Крым оккупирован Россией
4 года 330 дней

Резолюция Европейского парламента от 16 марта 2017 года об украинских заключенных в России и ситуации в Крыму (2017/2596 (RSP)). Полный текст

Европейский парламент,
  • принимая во внимание Соглашение об ассоциации и Глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Европейским союзом и Европейским сообществом по атомной энергии и их государствами-членами, с одной стороны, и Украиной, с другой стороны,
  • принимая во внимание свои предыдущие резолюции по Украине и России, в частности, от 4 февраля 2016 года о ситуации с правами человека в Крыму, в частности, крымских татар, и от 12 мая 2016 года по крымским татарам, а также те, которые касаются конкретных случаев незаконного задержания украинцев в России, таких как 30 апреля 2015 года по делу Надежды Савченко и 10 сентября 2015 года по России, в частности, дела Эстона Кохвера, Олега Сенцова и Александра Кольченко,
  • принимая во внимание резолюцию 68/262 Генеральной Ассамблеи от 27 марта 2014 года под названием «Территориальная целостность Украины» и резолюцию 71/205 Генеральной Ассамблеи ООН от 19 декабря 2016 года под названием «Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)»,
  • принимая во внимание Европейскую конвенцию о правах человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах и Декларацию ООН о правах коренных народов,
  • принимая во внимание Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны,
  • принимая во внимание «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений», принятый и подписанный в Минске 12 февраля 2015 года и одобренный в целом резолюцией 2202 (2015) Совета Безопасности ООН от 17 февраля 2015 года,
  • принимая во внимание решения Совета, продолжающее санкции, введенные в отношении Российской Федерации в связи с незаконной аннексией Крымского полуострова,
  • принимая во внимание решение так называемого Верховного суда Крыма от 26 апреля 2016 года, в котором Меджлис крымскотатарского народа признан экстремистской организацией, деятельность которого запрещена на Крымском полуострове,
  • принимая во внимание Правила 135 и 123 своих Правил процедуры,

А. В то время как в марте 2017 года отмечается третья печальная годовщина незаконной аннексии Крымского полуострова Россией;

B. В то время как аннексия Крыма Российской Федерацией является незаконной и нарушает международное право и европейские соглашения, подписанные как Российской Федерацией, так и Украиной, в частности Устав ООН, Хельсинкский Заключительный акт и Будапештский меморандум, а также Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией 1997 года;

С. В то время как на протяжении аннексии российские власти должны нести ответственность за защиту народа и граждан Крыма посредством фактической власти, представленной в регионе;

D. В то время как по данным правозащитных организаций и общественных источников, по меньшей мере 62 гражданина Украины незаконно преследовались по политическим причинам российскими правоохранительными органами, 49 из которых являются жителями Крыма; в то время как число украинских политических заключенных в России увеличилось в 2016 году, несмотря на приветственное освобождение шести украинцев; в то время как в настоящее время 17 граждан Украины незаконно задержаны в Российской Федерации и 15 - в оккупированном Крыму; в то время как по меньшей мере сто украинцев находятся в заложниках в ужасающих условиях у поддерживаемых Россией сепаратистских сил в Донецкой и Луганской областях Украины;

E. В то время как сообщается о применении пыток, жестокого и унижающего достоинство обращения в различных случаях; в то время как эти обвинения до сих пор не были надлежащим образом расследованы; в то время как пытки использовались для получения признаний и поддержки ложных доказательств вины; в то время как крымские юристы, которые оказывают юридическую помощь этим людям, и правозащитники, которые сообщают о случаях политически мотивированных насильственных исчезновений в Крыму, а также журналисты, которые сообщают о положении крымских татар, также стали мишенями;

F. В то время как многие заключенные и задержанные сталкиваются с суровыми и бесчеловечными условиями в тюрьмах, что вызывает физические и психологические риски для их здоровья; в то время как есть заключенные, которым требуется срочная медицинская помощь и лечение;

G. В то время как 16 декабря 2016 года Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций (ГАООН) признала Россию оккупирующей державой и осудила временную оккупацию территории Украины ‑ Автономной Республики Крым и города Севастополя ‑ Российской Федерацией и подтверждает непризнание их аннексии;

H. В то время как согласно статье 70 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны «защищаемые лица не могут быть арестованы, привлечены к уголовной ответственности или осуждены оккупирующей державой за совершенные действия или за мнения, высказанные до оккупации»; в то время как в резолюции ГА ООН Россия признана государством, которое является оккупирующей державой, и на нее налагаются обязательства оккупирующей державы, в том числе защита народа и граждан Крыма;

I. В то время как ограничительное российское законодательство, регулирующее политические и гражданские права, было распространено на Крым, что привело к резкому сокращению свободы собраний, выражения мнений, объединений, доступа к информации и религии, а также достоверных сообщений о запугивании, насильственных исчезновениях и пытках;

J. В то время как в других украинских регионах насчитывается около 20 000 внутренне перемещенных лиц из Крыма, Меджлис крымскотатарского народа запрещен и объявлен экстремистской организацией, а украинские школы на полуострове закрыты;

K. в то время как 16 января 2017 года Украина подала иск в Международный Суд ООН (МС), чтобы привлечь к ответственности Российскую Федерацию за ее поддержку терроризма на востоке Украины и акты дискриминации этнических украинцев и крымских татар в оккупированном Крыму ;

1. Поддерживает суверенитет, независимость, единство и территориальную целостность Украины в пределах ее международно признанных границ и решительно подтверждает свое осуждение незаконной аннексии Автономной Республики Крым и города Севастополя Российской Федерацией; полностью поддерживает твердую и устойчивую решимость ЕС и его государств-членов не признавать эту аннексию и ограничительные меры, принятые в этом отношении;

2. Напоминает, что ситуация в области прав человека на Крымском полуострове значительно ухудшилась, нарушение свободы слова, злоупотребления СМИ и принудительное введение российского гражданства стали систематическими, а основные права и свободы человека в Крыму не гарантируются;

3. Осуждает дискриминационную политику, навязанную так называемыми властями против, в частности, этнического татарского меньшинства Крыма, ущемление их имущественных прав, растущее запугивание этого сообщества и тех, кто выступает против российской аннексии, и отсутствие свободы выражения и объединений на полуострове;

4. Призывает Россию безотлагательно освободить всех незаконно и произвольно задержанных граждан Украины, как в России, так и на временно оккупированных территориях Украины, и обеспечить их безопасное возвращение, в том числе Николая Карпюка, Станислава Клыха, Александра Кольченко, Олега Сенцова, Алексея Черного, Александра Костенко, Сергея Литвинова, Валентина Выгивского, Виктора Шура, Андрея Коломийца, Руслана Зейтуллаева, Нури Примова, Рустема Ваитова, Ферата Сайфуллаева, Ахтема Чийгоза, Мустафы Дехерменджи, Али Асанова, Инвера Бекирова, Муслима Алиева, Вадима Сирука, Арсена Джеппарова, Рефата Алимова, Зеври Абсейтова, Ремзи Меметова, Рустема Абитарова, Энвера Мамутова, Артура Панова, Евгения Панова, Романа Сущенко и Эмир-Усейна Куку, правозащитников и других, и позволить всем вышеупомянутым людям свободно передвигаться, в том числе Николаю Семене, которого преследуют за его журналистскую работу на Радио Свободная Европа/Радио Свобода;

5. Подчеркивает, что решение Российской Федерации от 21 марта 2014 года об аннексии Крыма остается незаконным и решительно осуждает последующее решение российских властей предоставить всем жителям Крыма российские паспорта;

6. Напоминает Российской Федерации как оккупирующей державе с действующим контролем над Крымом и связанной международным гуманитарным правом и международным правом в области прав человека об обязательстве обеспечивать защиту прав человека на полуострове и призывает российские власти предоставить беспрепятственный доступ в Крым для международных организаций и независимых экспертов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Организации Объединенных Наций и Совета Европы, а также для любых правозащитных НПО или средств массовой информации, которые хотят посетить, оценить и доложить о ситуации там; призывает украинские власти упростить процедуру предоставления иностранным журналистам, правозащитникам и адвокатам доступа к полуострову;

7. Считает, что права крымских татар были серьезно нарушены из-за запрета деятельности Меджлиса и решительно повторяет свой призыв к немедленной отмене соответствующего решения и его последствий; осуждает судебные преследования и угрозы ареста лидеров Меджлиса, таких как Мустафа Джемилев, депутат Верховной Рады Украины и претендент на премию имени Сахарова, а также председатель Меджлиса Рефат Чубаров;

8. Подчеркивает, что крымские татары как коренные народы полуострова и их культурное наследие, по-видимому, являются основными целями репрессий; призывает к неограниченному доступу в Крым международных организаций и независимых экспертов от ОБСЕ, Организации Объединенных Наций и Совета Европы;

9. Напоминает российским властям, что, несмотря на незаконность аннексии Крыма, Россия де-факто полностью ответственна за поддержание правопорядка в Крыму и защиту граждан Крыма от произвольных судебных или административных мер;

10. Выражает серьезную обеспокоенность по поводу многих заслуживающих доверия сообщений о случаях исчезновений, пыток и систематических запугиваний местных граждан, выступающих против аннексии Крыма, и призывает Россию немедленно прекратить практику преследования, эффективно расследовать все случаи нарушений прав человека, включая насильственные исчезновения, произвольные задержания, пытки и жестокое обращение с задержанными, уважать основные свободы всех жителей, включая свободу выражения, религий или верований, объединений, а также право на мирные собрания; призывает немедленно расследовать все исчезновения и похищения людей в период оккупации Крыма, в том числе по делу Эрвина Ибрагимова;

11. Напоминает, что в соответствии с российским законодательством юрисдикция российской системы правосудия распространяется только на преступления, совершенные на территории России; осуждает тот факт, что российские правоохранительные органы возбудили несколько уголовных дел в отношении действий, совершенных на территории Украины и Крыма до его аннексии;

12. Приветствует недавний визит украинского омбудсмена в Крым с целью встречи с заключенными; сожалеет о том, что омбудсмену не разрешили встретиться со всеми из них и выражает надежду, что во время будущих визитов она получит беспрепятственный доступ к украинским заключенным в Крыму, а также к тем, кто был перемещен в Российскую Федерацию;

13. Призывает к неограниченному, безопасному и беспрепятственному доступу ОБСЕ, других международных наблюдателей за соблюдением прав человека и всех гуманитарных субъектов к Крымскому полуострову и созданию независимых механизмов мониторинга, а также по оказанию гуманитарной и юридической помощи по мере необходимости; поддерживает инициативы, проводимые Украиной в целях решения этих вопросов в рамках Совета по правам человека и Генеральной Ассамблеи; призывает Европейскую службу внешних связей (ЕСВС) и делегацию ЕС в России внимательно следить за судебными разбирательствами против украинских политзаключенных и сообщать об обращении с ними во время содержания под стражей; выражает обеспокоенность по поводу сообщений о применении карательных психиатрических методов; ожидает, что Делегация ЕС, посольства ЕСВС и посольства государств-членов будут внимательно следить за судебными разбирательствами против украинских граждан в России и добиваться доступа к этим людям до, во время и после судебных процессов над ними;

14. Осуждает сложившуюся практику перемещения задержанных в отдаленные районы России, поскольку это серьезно мешает их общению со своими семьями и правозащитными организациями; подчеркивает, что эта практика нарушает действующее российское законодательство, в частности, статью 73 Уголовно-исполнительного кодекса, согласно которому приговоры должны быть вынесены в регионе, в котором проживают осужденные или в которых вынесен приговор суда; осуждает практику отказа в консульских визитах к задержанным людям и призывает власти безоговорочно разрешить такие посещения; призывает предоставить доступ Международному комитету Красного Креста (МККК) к тюрьмам на оккупированных территориях и уважать права задержанных на регулярное общение со своими родственниками и друзьями как по переписке, так и путем посещения;

15. В равной степени подчеркивает необходимость обеспечения Украиной защиты прав и потребностей перемещенных граждан Украины, в том числе их права голоса и полной правовой и административной защиты в своей стране;

16. Приветствует решение Президиума Верховного Суда России от 22 февраля 2017 года об отклонении обвинительного приговора Ильдару Дадину по обвинению в участии в многочисленных несанкционированных протестах, в том числе против войны России в отношении Украины, и распорядиться о его освобождении из-под стражи после решения Парламента от 24 ноября 2016 года в его защиту;

17. Призывает Специального представителя Европейского союза по правам человека уделять постоянное внимание ситуации с правами человека на Крымском полуострове; подчеркивает общую необходимость того, чтобы Европейский союз играл более заметную, эффективную и активную роль в содействии прочному мирному решению;

18. Призывает к поддержке ЕС украинских и крымскотатарских медиа-проектов для Крыма, а также инициированного Европейским фондом демократии и Радио Свободная Европа/Радио Свобода, к защите украинских и крымскотатарских школ и других инициатив по защите их культурного наследия;

19. Призывает к введению дальнейших ограничительных мер для лиц, ответственных за грубые нарушения прав человека, включая замораживание их активов в банках ЕС;

20. Настаивает на полном выполнении всеми сторонами Минских соглашений, включая прекращение военной деятельности на Донбассе и обмен заложниками, а также освобождение и возвращение всех пленников без дальнейших проволочек; напоминает об особой ответственности российского правительства в этом отношении;

21. Просит изучить возможность создания международного формата для переговоров, в которых обсуждается вопрос о деоккупации Крыма с участием ЕС и который будет основываться на международном гуманитарном праве, правах человека и международных принципах;

22. Настоятельно призывает Совет найти пути поддержки Украины в Международном суде ООН по иску привлечения Российской Федерации к ответственности за ее поддержку терроризма на востоке Украины и актов дискриминации этнических украинцев и крымских татар в оккупированном Крыму;

23. Поручает своему председателю направить эту резолюцию Совету, Комиссии, заместителю председателя Комиссии/верховному представителю Союза по иностранным делам и политике безопасности, государствам-членам, президенту Украины, правительствам и парламентам Украины и Российской Федерации, а также Парламентской ассамблее Совета Европы и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

European Parliament resolution of 16 March 2017 on the Ukrainian prisoners in Russia and the situation in Crimea (2017/2596(RSP))