Крым оккупирован Россией
5 лет 186 дней

Судебная система в Крыму выполняет заказы ФСБ

Суд, созданный в условиях оккупации Крыма, не является эффективной защитой в политически мотивированных делах. К такому выводу пришли авторы доклада «Крымский процесс: правосудие в политически мотивированных делах». 19 октября доклад был презентован в Киеве. Об этом сообщает Центр информации о правах человека.

По словам юристки Украинского Хельсинского союза по правам человека Дарьи Свиридовой, документ базируется на показаниях мониторов, посетивших 174 процесса в восьми делах. Это, в частности, дела Владимира Балуха, Сулеймана Кадырова, Игоря Мовенко, Ильми Умерова, Ахтема Чийгоза, Николая Семены, Евгения Панова и дело «26-го февраля».

Експертка пояснила, что мониторинг проводили с целью оценить способность судебной системы, созданной в условиях оккупации, обеспечить эффективную защиту от незаконных преследований, а также от подавления прав и свобод в Крыму.

«Для этого мы проанализировали соблюдение стандартов справедливого судопроизводства в четырех аспектах. Это независимость суда, равенство сторон, презумпция невиновности и публичность рассмотрения дела», - рассказала она.

Авторы доклада выявили ряд факторов, свидетельствующих о нарушении презумпции невиновности. Об этом сообщила Мария Ясеновская, президенткой Харьковской областной фонда «Общественная Альтернатива».

«Это, во-первых, содержание Владимира Балуха за решеткой почти при каждом слушании, в котором он принимал участие. Впрочем, есть решение ЕСПЧ, которое провозглашает, что это не просто является нарушением презумпции невиновности, но и фактором, который формирует из подозреваемого образ виновника в глазах суда и публики», - привела пример експертка.

Она также отметила, что большую роль в нарушении этого аспекта судопроизводства сыграли СМИ, которые цитировали высказывания обвинительного характера местных крымских чиновников. Кроме того, по словам Марии Ясеновской, авторы доклада подозревают о нарушении тайны совещательной комнаты.

«Это очевидно по делу Игоря Мовенко, которого не удерживали под стражей, и он сам приходил на следствие. Впрочем, еще до того, как ему объявили приговор, два конвоира зашли в зал суда, как будто уже знали о результате».

Одним из требований справедливого судебного разбирательства, по которым эксперты анализировали процессы, является «равенство сторон». Оно предусматривает, что каждая сторона должна иметь разумную возможность представить свое дело в условиях, в которых одна из сторон не имеет очевидного преимущества.

Сергей Буров, исполнительный директор Образовательного Дома прав человека в Чернигове, один из авторов доклада, сообщил, что мониторы зафиксировали много случаев, когда сторона защиты была в неравных условиях со стороной обвинения:

«Так, например, Ахтем Чийгоз не присутствовал ни на одном из 70-ти судебных заседаний, по которым мониторы вели наблюдения. В то же время стороне Обвинения предоставлялись определенные привилегии. Например, по одному из дел, перед допросом свидетеля судья попросил зачитать ему его предыдущие показания с формулировкой, что свидетель мог забыть то, что говорил во время следствия».

По словам Сергея Остафа, эксперта Ресурсного центра по правам человека (Кишинев, Молдова) практически во всех делах систематически нарушался принцип публичности рассмотрения - определенные слушания проходили в закрытом режиме без соответствующего мотива, создавали препятствия для заинтересованных посетить заседание, запрещали вести аудиозаписи и тому подобное.

«В России, в частности в оккупированном Крыму, справедливого суда не существует, они все выполняют задачи власти в лице ФСБ», - резюмировал Ильми Умеров, заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа, один из осужденных российским судом в Крыму.

Как сообщила Татьяна Печончик, руководитель Центра информации о правах человека, в следующую среду доклад презентуют в Брюсселе, а затем и на других международных площадках - в ООН, Совете Европы и других.