Крым оккупирован Россией
4 года 269 дней

Трасса «Таврида»: обещанного уже 4 года ждут

Как уже отмечала группа ИС, мост через Керченский пролив, как и «федеральная» трасса «Таврида» являются частью военной инфраструктуры, предназначенной, в первую очередь, для оперативной переброски войск оккупантов на Крымский полуостров. Относительно моста, который начал работу в полуаварийном режиме, мы уже неоднократно публиковали материалы. Предлагаем вашему вниманию репортаж ИС-Крым о текущем состоянии трассы «Таврида».

***

Строительство федеральной трассы «Таврида» было анонсировано еще в 2014 году, и как всегда – как нечто очень близкое и скорое. Вообще, манера выдавать долгосрочные проекты за краткосрочные – полностью в духе российских СМИ. Складывается ощущение, что людям обещают уже завтра события, до которых кто-то из них (читателей, слушателей, зрителей) может быть, даже не доживет. Эти «новости из будущего» как бы поднимают дух, по крайней мере, должны так делать.

Рапортуют о том, что это будет «завтра» (полгода, год), потом в течение всего этого временного отрезка сообщают какие-то мелочи – например, что кто-то уже начертил чертеж, утвердил его, потом – кто-то внес в него правки, потом то же самое про смету и бюджет, и все откладывания и отсрочки проходят под знаком бурной деятельности.

Так проходят годы. Сроки давно забываются и «назначаются» новые, которые также откладываются, - но «процесс постоянно на слуху». Недостатки, однако, очевидны, слишком бросаются в глаза, и тогда снова нужна пресса. Устами разных косноязыких чиновников вбрасывается мысль, «смотрите, мол, до чего Украина довела дороги», - показываются при этом участки, разрушенные гусеницами танков в 2014 и делается вид, что так было "все время украинства".

Ведутся также бессмысленные, но очень затратные и видные работы – кладутся на снег и лужи какие-то асфальты, бетоны, все это плывет по весне или с первым ливнем, рабочим платят повышенные трудодни за «опасные условия работы», - и снова, когда оголяются дыры, народу объясняют, что это довела Украина.

С самого начала проект строительства «ФТ Таврида» задумывался как жульничество. Планировалось слегка подлатать и расширить вдвое уже имеющуюся трассу, известную на разных участках как «Керченское шоссе», «Феодосийское шоссе», т.е. магистраль, построенную в позднесоветской Украине от Керчи до Симферополя – и выдать ее за новую федеральную трассу. Естественно, при этом значительную часть средств думалось прикарманить, ведь бюджет рассчитан был не меньше, чем на постройку новой трассы, совершенно новой, с прокладкой всего заново.

Однако сжульничать не удалось. Первые годы велась интенсивная показуха: латались дыры, разнесенные танками и бронемашинами. Так называемой вате этого было достаточно, - работа же идет, кто-то трудится. Но время шло, успели даже кое-как соорудить «крымский» мост с Тамани, а давно готовую, как обещалось, к этому мосту ФТТ вообще не сделали, даже не провели.

Теперь даже объясняют населению отсутствие грузовых машин на мосту – не тем, что сомневаются, выдержит ли мост, а непроведением этой самой трассы к мосту. Хотя изначально говорилось, что ФТТ в первую очередь будет для скоростных (а значит, легковых и рейсовых) видов транспорта, - но для оправдания и это сойдет.

О первых этапах строительства напоминают горы песка и гипса. Такими «курганами» усеяна вся обочина керченско-симфоропольского шоссе.


Мы уже третий год видим, как степная трава прорастает и снизу, и сверху сквозь эти ямы – списанного и забытого материала, взятого из федерального и местного бюджетов.


Эти горки – их приблизительно несколько тысяч – наглядно показывают, куда деваются обещанные надбавки к зарплате и пенсии, и почему в стране РФ «денег нет и не будет». Если и нужна иллюстрация к словам «деньги зарыты в песок», то песочные горы с сорняками – наверное, подойдут как нельзя лучше.

Наконец, в какой-то момент стало понятно, что просто залатать трассу – дурной номер, так можно продолжать до бесконечности; тем более что новая техника тоже нелёгкая, и разносит даже те участки трассы, которые вроде бы ремонтирует.


Самосвалы, экскаваторы разрушают асфальт, а потом рядом кладется новый.

Но главная проблема не в этом. Керченско-симферопольскую трассу в целом ряде мест просто невозможно расширить. Это не Украине было жалко асфальта - это особенности ландшафта. По обе стороны от Симферополя (в сторону Керчи и Севастополя) по километру занимают участки шоссе, с одной или двух сторон огражденные каменными стенами – подпорками.


Они элементарно спасают шоссе от оползней, от нависающего по соседству грунта, скальной породы, а то и крымского леса. В других местах к старой трассе тесно прилегают поля пшеницы, ржи, винограда, технических культур. По краям трассы во многих местах украинцами заботливо высажены лесополосы, создающие тень в жару и защищающие от осадков и ветров в холодное время.


Многие жители строили свои дома, или вселялись в многоквартирники, с тем расчетом, чтобы «иметь в виду» шоссе, но не прямо под носом, а через поле. Это удобно – и близко, и в отдалении от шума, грязного воздуха и сомнительных типов за рулем. Не говоря уже о простейших оврагах, которыми часто обрамлена дорога. Именно глядя на них, и родилась залихватская идея «приезжих», наспех разглядывавших шоссе, - просто насыпать немного обочины слева и справа, удвоив тем самым полосы.


Как мы понимаем, насыпать на возвышенности новое можно (оттуда и горы песка по обочинам). Но когда дорога уходит на ровное место или, того «хуже», в низменность, то придется рыть, даже подкапываться. А если по обе стороны лес? Что ж, тем хуже для леса.

В конце концов, - «шел пятый год» - додумались приезжие инженеры, что с имеющимся шоссе так просто не совладать, подсыпав к нему «немного» гравия и спрятав все под асфальтом и бетоном. Кабы эти инженеры с их замыслами были нам друзья, мы бы подсказали им, конечно, - что лучше строить дорогу сразу новую, в другом месте. К примеру, севернее от Симферополя, там где ровная степь, где ландшафт настолько равнинный, что выдержит любую ширину полос, хоть по десять с каждой стороны.


Там же можно было бы сэкономить и на прямой линии, не подстраивая полноценный автобан под извилины предгорного ландшафта. А как бы поднялись села, забытые и заброшенные в последние годы, оживились бы из-за проходящей рядом скоростной магистрали, обросли бы недвижимостью, инфраструктурой пустыри…

Но это если бы инженеры были нашими друзьями, а не врагами. Тем более, что поздно уже и им «пить боржоми» - все указывает на то, что средства на новое шоссе уже «освоены», а крымские и московские чиновники, ответственные за расхищение и растраты, давно сдали-перепродали свои посты ничего не подозревающим преемникам.


Надо сказать, что в этой довольно пикантной ситуации российские инженеры все же нашли выход. Фактически, они строят второе шоссе рядом и параллельно – точно такое же в ширину, как и украинское. Такое озарение снизошло на них уже на пятом году, а реализация развернулась летом, в разгар, как они сами говорят, курортного сезона.


Действительно, мысль проста, а «простота хуже воровства». Если проложить рядом с имеющейся двухполосной трассой, этим «тяжким наследием Украины», точно такую же трассу справа и слева, то каждое шоссе – и старое, и новое – получит по 2-3 полосы движения в одну сторону. Ну чем не автобан? Конечно, бросается в глаза, что две параллельные дороги – «левое» и «правое» направления – будут на разной высоте. Как правило, новая трасса выше, и как правило же, она «обратная», т.е. ведет из Крыма на Тамань.


Отсюда горы песка, щебня, камня по левую руку (если ехать в Симферополь); иногда новая дорога на полметра выше, а иногда – на метров два, три. От места к месту между старой и новой трассами будут развилки – и чтобы перестроиться из ряда, и чтобы свернуть в сторону одного из сел, на юг или север от шоссе. Трудно понять, какие функции у некоторых объектов, которые возводят тут же при новой половине трассы.


Иногда, впрочем, видно, как выглядывают из-под груд песка трубы стандартного размера, по которым, видимо, переносят имеющиеся коммуникации.


Все же остается загадкой, как будут разводить трассу, например, по мосту.


Неужели вон тот второй, дальний и узкий мост, выдержит «режим скоростной трассы»? Его что, тоже расширят? Или просто засыплют речку, с них станется.


Вот это кладбище, так удобно расположенное «недалеко» от старого шоссе, - скорее всего, будет сметено новой трассой. Не спрашивайте, куда денут покойников, это не инженерское дело, об этом думать, - забота местных властей или, скажем прямо, населения.


А жители этой малоэтажки, наверное, и в страшном сне не предвидели, что их окна и балконы выйдут теперь не на пейзаж с трассой на горизонте, а непосредственно под новое шоссе.


Не легче будет и частным домовладениям – с этими власти вообще не считаются, так что придется им не просто отодвигать свои заборчики, а потесниться – или отдать жилье по той цене, которую власти назначат «приемлемой».


Как вы уже, наверное, поняли, никакой суперскоростной трассы из ФТ «Таврида» не выйдет. Во-первых, она выйдет кривая, под стать ландшафту; во-вторых, ее существенно искривят еще развилки и перемычки, а также высота двух полос. Едущий по одной стороне транспорт будет периодически оказываться то на старой «украинской», то на новой «российской» трассе. Учитывая разную высоту, будут «те еще горки».


Впрочем, про высокую скорость уже забыли и даже не обещают, - говорят о «качестве», а также о грузопропускаемости (т.е. это будет артерия для грузового транспорта). Но грузовой транспорт быстро будет разносить в пух и прах асфальт, и потому будут постоянные ремонты. Добавим к этому, что от идеи платной (из-за высокого качества) трассы уже успели отказаться, потому что платить там, собственно, будет не за что.

Иные крымчане бодрятся, - дескать, «при Украине» и такой, пусть очень странной, трассы в 4-6 полос не было, была всюду 2-полосная. Но мы тут же отметим, что Украине и не нужен было какой-то особенный вид шоссе, соединяющего тупиковую тогда Керчь с крымской столицей. Дороги вполне хватало, пробки возникали разве что в случае аварии.

Оставляем отдельно вопрос экологии. Какие потери понесет крымская степь, крымский лес, крымские предгорья, - это все к природоведам. Какие убытки понесут поля сельхозкультур? А какая разница, если и сейчас (без днепровской воды) хозяйства, ими владеющие, не могут справиться с элементарной засухой!


Будут ли проведены археологические раскопки, раз уж идут работы по всей ширине полуострова? Не смешите, это никому не нужно. Плюс проводить их силами приезжих археологов – незаконно, а оформлять согласно украинского законодательства никто не станет. Случайную находку или возьмут нашедшие, или – как это чаще всего бывает – тихонько придавят и затрамбуют, чтобы не связываться с археологами.

Что ждет лесополосы, попавшие под каток, в буквальном смысле, да еще и экскаватор? Ну, ясно же, полное уничтожение. В Крыму их, кстати, и так менее 9% от нужного количества. «Ничего, крымчане еще насажают», видимо, уверены «строители века».

ИС-Крым

Симферополь – Феодосия - Керчь.