Крым оккупирован Россией
4 года 238 дней

Обзор крымских еженедельников. Главная тема – Крым без воды

Экономической темой ушедшей недели стала крымская засуха, затмившая даже «крымский мост» и «день России». Киев зря радуется, проживем без днепровской воды, - уверяют одни. Другие мрачно подсчитывают убытки. Третьи прогнозируют отставки, ибо не предвидеть засухи – это непоправимое легкомыслие. Иные предлагают выращивать ГМО.

О засухе и гибели урожая писали и ежедневники, но проблема никуда не делась, воды больше не стало, анонсированные в течение недели «какие-то осадки» так и не выпали, - и к сугубо аграрной теме с большим интересом приступили крымские еженедельники.

* * *

 «Пусть мало, но есть!» – гласит заголовок материала Крымской Правды, посвященного гибели урожая в результате крымской засухи. «Урожай в этом году будет незначительным. – пишет издание и признает, что «засуха в этом году нанесла серьёзный ущерб всем районам Крыма. В некоторых из них пропал урожай полностью, … в других не взошла лишь часть посевов». В результате засухи гибнут культуры «зерновой и зернобобовой групп», ущерб составил 164 миллионов руб., пораженная засухой площадь – 18 тыс. гектар.

Директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ Пётр Чекмарёв говорит, что, если ущерб возрастет до 500 миллионов, надо будет объявлять «ЧС федерального значения». И разъясняет, как правильно фотографировать сожжённые солнцем поля, чтобы федеральная держава раскошелилась на компенсации. Он также реалистично описывает проблемы Крыма, над которым получил шефство от имени Москвы: «На полуострове всё острее стоит вопрос водоснабжения. На полях попросту нет влаги, мы рассчитываем только на погоду».

Людмила Радченко, заместитель директора ФГБУН «Институт сельского хозяйства Крыма», призывает переводить полуостров на засухоустойчивые культуры, перенимать «опыт Краснодарского края», сводящийся к борьбе с сорняками и борьбе за рекордно ранний урожай (опережающий приход засухи). По ее словам, сельхозинститут давно предупреждал всех (видимо, и власти тоже, но прямо не говорит), и их никто не слушал. Пародируя неназванных аграриев, Радченко передает их слова в сегодняшней ситуации: «Мы за четыре года расслабились и поверили в удачу, вот природа нас и наказала».


* * *

«Засушливую» тему продолжает совминовская «Крымская Газета». Она посвящает целый разворот интервью с так называемым министром сельского хозяйства Крыма Андреем Рюмшиным. Тот сообщает общеизвестное, однако – в силу крымской самоцензуры – малопопулярное и даже активно отрицаемое. «Конечно же, на ситуацию повлияло и то, что прекратилась подача воды на полуостров по Северо-Крымскому каналу. Сегодня у нас огромное количество площадей номинально числятся как орошаемые, но фактически они не получают воду для полива. Из-за этого возникают огромные проблемы с дальнейшим ведением на них сельского хозяйства». «Министр» говорит, что наиболее пострадали «озимые зерновые, зерновые на зерно, яровые и корма», т.е. основа сельского хозяйства, если не сказать «всё». К тому же, «из-за отсутствия воды соя и рис полностью выбыли из севооборота» (а также сахарные культуры, гречка, кормовые вообще).

Грустью и скорой отставкой веет от этих интонаций. Но «министр» надеется на лучшее: «Наши аграрии не сидят сложа руки. Они … поливают сельхозкультуры водами, которые находятся на поверхности, активно используют грунтовые воды из артезианских скважин». К тому же, вспоминает Рюмшин, «у нас была система орошения не только Северо-Крымского канала, но и свои системы – Салгирская и Тайганская», которые, по его словам, тоже используются, и надо расширять их возможности. Расширение, похоже, сводится к «использованию сточных вод, после их переработки и соответствующей подготовки». (Есть и хорошая новость: в Крыму «достаточно» сточных вод, и «есть предприятия», которые готовы ими поливать). Также будут от Москвы «субсидии для строительства рыбоводных прудов. Это очень важно для нас». «Министр» надеется, что гибель зерновых компенсируется урожаем многолетних плодовых, косточковых, семечковых, ягодников, - впрочем, признает, и тут все зависит «от погоды». Чтобы подсластить пилюлю, корреспондент издания заводит разговор о «крымском мосте» – ход беспроигрышный, «министр» тут же воспрял духом: «Мы надеемся, что с открытием Крымского моста, когда по нему будет запущено движение и грузового транспорта, аграрии Крыма смогут более оперативно обмениваться с аграриями России семенами, удобрениями, их будет проще и дешевле поставлять в Крым, чем сегодня. А с запуском железнодорожной ветки ещё более улучшатся условия для наших аграриев в плане поставок комплектующих, техники, удобрений». Правда, в этом случае на полуостров хлынут и продукты-конкуренты из той же России – сознаёт «министр» – но не боится этого («наши предприятия заботятся о качестве своей продукции и уже сформировали свой рынок»).


* * *

 «Гром уже грянул» – озаглавлена публикация в «Крымском Телеграфе», прозрачно намекая на поговорку (мужик не перекрестится, пока гром не грянет). О перспективах аграриям Крыма остаться у разбитого корыта писали давно, отмечает издание, и «ничего секретного в ситуации не было, масштабная засуха стала очевидна еще несколько недель назад … Но официально проблему признали только на днях». Для «главы» полуострова Аксенова проблема «настала» в 9:00 2 июня, когда он наконец подписал распоряжение о введении ЧС. К тому времени от засухи погибло 100 тысяч гектаров (другие издания впятеро занижают эту цифру, называя 18020 тыс га ), потери оцениваются предварительно в миллиард рублей, прогноз будущего урожая снижен почти вдвое (до 800 тыс. тонн зерна).

«При этом некоторые эксперты рынка говорят об усугублении ситуации, - пишет «КТ» - Цифры ущерба и масштабы последствий будут крайне неприятными для крымских аграриев». И прогнозирует, что неготовность так называемого руководства Крыма к простым природным явлениям (малоснежная зима, маловлажная весна, раннее потепление – между прочим, довольно частая для полуострова картина) «в итоге может повлечь и пересменку руководящих кадров в профильном министерстве», - толсто намекая на отставку «министра» или «вице-премьера», на которых и свалят вину за происшедшее.


* * *

 «Страшен ли крымский водный кризис?» сомневается выходящий в Севастополе дайджест «События Недели». И в самом деле, чем дальше от сожженных солнцем полей и ближе к морю, тем надуманнее представляется сама проблема. Вот и «СН» если и видит нехорошее в ситуации, то только в политической плоскости. Издание с нескрываемым раздражением пишет о киевских политиках, которые в свою очередь со злорадством прошлись по сельскому хозяйству Крыма, оставшегося без днепровской воды. «Украина обрадовалась – и записала происходящее себе в заслугу», – отмечает «СН» и продолжает - «Устроенная Киевом водная блокада и впрямь досаждает земледельцам полуострова, но не только она виновата в жалобах крымских крестьян». Издание цитирует даже объявленного Россией вне закона Мустафу Джемилева, сказавшего: «Они там несколько десятков колодцев глубоких вырыли, чтобы артезианской водой поливать огороды и поля. Это привело к тому, что грунтовые воды значительно опустились и пошло засоление в почве». И дает свой комментарий: «Действительно, с 2014 года Украина перекрыла приток воды в «республику» по Северо-Крымскому каналу. «Но оставить Крым без воды так и не удалось. Власти полуострова решили пробурить 36 скважин и построить дополнительные водозаборы. Также реконструировали действующие каналы и трубопроводы, которые ранее теряли до четверти запаса имеющейся воды».

Отвечая «главе Меджлиса» (т.е. Мустафе Джемилеву, который возглавлял Меджлис до 2013 года), крымские политики «разделились на две части». Одни говорили, что канал из Днепра им и даром не нужен, другие признавали, что блокада действительно вредит Крыму, но не фатально. К первым записался вице-спикер так называемого крымского парламента Ефим Фикс, который «заявил, что в Крыму вообще нет серьезных проблем с водой», а Мустафа Джемилев «желаемое выдает за действительное». «Мы о Северо-Крымском канале забыли и уже не вспоминаем. У нас достаточно влаги и необходимых ресурсов для того, чтобы сельское хозяйство развивалось». Но чем профильнее опрос, тем пессимистичнее выводы. «Для сельского хозяйства дефицит водных ресурсов все равно остается существенным, – заявил зампред так называемого Госкомитета по водному хозяйству и мелиорации Крыма Андрей Лисовский. – Собственно, для решения этой задачи и строился в свое время Северо-Крымский канал, рассчитанный на 3 млрд куб. м воды в год». А член «госсовета Крыма» Николай Юревич говорит, что Джемилев напрасно «радуется и подпрыгивает», ведь «на самом деле просто в этом году в мае не было дождей». Он говорит, что как-то же последние «четыре года мы обходились без Северо-Крымского канала. И все было хорошо, урожайность была высокая! В этом году засуха. Так бывает. Это природа». А бывший многолетний вице-премьер еще украинского Крыма, а теперь тоже «член госсовета» Евгений Михайлов напоминает, что «Северо-Крымский канал не зря был построен и давал немало воды для севера и северо-востока Крыма. Его перекрытие, конечно, имеет свои отрицательные последствия. Частное подворье тоже несет свои потери на огородах. Это не политика, это самое настоящее вредительство».

На вопрос «Что делать?» депутат Юревич советует «выращивать другие культуры, которые не требуют большого полива». А вот бурить новые артезианские скважины он не советует, призывая «дружить с природой: У нас чистейшая артезианская вода. Это дороже золота». Профессор Василий Узун, глава Центра агропродовольственной политики РАНХиГС, констатирует, что без орошения сельскохозяйственные земли неперспективны, и говорит, что есть способ экономить воду капельным поливом. Второе его предложение может вызвать бурю негодования – можно начать сажать ГМО, «которые выдерживают засуху и расходуют меньше воды и удобрений». Профессор также призывает страховать крымский урожай, чтобы в случае его гибели получать компенсацию – но только, кто даст такую страховку? Разве что читатель газет, верящий тем политикам, которые говорят, что Северо-Крымский канал не очень и нужен, засуха для Крыма явление редкое и вообще в Киеве всё врут.