Крым оккупирован Россией
5 лет 240 дней

В Международный уголовный суд предоставлена информация об использовании Россией «живых щитов» при вооруженном захвате крымских объектов – прокуратура АР Крым

26 февраля 2019г. прокуратура Автономной Республики Крым, Украинский Хельсинский союз по правам человека, Региональный центр прав человека сообщили о передаче в Международный уголовный суд нового сообщения об использовании российскими военными гражданского населения во время захвата объектов на территории полуострова Крым в 2014 году – так называемого «живого щита». Об этом сообщает пресс-служба прокуратуры АР Крым.

При подготовке сообщения было установлено, что силы РФ умышленно перемещали гражданское население к объектам Вооруженных Сил Украины находясь за спинами людей в момент блокировки и захват этих объектов. В таких условиях украинские военные не могли применить оружие для защиты от нападения. Таким образом, с привлечением не менее 1000 гражданских лиц было захвачено не менее 10 военных объектов ВС Украины.

Такие «живые щиты» составляли 4 категории гражданских лиц, среди которых были крымчане как с пророссийскими, так и проукраинскими взглядами, лица, которые переместили с территории РФ для участия в оккупации полуострова, представители «казачества» и так называемой «Крымской самообороны».

Показательным является захват военно-морской базы в с. Новоозерном, во время которого в качестве «живого щита» были использованы не менее 300 человек - мужчины и женщины, подростки и пожилые люди.

«Согласно ст. 8 Римского статута МУС такие действия следует квалифицировать как отдельный вид военных преступлений», - отметил заместитель прокурора АР Крым Игорь Поночовный.


Запрет использования «живых щитов» также закреплена и в статье 28 IV Женевской конвенции, статьи 51 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям и норме 97 обычного международного гуманитарного права.

«К тому же, умышленное использование гражданского населения для прикрытия военных операций нарушает обязательства принимать все возможные меры предосторожности для различения гражданских объектов и военных целей», - отмечает Игорь Поночовный. Сейчас прокуратура АР Крым проводит досудебное расследование по ст. 438 Уголовного кодекса Украины.

В прокуратуре АР Крым отмечают, что использование гражданского населения как «живого щита» в рамках вооруженных конфликтов не является уникальным явлением. Но использование населения во время активной фазы оккупации в феврале - марта 2014 отличается от общепринятой трактовки этого преступления в международной практике. Среди населения, которое выступало в качестве «живого щита» были и лица с пророссийскими взглядами, участие которых поощрялась, а также те, кто собирался перед военными объектами вследствие угроз или шантажа. В таких случаях государство-оккупант также обязана не допустить присутствия гражданского населения в потенциально опасных для ведения боевых действий местах.