразу после начала оккупации в 2014 году, россияне перебросили в Крым комплексы С-300 ПМУ (150 км).

При этом если создание мощной эшелонированной системы противовоздушной обороны можно объяснить стремлением россиян прикрыть и сам ЧФ РФ, и свои оккупационные войска на полуострове, то наращивание, например,артиллерии и армейской авиации (вертолетный полк) нельзя объяснить ничем, если только поверить в умиротворяющие рассказы представителей Москвы.

Так, в августе 2016 года постоянный представитель России при НАТО А.Грушко с невинным видом пояснял представителям западных стран: «Если говорить о восприятии того, что мы делаем в Крыму, здесь присутствует такой надуманный элемент запугивания общественного мнения. На самом деле в НАТО прекрасно понимают, что в Крыму всегда исторически был очень серьезный российский военный компонент, во все времена». По его словам, в Крыму «всегда находился» не только морской компонент, но и наземный, а также противокорабельный и потенциал ПВО. «Поэтому то, что мы делаем сегодня, это с точки зрения соотношения сил отнюдь не новость для стран НАТО», - убеждал посланник Москвы.

На самом деле понятно, что, набивая войсками Крым, Кремль может использовать его в качестве либо плацдарма для агрессии против стран региона, либо для расширения своей вооруженной агрессии против Украины. Иного смысла содержать десятки тысяч своих солдат и моряков в Крыму для Путина нет.

Вариант опасения, что Киев решится освободить полуостров силой, а потому россиянам нужны большие силы в Крыму, совершенно глуп: украинское руководство даже в формате т.н. АТО на Донбассе, где Россия упрямо не признает своего военного присутствия, начисто отметает возможность проведения широкомасштабной силовой операции. Что касается операции по освобождению Крыма (а значит – с точки зрения Путина, прямого нападения «на территорию РФ»), то на данный момент, совершенно очевидно, у Киева нет на то ни политической воли, ни достаточных военных средств, поскольку все ресурсы задействованы на Донбассе.


Ядерная угроза


Одна из главных угроз, возникающих в контексте милитаризации Крыма, является, как известно, опасность размещения Россией на оккупированном полуострове ядерного оружия.

Данная угроза, к слову, возникла задолго до аннексии. Мониторя ситуацию в Крыму с 2008 года, эксперты нашего Центра военно-политических исследований неоднократно обращали внимание украинской общественности на возможность россиян скрытной дислокации на базе своего Черноморского флота тактического ядерного оружия (ТЯО). При том, что, например, авиационные носители ТЯО находились в составе ЧФ РФ с 1999 года, когда РФ подписала с Украиной двусторонний «Протокол о порядке проведения замены боевых самолетов морской авиации Черноморского флота Российской Федерации типа Су-17 на самолеты типа Су-24» и, согласно данному Протоколу, осуществила замену 22 боевых самолетов типа Су-17 (место дислокации - аэродром «Гвардейское» морской авиации ЧФ РФ) на аналогичное количество самолетов типа Су-24, которые имеют конструкционную возможность быть носителями ядерных боеприпасов.

В частности, речь идет о тактических авиационных ядерных бомбах, которыми может оснащаться Су-24. Теоретически и ракеты Х-28, которыми оснащен Су-24, также могут оснащаться ядерной частью (по сути Х-28является первой советской тактической ракетой класса «воздух-поверхность», которая, будучи предназначена для уничтожения РЛС системы ПВО противника, может иметь ядерный заряд).Однако «ядерный вариант» боевой части этих ракет, как известно, в СССР, а позже в РФ распространения не получил, потому их наличие у ЧФ РФ мы не рассматривали.Хотя в контексте горячих на то время дискуссий по поводу перспектив развертывания системы ПРО в Румынии, для российского военно-политического руководства имело бы смысл размещение в Крыму таких ядерных боеприпасов. Как, безусловно, имеет и сейчас.

Летом 2009 года мы обнаружили, что российская сторона не дает возможности проводить полные осмотры данной авиационной техники и не допускает к местом складирования боеприпасов к ней (находившихся также на аэродроме «Гвардейское») представителей Минобороны Украины, грубо нарушая тем самым п.6 указанного Протокола, предусматривавшего осуществление контроля с украинской стороны. К сожалению, МО Украины, как и высшее военно-политическое руководство нашей страны, тогда никак не реагировало на подобные проблемы в осуществлении контроля ЧФ РФ, которые усиленно создавали россияне(вот факт: соответствующие документы – отчеты и акты сорванных проверок - мы добывали в МО Украины строго конфиденциальным путем; украинское руководство, опасаясь негативной реакции Кремля, просто не решалось их обнародовать).

Это касается авиационной техники. Касаемо военно-морской, у россиян также имеются хорошие возможности использовать ее в качестве носителя ядерного оружия. Так, флагман ЧФ РФ ракетный крейсер «Москва», главным оружием которого являются противокорабельные комплексы П-1000 «Вулкан» , ракеты которых дальностью стрельбы до 700 км могут оснащаться ядерной боевой частью весом 350 кг.

То же самое касается шести новых подводных лодок и обоих фрегатов, которые ЧФ РФ получил за время оккупации Крыма. Все эти подводные лодки – проекта 636 «Варшавянка», оснащены ракетными комплексами «Калибр» (по четыре модуля на каждой подводной лодке), которые россияне столь усиленно рекламируют. Также этими ракетными комплексами оснащены и фрегаты проекта проекта 11356 (один модуль на корабле).Данный комплекс может вести пуски ракетами 3М14, которые могут оснащаться ядерной боевой частью. Эксперты оцениваютее дальность (точные ТТХ разработчики не раскрывают) при надводном старте в 2600 км, при подводном старте — в 1500 км

Но это носители. Что касается самого ТЯО, то мы задолго до аннексии Крыма указывали: нет абсолютно никаких гарантий, что ЧФ РФ дислоцирует на полуострове лишь носители ядерного ружия, и не имеет на территории Украины самих ядерных боеприпасов, скрытно завезенных по линии обеспечения флота. Да, на тот момент в Москве и на ЧФ РФ утверждали, что на складах вооружений Черноморского флота РФ на украинской территории нет ядерного оружия. Однако, как мы указывали на примере складов авиационных боеприпасов на аэродроме «Гвардейское», россияне не давали возможности проконтролировать эти утверждения. Причем, запрет на такие инспекции в нарушение двусторонних договоров, уже само по себе был основанием для самых серьезных подозрений.

После аннексии Крыма возможность скрытного размещения россиянами на полуострове ТЯО, естественно, резко упростилась. Учитывая, что третьи стороны не имеют совершенно никаких возможностей контролировать перевозки военных грузов с территории РФ в оккупированный Крым, а равно места складирования боеприпасов, эта угроза более чем реальна.

В целом стоит констатировать: за три года оккупации Крыма россияне смогли переломить тенденцию деградации своего военного компонента на полуострове, чем резко изменили военно-политическую картину в регионе и до предела обострили ситуацию в сфере безопасности. Если к этому добавить перманентное бряцание ВС РФ оружием у административной границы АРК с Херсонской областью и постоянные провокации российских военных против кораблей стран НАТО в Черном море, мы получаем региональную пороховую бочку неплохой взрывной мощности и с явной тенденцией к самоподрыву.

 

Дмитрий Тымчук,

народный депутат Украины,

координатор группы "Информационное сопротивление"