Шантаж Кремля: приазовские порты в обмен на днепровскую воду?

Май выдался урожайным на резонансные события, связанные с
Крымом. Топ-темами стали голодовка Олега Сенцова и открытие моста через Керченский
пролив. Однако фон у этих и других событий был не менее выразительным, а
обозначившиеся тенденции – достаточно тревожными.

Конец месяца ознаменовался беспрецедентной эскалацией напряженности
на Азовском море
, которую спровоцировала Россия, фактические заблокировавшая морские
торговые порты Украины в Приазовье. В первую очередь – Мариупольский и
Бердянский.




Группа ИС уже публиковала анализ рисков и угроз в Приазовье,
которые увеличиваются в связи с наращиванием военного присутствия РФ в Крыму, а
также развитием наступательных возможностей сил ЮВО РФ. Однако последние
действия фсбшных пограничников несколько выбивались из сугубо военного контекста
– они больше походили на шантаж. Возникает вопрос – шантаж с какой целью?




На наш взгляд, тактической целью эскалации в Крыму и Приазовье является оказание давления на
украинское общество и политиков, чтобы добиться
возобновления поставок днепровской воды на оккупированный полуостров.




Дело в том, что обеспечение Крыма пресной водой становится
всё большей проблемой для Москвы. О потерях сельского хозяйства написано уже
много – посевы, где требовалось орошение, либо исчезли, либо сократились на
порядки. Сейчас Крым на грани засухи (об этом 7 мая заявил оккупационный «минсельхоз»),
велик риск потери тех зерновых, которые, в частности, экспортировались в Сирию
и на Северный Кипр.  




В сложном положении находится промышленность, тот же «Крымский
титан» и «Крымсода». Ресурсы подземных горизонтов исчерпываются, а опреснение в
промышленных масштабах – это дорогое удовольствие, сопряженное с новыми
проблемами (например, куда девать рассолы).




Фактически весь северный и центральный Крым испытывает трудности.
Постепенно водные проблемы смещаются на Юг. Каждый год возникает вопрос заполнения
водохранилищ, питающих города. В них падает не только уровень, но и качество
воды.




Гипотетическая переброска водопровода с Кубани проблему не
решит – потому что сама Кубань не имеет столько влаги, чтобы безболезненно
поделиться с Крымом.




Всё это делает военную базу, в которую превращается Крым,
уязвимой. Поэтому Москва крайне заинтересована решить данную проблему в
кратчайшие сроки. И удобный момент приближается, потому что Украина входит в
зону предвыборной турбулентности.




Сейчас мы наблюдаем развитие двух линий «принуждения Украины к поставкам воды».




Первая линия – фабрикация
casus belli.
В рамках этой линии России насыщает информационное
пространство сообщениями об «украинских диверсантах».




Сначала «украинские диверсанты» чуть ли не спровоцировали
перенос даты открытия моста. И, как заявили различные «говорящие головы» России и
оккупационной власти в Крыму, украинские ДРГ якобы попытаются взорвать мост. С этой
целью наращивается система безопасности моста, даже с Каспийской флотилии
перебросили катера
.




Отдельной строкой прошел сюжет об очередных «диверсантах»,
которых якобы собрал и вдохновил Эрол Велиев — один из помощников народного
депутата Мустафы Джемилева.




Затем о растущей угрозе со стороны «украинских ДРГ» 28 мая прямым
текстом заявили
начальник управления ФСБ по Крыму Виктор Палагин и замдиректора ФСБ-глава Погранслужбы РФ Владимир Кулишов.




Т.е., российская и крымская публика уже убеждена, что кругом
рыщут злобные украинские шпионы. Что дает возможность оккупационным властям, с
одной стороны, «закручивать гайки», с другой – подготовить аудиторию, в том
числе – западную, к возможным «ответным действиям».




Раз уж российские силовики и политики открыто говорят об «угрозе
диверсии» – значит, она в скором времени «случится».




Вторая линия –
подготовка гуманитарно-экономического «размена».




Агрессия России на Азовском море повлечет многомиллионные
убытки для украинской экономики и потерю тысяч рабочих мест в Запорожской и Донецкой
областях. Речь не только о портах и рыбаках, речь обо всех секторах,
которые были завязаны на морской экспорт-импорт. Теперь логистика усложнится и подорожает.
Что ударит по конкурентоспособности украинского бизнеса.




Как следствие – это вызовет еще большее недовольство властью.
В Бердянске уже пытались раскачать ситуацию, используя как повод арест судна «Норд»
и последовавшую за ним агрессию РФ на море. Пока это не сработало, но попытки
будут.




Еще одним очагом напряженности является Генический район
Херсонской области, где, как выразился представитель Президента в АРК Борис
Бабин
, есть признаки «потери государственного управления» и рост влияния
преступных элементов, действующих в связке с ФСБ.




Комплекс этих факторов говорит о том, что Россия готовится
грубо «пригласить» Украину за стол переговоров и сделать предложение, от
которого трудно отказаться.




Суть предложения сводится к следующему: вы (Украина)
возобновляете поставки днепровской воды по Северо-Крымскому каналу, а мы (российские
оккупанты) временно остановим эскалацию.




Обставлено это «предложение» может быть по-разному. С одной
стороны, появятся озабоченные представители приазовских территорий, которые
будет требовать урегулирования ситуации на море и возобновления нормального
судоходства. Их поддержат политики национального уровня из когорты «Оппоблока»,
«За життя» и других пророссийских группировок. Лозунг о поставках воды в Крым может
появиться в риторике некоторых кандидатов в президенты.




С другой стороны, повылазят разного рода «миротворцы» и «патриоты»,
которые предложат «подумать о людях», осудят «спекуляции политиков» и
преподнесут возобновление поставок воды как заботу об украинских гражданах «там»
и конкретный «шаг» по деоккупации Крыма.




Россия со своей стороны начнет разгонять истерику о
гуманитарных аспектах блокировки поставок воды. В частности, РФ наверняка предложит
восстановить поставки воды «под эгидой
ООН»
, чтобы довершить «гуманитарный образ».




Технически с украинской стороны доставить воду возможно. Еще
год назад в Каланчакском районе была построена дамба, куда вмонтирован счетчик
воды (кстати, эта дамба позволила поднять уровень воды в каналах Каланчакского
и Чаплинского районов, чему местные аграрии возрадовались). В Крыму канал
отчасти пришел в негодность, но его при необходимости быстро расчистят и
подлатают.




Т.о., с одной стороны будет маячить прямая военная угроза. С
другой – экономическое давление и провоцирование социального кризиса в
Приазовье. В-третьих, «озабоченность» и давление «друзей Путина» в
международных организациях, СМИ, национальных правительствах ряда стран. «Альтернатива» будет упакована в красивою обёртку «гуманитарного проекта» под эгидой ООН.




Выстоять и найти аргументы будет непросто. Но возможно. Опыт
противостояния с «Газпромом» доказал, что Украина научилась сражаться за свои интересы. На случай, если не удастся купить или
запугать украинскую власть, Россия и готовит тот самый casus belli.




Если в Кремле почувствуют, что устранить проблему
относительно мирными средствами не получается, может быть принято решение взять
Северо-Крымский канал под контроль силой. По прямой от границы до Каховки — всего ничего. Для информационного прикрытия
могут быть спровоцированы беспорядки или резонансные преступления (убийства,
теракты) в Херсонской и соседних областях.  




Многие посчитают такой сценарий маловероятным, мол, Россия
стремится выйти из-под санкций, поэтому на очевидное вторжение не пойдёт. Стремится-то
она стремится.  Да вот не очень
получается. Если Москва поймет, что ослабления санкций не будет, попытка силового
захвата вполне вероятна.




Надо понимать, что захват канала – это не только захват «рубильника»
на шлюзах. Речь будет идти об оккупации как минимум левобережной части Херсонщины.
И если уж будет этот шаг, то агрессор может пытаться расширить подконтрольную
зону как в сторону Энергодара, так и в направлении Мелитополь – Бердянск –
Мариуполь. Обеспечить синхронную атаку со стороны Новоазовска для России вообще
не проблема.




Напомним, что осенью в Украине фактически стартует предвыборная
кампания. Решить вопрос с водой Кремлю нужно до следующего сельхоз сезона,
т.е., до весны. «Активные меры» России совпадут с нашей избирательной гонкой. Скучно не будет.




ИС-Крым