Крым оккупирован Россией
5 лет 93 дня

Под ширмой Айвазовского. Война оккупантов и коллаборантов за наследие крымского мариниста. Обзор газет

«Голосование» за имя аэропорта Симферополь побило все рекорды. Накрутки достигли такого уровня, что от имени крымчан «проголосовало» больше, чем от имени москвичей. Так, выбрать имя московского Домодедово захотели 264 тысячи, московским же Шереметево – всего 102 тысячи, а вот «неравнодушных крымчан» насчитали аж 277 тысяч. По российским городам – не таким гигантам, как Москва – голосования набирают по 20-40 тысяч, т.е. на порядок ниже.

Зачем же понадобились эти фальсификации?

Конечно, конкретно с Симферополем стояла цель – обойти Украину, которая законодательно присвоила крымскому аэропорту имя Амет-хана Султана. «Впарить» свое имя, снова мелко посоревноваться с не дающим спокойно жить соседом.

Кампания началась из «народного волеизлияния», которое тут же подкорректировала так называемая «общественная палата» во главе с Иоффе.

В самом начале многие крымские татары, что называется, не разобрались в ситуации и решили поучаствовать в инсценировке, не осознавая, что решение уже принято (какое – об этом позже). Были прекраснодушные иллюзии о том, что слаженностью и организованностью крымских татар аэропорту можно «вернуть» уже и так узаконенное Украиной имя выдающегося летчика Амет-хан Султана.

Не тут-то было. Именно тут и вмешались правительственные «общественники» Иоффе, огорошив тем, что Амет-хан Султан якобы не может участвовать в голосовании, т.к. его именем уже назван аэропорт в Махачкале.

По необъясненным причинам исключили из списка и священника-врача, местного святого Луку (Бруно-Ясенецкого) – скорее всего, чтобы исключить случайный фактор в голосовании, поскольку Лука действительно популярен в народных массах. А главное, осознается исключительно как местный, не всероссийский, деятель.

Сами же крымчане (или те, кто выдавал себя за таковых при голосовании) забаллотировали Дмитрия Менделеева. Но это не помешало «общественной палате» снова протащить его, а заодно и отсутствовавшего в списке Нахимова, локального севастопольского героя. Как – не важно, поскольку с самого начала «опрос» был манипулируем.

Так же таинственно всплыл и исчез великий князь киевский Владимир, которого давно себе приватизировала вата.

В результате в так называемый лонглист включены «присоединившая полуостров к России императрица Екатерина II», поэт Максимилиан Волошин, флотоводец Павел Нахимов, винодел князь Лев Голицын, крымскотатарский просветитель и издатель Исмаил Гаспринский, хирург Николай Пирогов, уроженец Феодосии художник-маринист Иван Айвазовский, писатель Антон Чехов, химик Дмитрий Менделеев и писатель Александр Грин.

Фарсовости добавляет тот факт, что Путин подписал указ о милостивом разрешении собственному народу давать именные названия аэропортам – в разгар государственного конкурса.


Власти Крыма сразу дали понять, кого именно они поддерживают. Сети и газеты облетел призыв Сергея Аксенова голосовать за Айвазовского – которого он назвал «своим великим земляком», хотя сам родом не только не из Феодосии, но и не из Крыма вовсе, а из Молдавии.

Вынуждено к «голосованию» подключились и те крымские татары, которые так и не уяснили, что вся игра в демократию – только фарс. Айвазовский, как никак, не Суворов, не Нахимов и не Екатерина II, вполне безобидный деятель, море рисовал.

Совершенно «случайно» крымские газеты все недели голосования писали за Айвазовского раза в три больше и чаще, чем про его, так сказать, конкурентов. Смешно, забавно, но даже портретики Айвазовского стали давать размером больше, чем остальных. Также читателю внушалось, что Айвазовский уже практически победил.

О том, что все это было использовано для некоей аферы, вы узнаете в конце статьи.


Русская община Крыма – сей реликт АРК, совершенно ненужный под итак русской оккупацией – решил сыграть свою игру, напомнить о себе, выставив «свою кандидатуру». Рупор этого вчерашнего движения – «Крымская Правда» – призвала читателей голосовать за Суворова.

Какова бы ни была причина, что полководец не прошел не только в «шортлист», но и в «лонглист», – то ли крымчане не в восторге, то ли организаторы постарались, – все это не добавило оптимизма «Русской общине», потому что как популярность в низах, так и популярность в верхах ее давно прошла, но об этом им забыли сообщить.

Когда же кандидатура хромого полководца провалилась, Русобщинники переключились на агитацию за имя Екатерины II, чьим сподвижником и был «забаненый» Суворов. Результат такой же слабый.


Газета «Крымские Известия», как парламентский вестник, заняла позицию «над схваткой» и опубликовала полосы биографий как за Екатерину, так и за Айвазовского, и за Суворова, и за Нахимова.

Вообще, публикаций за «не Айвазовского» в крымских газетах очень мало – буквально, по одной статье на всю прессу за весь период. Равноправие, чего уж там.

Клоунада продолжалась, хотя на верхах давно было решено, что Екатерина тут для статистики, потому что ее именем уже решено назвать другой аэропорт – в российском Краснодаре. Но откуда это знать простым смертным?

Комедию продолжали ломать с самым серьёзным видом. Впервые за пять лет оккупации в прессе даже появились … дебаты! Да, крымчанам наконец разрешили дебатировать на дозволенную тему. Вероятно, так и будет каждые пять лет?

С одной стороны, это было как приподнять крышку с чайника – просто чтобы проверить, не накипело ли. С другой стороны, теперь россиянам и крымчанам будет что вспоминать долгими недемократическими годами.

Ну и наконец, всех их вовлекли в аферу, о которой – в самом конце.


«Выбрали самых достойнейших», – сообщили крымчанам и россиянам. Конечно же, «выбор крымчан» совпал с заявкой Аксенова.

Не только он рад больше всех. Рада также далекая правнучка Айвазовского – австралийка Аманда Роджерс. Она не единственная из наследниц мариниста, но похоже, единственная, кому нравится нарушать международные санкции, регулярно посещая Крым в оккупационные годы. Тем и ценна властям.

Кстати, на оглашение результатов Аманда Роджерс, потомок третьей дочери Айвазовского, собиралась заранее – в отличие от правнучек Нахимова, Суворова или Екатерины, ей видимо шепнули на ушко, за кого проголосует «мудрый народ».


А вот и обещанная вишенка на торте.

«На волне присвоения симферопольскому аэропорту имени знаменитого художника Ивана Айвазовского произошел некий всплеск интереса к наследию этого великого человека», – пишет «Крымский Телеграф» в свежей статье «ПОД ВЫСОКИМ ПАТРОНАЖЕМ»

Этот «всплеск» проявился в том, что московская Третьяковка и симферопольский «Совмин» Аксенова уже последние два месяца, наперегонки (как бы, еще не зная о результатах «голосования») соревновались, кому из них удастся прихватить себе то самое «наследие великого художника».

Причем наследие в буквальном смысле. Речь идет о его картинах, собранных в Феодосийском музее его имени.

Рискнем предположить, однако, что газета «КТ» перепутала – по наивности ли, по хитрости – причину и следствие. Всплеск к богатствам Айвазовского был и раньше, а вот подсунуть его имя в качестве эпонима аэропорта – было игрой лиц, заинтересованных в завладении картинами и домами знаменитого мариниста.

Умирая, Айвазовский завещал свою галерею городу Феодосии, с прямым запретом передавать ее кому-нибудь еще.

Больше ста лет любые власти – даже советские и нацистские – умудрялись не нарушать завещания мариниста. Каким бы ни был строй, галерею всегда оставляли на балансе местной феодосийской власти.

Но вот пришел Аксенов – и стал тут же облизываться на наследие «своего великого земляка» (который, как мы выяснили, и не земляк ему вовсе). Именно он еще до начала голосования начал навязывать городской администрации Феодосии (им же и поставленной) мнение, что галерею надо передать «всему Крыму», т.е. конкретно «Совмину» во главе с ним самим, Аксеновым.

Действительно, с галереей с приходом русских творится что-то нехорошее. По полгода она то на ремонте, то на капремонте, а значительную часть ее картин как вывезли в 2017 «на двухсотлетие Айвазовского» в Москву и Петербург, так и не вернули. Некоторые полотна оккупанты «реставрировали» до неузнаваемости, так что там возможна и подмена одних холстов другими – но это сейчас не установить.

Одновременно с Аксеновым жаркий интерес к наследию Айвазовского проявила и московская Третьяковка. Чем, прямо скажем, давно уже напрашивается на всеобъемлющие санкции.

По полуострову поползли слухи о присоединении Феодосийской галереи к своей московской «мачехе» (к слову заметим, – созданной в Москве уже тогда, когда Айвазовский со своей галереей был прославлен, и жертвовал в такие вот начинающие галерейки по холсту из жалости).

Где-то на «федеральном уровне» два барана столкнулись лбами – и пока что, сразу после «голосования» с заведомо выигравшим Айвазовским, на свет явился компромисс. Создается некий Попечительский совет, в котором состоят и Аксенов, и Третьяковка, при чем объявлено, что Феодосийская галерея переходит «под патронаж», «шефство» Третьяковки, но остается в собственности города.

Пока остается, добавим мы, ибо аппетит обеих группировок – коллаборанта Аксенова и оккупантов из Третьяковки – явно не пройдет, пока кто-то из них целиком, или каждый по частям, не заглотит наследие крымского мариниста.