Путин разыгрывает сразу два сценария захвата Украины, у Зеленского есть шанс его остановить, — Юрий Карин

В
последнее время все чаще возникает ощущение, что Запад начинает уставать от
Украины. Наши вчерашние партнеры и союзники постепенно налаживают отношения с
Россией. Делегацию северного соседа-агрессора вернули в Парламентскую ассамблею
Совета Европы. Всерьез говорят о возможности отмены санкций против России,
несмотря на то, что она так и не выполнила для этого ни одного из условий.
Отношения с Западом нужно перезагружать. Но как? Уже не первый месяц
обсуждается возможный визит президента Украины Владимира Зеленского в США.


Как
нужно вести себя украинскому президенту на встрече с Дональдом Трампом? О чем
говорить, чтобы заручиться поддержкой США? Об этом «ФАКТАМ» рассказал военный
обозреватель Юрий Карин.


«Американские инвестиции в Украину — хорошая
защита от внешней агрессии»


 — В
скором времени Зеленский, наверное, все-таки встретится с Трампом. Что может
сделать Украина такого «приятного» для президента США, чтобы он реально
повернулся к нам лицом? Совсем не шутка: в Израиле один поселок переименовали в
честь Трампа, и тот признал Голанские высоты. Может, и нам что-нибудь
переименовать? А если совсем серьезно: чем могут нам помочь американцы в
противостоянии с Россией и как нам этого от них добиться?


 — Встречу Зеленского и Трампа анонсируют уже
на начало осени, — говорит Юрий Карин.  -
К тому времени в Украине будет сформированы правительство и парламентская
коалиция. С учетом итогов внеочередных парламентских выборов в их составе будут
преобладать соратники президента. То есть перед американской стороной
предстанут уже четкие контуры будущей украинской политики.


Исходя
из этого, команде Зеленского следует убедить Трампа, что в их понимании «точку
невозврата» по отношению к СССР Украина уже прошла. То есть предоставить
гарантии приверженности евроатлантической интеграции страны и продолжения в ней
реформ.


Последние,
касающиеся, в частности, рисков для ведения бизнеса в стране и защиты
инвестиций — реальная реформа силовых структур, борьба с коррупцией, улучшение
инвестклимата — выводят на другую главную тему переговоров. Зеленский может
попытаться убедить прагматичного Трампа в неприкосновенности американского
бизнеса в Украине с одновременной презентацией проектов, куда этот бизнес может
быть вовлечен. Бизнес-проектов для обсуждения на самом деле очень много. От
энергетических, инфраструктурных до оборонки. Если это удастся реализовать — можно
будет получить хорошую защиту от внешних посягательств. Мы все знаем, как США
защищают свои деньги.


Пример -
нынешняя российская военная агрессия, в которой США являются последовательным
союзником Украины, защищая свои геополитические и экономические интересы. И
никакой речи об усталости. Ведь Украина — «системный» игрок в борьбе с Россией,
которая создает очаги напряжения для США по всему миру. И реальная помощь, а
также ее объемы, в противостоянии с агрессором будет зависеть в первую очередь
от позиции украинской власти. То есть на дипломатическом уровне Владимиру
Зеленскому и его команде надо крепко подумать, как трансформировать, увязать и
интегрировать украинские проблемы в решение общемировых проблем: финансовые
потрясения, терроризм, миграция, климат и прочее.


Что
касается мысли сделать Дональду Трампу личный комплимент, назвав в его честь
поселок как в Израиле… Скорее всего, учитывая направленность американской
помощи на усиление обороноспособности Украины, возможно, стоило бы назвать в
его честь какую-нибудь из военных баз или учебных центров. Военно-морская база
«SeeTrump» — звучит? А представьте, как рванет у пропагандистов за поребриком…


 — Реально
ли у нас изменить какие-то законы, чтобы можно было разрешить иностранные
военные базы в Украине?


 — Да, собственно, нет необходимости изобретать
велосипед. С 1992 по 2014 год на территории Украины уже находилась иностранная
военная база — Черноморского флота РФ, военнослужащие которой оккупировали
Крым.


А
разрешать или нет иностранное военное присутствие в Украине — исключительная
прерогатива Верховной Рады, и она же принимает законы, которые в случае
необходимости позволят их размещение.


Другой
вопрос: сама необходимость присутствия на территории Украины военной базы и
выбор союзника. Горький опыт у нас, увы, уже есть.


Мое
личное мнение: безусловно, гарантировать безопасность страны от территориальных
претензий, явных — со стороны РФ и «спящих» — со стороны ряда западных соседей
— может исключительно вступление Украины в НАТО. Если в Альянсе посчитают, что
для защиты нашей страны от кого-либо необходимо размещение военной базы — без
проблем, неразрешимых юридических препятствий для таких действий просто не
существует.


«Россия скатилась до уровня гопника из
подворотни»


 — Если
Россия нарушает международные договоренности, почему этого нельзя сделать,
например, нам? Можем ли мы восстановить, скажем, ядерный потенциал? И может ли
это действительно стать сдерживающим фактором от российской агрессии?


 — Одна из главных проблем для самой России
заключается в том, что она «выпала» из общемировой системы ценностей по многим
вопросам, скатившись до уровня гопника из подворотни.


Бравада
кремлевских царьков для поднятия собственного рейтинга формата «какие мы
крутые, что распирает от гордости за страну», как показывает история того же
СССР, заканчивается горьким похмельем. Санкции, падение экономики, последующие
криминальные разборки за кормовую базу и распад государства. Проходили уже.


У
Украины совершенно другая ситуация. Мы являемся жертвой агрессии со стороны
более ресурсообеспеченного и лучше вооруженного государства. Чтобы не потерять
международную поддержку, нам обязательно нужно выполнять все договоренности.
Как пример, те же «Минские соглашения», к которым можно относиться по-разному,
но односторонний выход из них чреват усилением соперника, с которого снимут
санкции, привязанные именно к этим договоренностям.


С другой
стороны, Украине необходимо придерживаться правил игры цивилизованных
государств — курс на полноправное членство в ЕС и НАТО закреплен в нашей
Конституции. О каком нарушении внешних договорных обязательств в этом случае
можно говорить, если у нас внутренние критерии соответствия членству в данных
организациях до сих пор далеки от идеальных? Но учиться жить в системе
координат институций, куда следует страна, необходимо. В ином случае системы
распознавания «свой-чужой» в ЕС и НАТО срабатывают в режиме защиты: есть
критерии, которым ты соответствуешь, а есть те, которым — нет. Это, кстати,
произошло с Турцией. Система сработала: НАТО — свой, ЕС — чужой. А Россия
именно поэтому вообще получила «черную метку».


Касательно
ядерного оружия. За пять лет российской агрессии этот вопрос стал уже
риторическим. Вернемся в 2014-й. Какие предпосылки для применения ядерного
оружия (если бы оно даже было у нас в наличии) и по каким целям были у
военно-политического руководства страны, если даже во время фактически открытой
оккупации Крыма «зелеными человечками» из состава ЧФ ВМФ и ВДВ ВС РФ
официальный Кремль на ноты МИД Украины отвечал, что «ихтамнет». Та же история с
вторжением на Донбасс. Вспомните, через какое время мир наконец-то перешел от
«глубокой озабоченности» до признания российской агрессии в Украине?


Давайте
отходить от лекал ХХ века. Все войны последних десятилетий носят гибридный
характер, и противодействовать им нужно не ядерным оружием, а с помощью
совершенствования структуры национальной безопасности и обороны — всех ее сфер
включительно. Враг ищет в ней брешь, через которую можно дестабилизировать
ситуацию, а не выбирает на карте цели для нанесения ядерного удара. Об
экономических и внешнеполитических рисках в случае возможного создания Украиной
ядерного оружия, я думаю, нет смысла рассуждать.


«Никто по Керченскому мосту стрелять не будет -
сам развалится»


— Работают ли вообще санкции против России?
Нужно ли их делать еще более жесткими? За предыдущие пять лет Путин так и не
отказался от своих планов в отношении Украины. Какой еще путь может быть у
нашей страны для достижения победы? Вот Турчинов предложил Керченский мост
взорвать. Боюсь, что это не выход. Они ведь тоже могут стрельнуть по нам. И
Запад «озаботится». Но адекватного ответа от наших партнеров не будет, скорее
всего… Или будет?


 — Я позволю себе начать с последней части
вопроса. Не ведитесь на российскую пропаганду. Турчинов не предлагал взорвать
Керченский мост. Цитата: «Наши крылатые ракеты смогут уничтожать военные
корабли РФ любого класса не только в Черном и Азовском море, но и в портах их
базирования, а при необходимости, в течение нескольких минут снести мост,
которым так кичится Россия». Реклама возможностей крылатой ракеты «Нептун» — да,
возможно, даже троллинг, но, позвольте: где призыв «пульнуть»? Вот Жириновский,
Соловьев, Скабеева и прочие пропагандисты — те всегда высказываются об Украине
прямо и четко. Раздувать из мухи слона — одно из любимых занятий российских
СМИ, бревно в своем глазу поищите. Успокойтесь, никто по мосту стрелять не
будет — сам развалится.


Санкции?
О да — действуют, причем настолько, что их снятие — одна из самых приоритетных
задач, которая стоит перед всеми кремлевскими элитами.


Почему?
Вы заметили, что происходит с рейтингом Путина и Единой России? Это
словосочетание, кстати, возможно достаточно скоро станет ругательным. Я не
помню случая в мировой истории, где бы представители подвластной партии шли на
выборы «независимыми кандидатами», как, например, в случае с Мосгордумой. А
протесты, пускай вялые и немногочисленные, но вспыхивающие по всей
стране-бензоколонке?


Главная
цель санкций — углубление технологического отставания России от Запада до
размеров пропасти уже достигнута, вторая фаза — уменьшение ресурсов, в том
числе финансовых, находится в процессе реализации.


Почему
же так долго, спросите вы? Захват Крыма — это никакое не спонтанное решение,
сколько бы об этом ни «пел» Путин. РФ к войне готовилась загодя, накапливая все
возможные и невозможные ресурсы, в том числе финансовые. А если посмотришь
сегодня — тот фонд закончился, там цены на что-то подняли, здесь что-то
заморозили. Экономика России на самом деле уже трещит по швам. Пока, грабя
собственных граждан в рамках концепции «люди — новая нефть», Кремлю кое-как
удается залатывать дыры. Время под санкциями убивает агрессора. На сколько его
еще хватит, сказать тяжело, но думаю, что ненадолго.


Причем
не надо путать главное: Запад не давит на Россию, он старается «привести в
чувство» ее руководство, ну и в международное правовое поле ее вернуть. В таком
контексте думаю, что усиление санкций будет, но не против РФ как государства, а
против конкретного окружения Путина, а по самим россиянам больнее всего ударят
очередные безумные «контрсанкции».


«Медведчук выполняет план Путина по хаотизации
Украины»


 — Каких
козней ждать от Путина в ближайшее время? Или все-таки начнем договариваться?
Вот недавно появилась новость о готовящемся обмене пленными. То есть о чем-то
все-таки можно договориться?


 — Прямо на наших глазах российские спецслужбы
разворачивают реализацию в Украине одной из важнейших для себя задач — любыми
возможными способами «впихнуть» оккупированные территории в состав нашего
государства на своих условиях, что, по их задумке, должно привести к созданию
на территории нашей страны слабо контролируемого «анклава» и к приостановке евроатлантической
интеграции.


Основным
«реализатором» этой идеи в Украине является Виктор Медвечук, который за
последнее время развил бурную деятельность, пытаясь создать себе имидж
«миротворца». Причем главари самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» Пушилин и Пасечник
одновременно призвали президента Украины Владимира Зеленского предоставить
Донбассу «особый статус». Это с учетом недавних встреч Виктора Медвечука с
лидерами «республик», в общем-то, и не удивляет. Поскольку все эти действия
расписаны, согласованы и синхронизированы с Кремлем — не сомневайтесь, это
подтвердил в ООН постоянный представитель Российской Федерации при Организации
Объединенных Наций Василий Небензя на заседании Совета Безопасности по
«языковому вопросу».


Но
все-таки главная ловушка находится во «втором слое» кремлевского сценария.
Основная, невидимая на первый взгляд задача: любыми путями добиться прямых
переговоров Украины с «ДНР» и «ЛНР». А это путь к признанию «гражданской войны»
в нашей стране.


В этом
случае РФ автоматически становится непричастной к войне в Украине, что приведет
к решению целого комплекса вопросов, начиная со снятия санкций Запада из-за
агрессии в отношении Украины и заканчивая переформатированием власти в нашей
стране.


В
качестве основного варианта «окончательного решения украинского вопроса» в
кремлевских кабинетах видят влияние на украинские выборы по так называемому
«молдавскому сценарию». Его суть состоит в навязывании Украине плана
«федерализации» и приведении к власти политиков, поддерживающих идею автономии
Донбасса в составе Украины с дальнейшей «федерализацией» страны.


Долгосрочный
этап плана предусматривает углубление расколов внутри нашего общества за счет
«парада автономий», а в перспективе должен привести к утрате суверенитета или
даже территорий.


Самое
неприятное в данной ситуации, что в случае, если «молдавский сценарий» не
сработает, Кремль применит второй сценарий — «стратегию хаотизации» ситуации в
Украине, с задачей максимум — спровоцировать массовое гражданское
противостояние. «Война всех против всех», которую им удалось разжечь в Сирии и
которая прямо сейчас реализуется в Грузии. Это может стать поводом для введения
«российских миротворцев» с целью предотвращения кровопролития и фактической
оккупации страны россиянами.


И ведь
«работа» в данном направлении уже ведется. Так, в рамках мер, направленных на
раскол православия в мире реализуется стратегия по созданию условий для
невозможности функционирования Православной церкви Украины. Проводится информационная
кампания против украинского языка. Также активизируются сепаратисты на
«западном» фланге Украины. В регионах организуют искусственные конфликты на
почве манипуляций исторической памятью по типу памятника Жукову в Харькове и
проспектов Бандеры и Шухевича в Киеве. Запугивают население Украины массовым
«минированием» объектов, сообщения о которых поступают из РФ.


В этой
связи лично меня, радует одно — в Украине есть люди и структуры, которые знают
об этих планах, внимательно их отслеживают и имеют возможность адекватно
реагировать на них. Так что — прорвемся.


Михаил Сергушев


Источник:
«ФАКТЫ»