Третий доклад Генерального секретаря ООН о ситуации с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе, Украина, временно оккупированных Российской Федерацией. Полная версия

Резюме

Настоящий доклад представляется во исполнение резолюции 74/168 Генеральной Ассамблеи, в которой Ассамблея просила Генерального секретаря представить ей на семьдесят пятой сессии доклад о ходе осуществления этой резолюции с информацией о возможных путях совершенствования процесса ее осуществления и рекомендациями на этот счет.

I. Введение

1. Настоящий доклад Генерального секретаря о положении в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе, Украина, представляется во исполнение резолюции 74/168 Генеральной Ассамблеи, в которой Ассамблея просила Генерального секретаря представить на ее семьдесят пятой сессии доклад о ходе осуществления этой резолюции, который включал бы варианты и рекомендации, позволяющие улучшить ее осуществление.

2. Этот доклад является третьим докладом Генерального секретаря о положении в области прав человека в Крыму. Первый доклад (A/74/276), представленный на семьдесят четвертой сессии Генеральной Ассамблеи, охватывал период с января 2014 года по 30 июня 2019 года. Второй доклад (A/HRC/44/21), носивший промежуточный характер, был представлен на сорок четвертой сессии Совета по правам человека и охватывал период с 1 июля по 31 декабря 2019 года.

Настоящий и заключительный доклад, представляемый на семьдесят пятой сессии Ассамблеи, охватывает период с 1 июля 2019 года по 30 июня 2020 года.

3. В своей резолюции 68/262 Генеральная Ассамблея подтвердила свою приверженность территориальной целостности Украины в пределах ее международно признанных границ. Согласно соответствующим резолюциям Ассамблеи в настоящем докладе «Автономная Республика Крым и город Севастополь, Украина, временно оккупированные Российской Федерацией» именуются «Крым», а «российские оккупационные власти» — «российские власти в Крыму» и «власти в Крыму». В докладе также учитывается, в частности, призыв Ассамблеи к Российской Федерации «выполнять все свои обязательства в качестве оккупирующей державы по применимым нормам международного права».

II. Методология

4. В своей резолюции 74/168 Генеральная Ассамблея просила Генерального секретаря изыскивать, в том числе посредством консультаций с Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека и соответствующими региональными организациями, пути и средства, обеспечивающие безопасный и беспрепятственный доступ в Крым сформированным региональным и международным механизмам по наблюдению за правами человека, в частности миссии по наблюдению за правами человека на Украине. В целях осуществления этой резолюции Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ) направило Российской Федерации 31 января 2020 года вербальную ноту, в которой оно обратилось к ней с просьбой о сотрудничестве в проведении миссии в Крыму. В своем ответе от 17 февраля 2020 года Российская Федерация заявила о «принципиальном неприятии» резолюций Ассамблеи «по крымскому и украинскому вопросам», отметив при этом, что она готова принимать миссии, осуществляемые «в полном соответствии с процедурами, применяемыми к посещению любого другого субъекта Российской Федерации».

5. В этих условиях УВКПЧ до настоящего времени не смогло найти надлежащих возможностей для проведения миссии в Крым в соответствии с резолюцией 74/168 Генеральной Ассамблеи. В силу этого настоящий доклад основывается на информации, собранной в ходе дистанционного мониторинга, проводимого УВКПЧ с помощью миссии по наблюдению за правами человека на Украине. Миссия работает на Украине и постоянно дистанционно отслеживает ситуацию в Крыму с марта 2014 года. Настоящий доклад основан главным образом на данных непосредственных опросов лиц, пострадавших от предполагаемых нарушений и ущемлений прав человека в Крыму. Миссия проверяет достоверность заявлений путем опроса других заинтересованных сторон (включая родственников жертв, свидетелей и адвокатов), сбора документов, проведения встреч с должностными лицами правительства Украины и представителями гражданского общества, а также анализа материалов реестра судебных решений Российской Федерации. Она анализирует законы Украины и Российской Федерации, которые влияют на осуществление прав человека в Крыму. Кроме того, она осуществляет регулярный мониторинг на административной границе между Крымом и другими частями Украины.

6. Если не указано иное, информация, содержащаяся в настоящем докладе, была задокументирована и проверена миссией в соответствии с методологией УВКПЧ[1].

При подготовке настоящего доклада Секретариат руководствовался соответствующими нормами международного гуманитарного права и международного права прав человека. В рамках дальнейших усилий по обеспечению осуществления резолюции 74/168 УВКПЧ направило вербальные ноты по конкретным вопросам правительствам Украины и Российской Федерации и просьбы о предоставлении информации соответствующим организациям (см. также A/HRC/44/21, пункт 7).

 III. Права человека

A. Отправление правосудия и право на справедливое судебное разбирательство

7. Международное право прав человека предусматривает, что каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Обвиняемый должен быть незамедлительно проинформирован о деталях правонарушения, вменяемого ему в вину, и ему должны быть предоставлены все необходимые права и средства защиты. Другие права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство включают презумпцию невиновности, право на судебное разбирательство без неоправданной задержки, право опрашивать показывающих против него свидетелей (право на очную ставку) или на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на апелляцию или пересмотр дела [2].

8. Российская Федерация внесла значительные изменения в правовую систему, существовавшую в Крыму до начала временной оккупации, в том числе путем применения к Крыму своего уголовного законодательства во всей его полноте. Международное гуманитарное право обязывает оккупирующую державу «принять все зависящие от него меры к тому, чтобы, насколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы, буде к тому не встретится неодолимого препятствия»[3].

Уголовное законодательство оккупированной территории должно оставаться в силе, «за исключением случаев, когда оно может быть отменено или приостановлено оккупирующей державой, если это законодательство представляет собой угрозу безопасности оккупирующей державы или препятствует применению [четвертой Женевской] Конвенции»[4]. Далее предусматривается, что оккупирующая держава тем не менее может подчинить население оккупированной территории действию постановлений, существенно необходимых для выполнения ее обязательств согласно этой конвенции, поддержания нормального управления территории и обеспечения безопасности оккупирующей державы, личного состава и имущества оккупационных войск или администрации, а также используемых ею объектов и коммуникационных линий.

9. Согласно правовому режиму, применяемому Российской Федерацией, дела, связанные с обвинениями в принадлежности гражданских лиц к запрещенным религиозным группам, шпионаже и подрывной деятельности в Крыму, как правило, рассматриваются военными судами, находящимися на территории Российской Федерации[5]. Вопреки международным стандартам в области прав человекатакие судебные разбирательства проводятся без обоснования необходимости рассмотрения дел этой категории гражданских лиц в военных судах[6]. По состоянию на 30 июня 2020 года УВКПЧ задокументировало вынесенные военными судами Российской Федерации с начала временной оккупации приговоры 26 гражданам Украины (25 мужчин и 1 женщина) из Крыма, кроме того, продолжались судебные процессы в военных судах в отношении 18 других граждан Украины из Крыма.

10. УВКПЧ получило информацию, указывающую на то, что такие судебные разбирательства в военных судах могут не соответствовать стандартам справедливого судебного разбирательства и гарантии беспристрастности, установленной в соответствии с международным правом прав человека. УВКПЧ также получило заслуживающие доверия утверждения адвокатов о том, что при оценке ходатайств, устных заявлений или доказательств защиты судьи военных судов часто отдают предпочтение стороне обвинения. По мнению Специального докладчика по вопросу о независимости судей и адвокатов, использование военных судов для рассмотрения дел гражданских лиц под предлогом защиты интересов национальной безопасности или борьбы с терроризмом является «общепринятой практикой», которая идет вразрез со всеми международными стандартами (A/68/285, пункты 14 и 46).

11. УВКПЧ продолжало документально фиксировать тенденцию к ограничению права на публичное разбирательство в резонансных делах путем недопущения членов семьи обвиняемого, общественности и средств массовой информации в зал суда на сомнительных основаниях (A/HRC/44/21, пункт 9). УВКПЧ задокументировало семь дел (в отношении 16 мужчин), связанных с обвинениями в членстве в запрещенных Российской Федерацией религиозных группах, шпионаже и подрывной деятельности, судебные слушания по которым проводились в закрытом режиме [7],[8].

12. По меньшей мере в пяти из семи случаев суды вынесли обвинительные приговоры при обстоятельствах, вызывающих озабоченность в отношении права на справедливое судебное разбирательство беспристрастным судом. В соответствии с ранее документально подтвержденной практикой по делам «Хизбут-тахрир» [9]  судьи продолжали признавать обвиняемых виновными почти исключительно на основании показаний анонимных свидетелей, досудебных письменных показаний и сообщений лингвистических или богословских экспертов обвинения, которые изучали содержание частных бесед или видеоматериалов подсудимых. В четырех случаях судьи не приняли к рассмотрению без достаточных на то оснований альтернативные экспертные заключения, представленные защитой.

13. Бесплатная юридическая помощь предоставляется только ответчикам по уголовным делам и зачастую оказывается неэффективной. УВКПЧ задокументировало четыре уголовных дела, по которым назначенные государственные адвокаты не обеспечили эффективного представительства, в некоторых случаях действуя вопреки интересам своих клиентов. В частности, адвокаты не поднимали вопросы о нарушениях элементарных процессуальных норм[10], игнорировали жалобы подсудимых на пытки, возражали против ходатайств своих подзащитных в ходе судебного разбирательства и не предпринимали никаких действий, несмотря на то что присутствовали при жестоком обращении со своими подзащитными со стороны Федеральной службы безопасности Российской Федерации

B. Права на жизнь, физическую и психическую неприкосновенность, свободу и безопасность

14. Как международное право прав человека[11], так и международное гуманитарное право[12]  безусловно запрещают пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение (далее «жестокое обращение»). Во всех случаях, когда есть разумные основания полагать, что на любой территории, находящейся под юрисдикцией конкретного государства, имели место пытка  или акт жестокого обращения, этому государству надлежит обеспечить, чтобы его компетентные органы провели быстрое и беспристрастное расследование[13].

Международное право прав человека защищает людей от произвольного ареста  и задержания государством[14]. Комитет по правам человека отметил, что, когда частные лица или организации наделены государством полномочиями задерживать или арестовывать людей, ответственность за соблюдение и обеспечение соблюдения статьи 9 Международного пакта о гражданских и политических правах по-прежнему лежит на государстве-участнике[15]. В Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны (четвертая Женевская конвенция) уточняется, что на оккупированной территории гражданское лицо может быть интернировано или помещено принудительно в определенном месте только в крайнем случае по «настоятельным соображениям безопасности» [16].

Произвольное лишение свободы также запрещено обычным международным гуманитарным правом[17].

15. Согласно информации, имеющейся в распоряжении УВКПЧ, российские власти в Крыму не привлекли к ответственности ни одного лица в связи с задокументированными с марта 2014 года случаями насильственного исчезновения 43 человек (39 мужчин и 4 женщины), из которых 11 в настоящее время числятся пропавшими без вести, в одном случае исчезновение повлекло за собой суммарную казнь, еще в одном факт задержания был впоследствии признан и в 30 случаях задержанные были освобождены, но не получили никакой компенсации[18]. Расследования, если они вообще возбуждались, не доводились до стадии судебного разбирательства, несмотря на то что 28 из этих исчезновений произошли в 2014 году.

16. Помимо фактов насильственных исчезновений в форме необъявленного задержания при участии государственных агентов следует отметить, что Российская Федерация не информировала родственников задержанных об их местонахождении во время пересылки из Крыма в Российскую Федерацию. Пересылка задержанных из Крыма в Российскую Федерацию обычно сопровождалась многочисленными остановками в различных исправительных колониях и следственных изоляторах на территории Российской Федерации[19]. Как указывает Комитет по правам человека, запрет на похищение и негласное содержание под стражей носит абсолютный характер и не допускает отступлений[20], и государства должны расследовать каждое насильственное исчезновение с целью привлечения виновных к ответственности[21].

17. УВКПЧ задокументировало семь случаев (в которых пострадали семеро мужчин), в которых сотрудники Федеральной службы безопасности и других правоохранительных органов предположительно подвергали жителей Крымапыткам или жестокому обращению[22] после их ареста по обвинениям, связанным с владением огнестрельным оружием или взрывчатыми веществами, шпионажем, саботажем или терроризмом[23]. Пять жертв сообщили УВКПЧ, что сотрудники Федеральной службы безопасности применяют пытки и жестокое обращение для получения признательных показаний или обличительных показаний против других лиц. Методы пыток включали в себя имитацию казни, избиения и поражение электрическим током, а также сексуальное насилие, что согласуется с практикой, которая была выявлена ранее (A/74/276, пункт 21)[24].

18. Предполагаемые виновные в пытках и жестоком обращении не были привлечены к ответственности. Пять из жертв сообщили о пытках или жестоком

обращении в российские правоохранительные органы или суды. Когда начинались расследования, они, как правило, проводились в форме «проверки»[25]. Европейский суд по правам человека ранее пришел к выводу, что такие проверки не отвечают требованиям, предъявляемым к эффективному средству правовой защиты[26]. Дополнительным фактором, подрывающим проведение расследований, являлось отсутствие документации, предоставленной медицинским персоналом, который в некоторых случаях отказывался документально оформлять телесные повреждения пострадавших (A/HRC/44/21, пункт 15). При подаче жертвами жалоб на пытки или жестокое обращение в ходе судебного разбирательства судьи либо игнорировали их, ссылаясь на формальные результаты «доследственной проверки», либо отклоняли их как необоснованные, не оставляя жертвам эффективных средств правовой защиты.

19. УВКПЧ задокументировало произвольные аресты в Крыму 11 мужчин[27] .

Все они были арестованы по подозрению в терроризме или участии в террористической или экстремистской организации, шпионаже, подрывной деятельности или незаконном хранении огнестрельного оружия или взрывчатых веществ.

Жертвы жаловались на чрезмерное применение силы во время ареста, на то, что им надевали мешок на голову, на несообщение производящим задержание сотрудником причин задержания или непредъявление ордера на арест, а также на использование сфабрикованных административных обвинений с тем, чтобы придать лишению свободы законный характер (A/HRC/44/21, пункт 14).

C. Права лиц, содержащихся под стражей

20. Международное право прав человека требует, чтобы всем лицам, лишенным свободы, было обеспечено гуманное обращение и уважение достоинства,присущего человеческой личности[28]. Задержанные лица имеют право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья[29]. Международное гуманитарное право предусматривает, что обвиняемые в совершении преступлений покровительствуемые лица должны содержаться в заключении в оккупированной стране, и, в случае осуждения, они должны там же отбывать свое наказание[30]. Индивидуальные или массовые принудительные перемещения с оккупированной территории на территорию оккупирующей державы по каким бы то ни было мотивам запрещены[31].

21. УВКПЧ документально подтвердило, что лица, содержащиеся в местах лишения свободы, страдают от неадекватных условий содержания и ограниченного доступа к медицинской помощи[32]. Единственный центр предварительного содержания под стражей в Крыму по-прежнему переполнен, в 2019 году среднее число содержавшихся в нем лиц составляло 1164 человека, тогда как официально он рассчитан на 747 человек[33]. Бывшие заключенные жаловались на отсутствие личного пространства, нехватку естественного освещения и воздуха, низкую температуру, несоблюдение элементарных санитарно-гигиенических требований, крайне низкое качество пищи, а также на невозможность уединиться как следствие постоянного видеонаблюдения за туалетами. Согласно многочисленным сообщениям, в наличии имеются лишь простейшие лекарства, такие как аспирин, и те, кто нуждается в специальных медицинских препаратах, вынуждены полагаться на их ограниченное количество, получаемое от родственников.

22. Российские власти в Крыму продолжают пересылать заключенных из Крыма в Российскую Федерацию, где они предстают перед судом или отбывают наказание в виде лишения свободы. Фактическое число лиц, перемещенных за прошедшие шесть лет, включая заключенных, лишенных свободы до начала конфликта, по-прежнему остается неизвестным[34]. УВКПЧ задокументировало перевод из Крыма в исправительные колонии, расположенные в отдаленных районах Российской Федерации, девяти человек (восемь мужчин и одна женщина). Таким образом, задержанные, в том числе заключенные, отбывающие пожизненное заключение, по сути, были лишены права на свидания с родственниками. Переводимые для судебного разбирательства лица не могут реально воспользоваться своим правом на доступ к адвокату по своему выбору с учетом расстояния и финансовых расходов, связанных с поездкой их адвокатов из Крыма в Российскую Федерацию. Задержанные украинцы, которых российские власти в Крыму считают гражданами России на основании адреса их регистрации по месту жительства в Крыму, сталкиваются с дополнительными трудностями. Помимо отказа в праве на посещение украинским консульским работником в период отбывания тюремного заключения, после освобождения им не разрешается покидать Крым или отказаться от российского гражданства до истечения срока надзора.

D. Свобода мнений и их свободное выражение

23. Международное право прав человека гарантирует право беспрепятственно придерживаться своих мнений, а также свободу их выражения, включая свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами[35].

Комитет по правам человека отметил, что свободная, не подверженная цензуре и ограничениям пресса или другие средства массовой информации имеют важнейшее значение для обеспечения свободы мнений и их свободного выражения[36].

24. УВКПЧ продолжало документировать случаи, в которых жители Крыма подвергались санкциям за выражение своего мнения в социальных сетях или за распространение материалов, в том числе изображений и песен, считающихся экстремистскими в соответствии с законодательством Российской Федерации. УВКПЧ выявило 55 случаев предъявления отдельным лицам обвинений в совершении административных правонарушений, связанных с экстремизмом[37]. На основе имеющейся информации, включая характер обвинений, по меньшей мере четыре из этих случаев вызывают обеспокоенность в отношении свободы распространения информации[38].

25. Журналисты из Крыма информировали УВКПЧ о том, что они продолжают сталкиваться с вмешательством в их профессиональную деятельность и работу средств массовой информации, в результате чего публиковать независимые репортажи невозможно (подробнее см. A/HRC/44/21, пункт 33). Российские власти в Крыму по-прежнему запрещали работникам СМИ въезд и ведение работы в Крыму. В январе 2020 года Федеральная служба безопасности запретила въезд известному украинскому журналисту, известному освещением событий в Крыму, в том числе уголовных дел против крымских татар[39]. Никаких пояснений или конкретных оснований для запрета приведено не было, а в официальном документе, представленном журналисту, содержалась лишь ссылка на всеохватывающее положение законодательства Российской Федерации, в котором упоминаются соображения обеспечения обороноспособности или безопасности государства, общественного порядка и здоровья населения [40]. Этот запрет будет действовать до 2054 года, в связи с чем возникают вопросы относительно его соразмерности.

E. Свобода мысли, совести, убеждений и религии

26. Международное право прав человека защищает право иметь религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и выражать убеждения в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учении[41], а международное гуманитарное право предусматривает, что покровительствуемые лица имеют право на уважение к их религиозным убеждениям и обрядам[42].

27. Все общины «Свидетелей Иеговы» в Крыму оставались под общим запретом (A/HRC/44/21, пункт 35). Отдельные верующие сталкиваются с риском задержания и уголовного преследования по обвинениям, связанным с экстремизмом, за проявление своей религиозной принадлежности в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учении. Показательным является дело одного члена «Свидетелей Иеговы» — жителя Джанкоя, который был осужден в марте 2020 года по обвинению в экстремизме за исповедание своей веры[43], в частности, за участие в изучении Библии, религиозные песнопения и молитвы у себя дома. Суд установил, что эта практика входит в состав преступления, заключающегося в управлении экстремистской организацией[44].

УВКПЧ получило информацию о том, что за первые шесть месяцев 2020 года правоохранительными органами было проведено не менее пяти обысков в домах других членов «Свидетелей Иеговы» в Крыму.

28. УВКПЧ зарегистрировало 24 судебных дела против религиозных организаций или частных лиц за правонарушения, связанные с прозелитизмом, в том  числе против девяти протестантских, пяти мусульманских организаций, двух мессианских иудаистских организаций и четырех кришнаитов[45]. Эти дела были возбуждены в результате применения антиэкстремистских законов Российской Федерации, обычно называемых «пакетом Яровой»[46]. На практике группы и отдельные лица привлекаются к ответственности за размещение религиозного контента в социальных сетях, организацию медитаций в парках, руководство учебными группами по изучению Корана и проведение религиозных обедов на частной территории без размещения знака с указанием полного зарегистрированного наименования религиозной организации. В 2020 году мусульманским общинам, не связанным с Духовным управлением мусульман Крыма, предъявлялись обвинения в административных правонарушениях, кроме того, они сталкивались с ограничениями в использовании мечетей. Например, после проверки правоохранительными органами мечети в Советском районе в марте 2020 года имам был привлечен к административной ответственности за проповедь[47]. Общине было запрещено пользоваться мечетью[48].

F. Свобода мирных собраний и свобода ассоциации

29. Хотя международное право прав человека допускает определенные ограничения или ущемления свободы мирных собраний и свободы [49], Комитет по правам человека отметил, что необходимость обращаться к властям за разрешением на проведение любого собрания «подрывает идею о том, что мирные собрания являются одним из основных прав» [50]. Государства должны воздерживаться от необоснованного вмешательства в свободу ассоциации и обеспечивать, чтобы лицам, принадлежащим к этническим, религиозным или языковым меньшинствам, не отказывалось в праве совместно с другими членами своей группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком[51].

30. Законодательство Российской Федерации, применяемое в Крыму, содержит общее положение, требующее, чтобы любое лицо, желающее провести собрание, получило «разрешение» у местных властей[52]. Этот ограничительный подход усугубляется практикой направления правоохранительными органами письменных уведомлений, предупреждающих потенциальных участников собраний о том, что они могут быть привлечены к ответственности за правонарушения, в том числе за «экстремистские» действия, если они будут принимать участие в таких собраниях[53] . В одном из случаев, проверенном УВКПЧ, в преддверии публичного марша, объявленного Меджлисом 3 мая 2020 года, крымская полиция вручила одному крымскому татарину письменное предупреждение, в котором предостергла его от совершения длинного перечня правонарушений, в том числе преступлений, связанных с экстремизмом и сепаратизмом[54]. Ответить на его вопрос об основаниях для выдачи такого предупреждения полиция отказалась.

31. По состоянию на 30 июня 2020 года, несмотря на временное постановление Международного Суда[55], деятельность Меджлиса по-прежнему запрещена. Российские власти в Крыму объявили о предъявлении новых уголовных обвинений в отношении двух ключевых лидеров крымско-татарской общины, которым в 2014 году был запрещен въезд в Крым[56]. Среди этих обвинений — обвинения в «незаконном въезде на российскую территорию», связанные с их въездом в Крым в 2014 году в нарушение запрета на поездки, «владении огнестрельным оружием и боеприпасами» и организации «массовых беспорядков» во время акции протеста в поддержку территориальной целостности Украины 26 февраля 2014 года[57].

G. Право на образование на родном языке

32. В международных стандартах в области прав человека, применимых к образованию, рекомендуется, чтобы обучение на родном языке «по возможности, осуществлялось до последней ступени образования»[58]. Кроме того, образование должно быть направлено на формирование, в частности, уважения к родителям ребенка, культурной самобытности, языку и ценностям, национальным ценностям страны, в которой ребенок живет, и страны, выходцем из которой ребенок может являться[59].

33. В своих заключительных замечаниях по шестому периодическому докладу Российской Федерации Комитет по экономическим, социальным и культурным правам выразил обеспокоенность «ограничениями, с которыми сталкиваются крымские татары и этнические украинцы при осуществлении своих экономических, социальных и культурных прав, в частности прав на труд, на выражение своей самобытности и культуры и на получение образования на украинском языке» (E/C.12/RUS/CO/6, пункт 9). Временное постановление Международного Суда включает положение «об обеспечении доступности образования на украинском языке» в Крыму[60].

34. В соответствии с отмеченной ранее тенденцией (A/74/276, пункт 50), 2019/20 учебный год был отмечен дальнейшим сокращением числа школьников, обучающихся в Крыму на украинском языке. Согласно статистике Российской Федерации[61], 206 учащихся (0,1 процента всех учащихся) изучали предметы на украинском языке и 5261 учащийся изучал украинский язык как обычный предмет, факультативный курс или в рамках внеклассных занятий[62]. Количество русскоязычных школ, предлагающих обучение на украинском языке, сократилось с пяти в 2018/19 учебном году до одной в 2019/20 учебном году. Как считают власти Крыма, это обусловлено отсутствием у родителей интереса и их нежеланием активно добиваться проведения занятий на украинском языке[63].

35. Согласно статистическим данным Российской Федерации, использование крымско-татарского языка в школьном обучении по сравнению с предыдущим учебным годом несколько возросло. В 2019/20 учебном году на крымско-татарском языке проходили обучение 6400 (3 процента) учащихся и 31 190 учащихся изучали крымско-татарский язык в качестве обычного предмета, элективного курса или в рамках факультативных занятий[64]. Количество русскоязычных школ, предлагающих занятия на крымско-татарском языке, сократилось с 27 до 22, в то время как количество крымско-татарских классов в школах с крымско-татарским языком обучения продолжало расти. Сохраняется обеспокоенность по поводу расхождений между официальным языковым статусом школы или класса и фактическим использованием крымско-татарского и украинского языков в учебной программе, а также по поводу того, какое влияние это может оказать на благополучие и развитие детей, принадлежащих к этим этническим меньшинствам (A/74/276, пункт 52).

H. Имущественные права

36. Во Всеобщей декларации прав человека говорится о праве владеть имуществом и праве не быть произвольно лишенным своего имущества[65]. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам отметил, что право на достаточное жилище, вытекающее из права на достаточный жизненный уровень[66], предполагает, что все лица должны обладать определенной степенью гарантий владения имуществом, что гарантирует правовую защиту от принудительного выселения[67]. Кроме того, оккупирующая держава должна уважать частную собственность и в соответствии с международным гуманитарным правом ей запрещено ее конфисковывать[68].

37. УВКПЧ задокументировало случаи сноса российскими властями в Крыму частных домов крымских татар в микрорайоне «Стрелковая» в Симферополе без выплаты компенсации владельцам. Микрорайон состоял из несанкционированных жилых домов, построенных на государственной земле ранее перемещенными лицами[69]. В 2015 году российские власти в Крыму приняли законодательство с целью исправления ситуации с несанкционированным присвоением земель, позволив пострадавшим приобрести земельный участок, на котором был построен их дом[70]. Тем не менее УВКПЧ задокументировало семь случаев, в которых местные власти произвольно отказали в этом праве домовладельцам из «Стрелковой»[71]. УВКПЧ также задокументировало 14 случаев, в которых крымско-татарские жители (10 мужчин и 4 женщины) обратились в суд в 2017 и 2018 годах с целью получить право землевладения или же воспрепятствовать сносу их домов, хотя результата это не принесло. По имеющимся данным, к 5 июля 2019 года 334 из 345 домов, ранее стоявших в «Стрелковой», были снесены. Хотя российские власти в Крыму утверждают, что пострадавшие домовладельцы получили компенсацию[72], УВКПЧ выявило как минимум три случая (два мужчины и одна женщина) вынесения судами постановлений о сносе домов без выплаты компенсации, что может быть приравнено к принудительному выселению.

38. 20 марта 2020 года Президент Российской Федерации издал указ[73] , согласно которому 19 территориям в Крыму и 8 в Севастополе был присвоен статус «приграничных территорий» Российской Федерации. Это фактически ограничивает круг лиц и субъектов, которым разрешено оформлять право собственности на землю, гражданами России и российскими компаниями. По даннымроссийских властей в Крыму, 11 572 земельных участка в «приграничных районах» Крыма принадлежат «иностранцам», в том числе 9747 (более 82 процентов) — гражданам Украины[74]. Если до марта 2021 года эти лица не получат гражданство Российской Федерации или не распорядятся своей землей, они рискуютпотерять ее в результате принудительной продажи или национализации.

 IV. Запрещение принудительного призыва на военную службу

39. В соответствии с международным гуманитарным правом оккупирующая держава не может принуждать покровительствуемых лиц к службе в своих вооруженных силах или вспомогательных силах[75].

40. Российская Федерация продолжала призывать проживающих в Крыму мужчин, в том числе имеющих украинское гражданство, на службу в свои вооруженные силы. Во время десятой призывной кампании было призвано на воинскую службу не менее 3000 мужчин[76], в результате к январю 2020 года общее число мужчин в Крыму, призванных на воинскую службу за период с 2015 года, составило не менее 21 000 человек. В ходе каждой кампании контингент призывников из Крыма направляется на базы, расположенные на территории Российской Федерации[77].

41. За уклонение от призыва уголовное законодательство Российской Федерации, применяемое Российской Федерацией в Крыму, предусматривает штрафы, исправительные работы и лишение свободы на срок до двух лет [78]. УВКПЧ задокументировало по меньшей мере 24 новых случая уголовного преследования за уклонение от призыва[79] и 16 случаев вынесения обвинительных приговоров, повлекших за собой уголовные штрафы[80].

V. Перемещение населения

42. Международное гуманитарное право запрещает индивидуальные и массовые принудительные перемещения, а также депортирование покровительствуемых лиц с оккупированной территории на территорию оккупирующей державы по каким бы то ни было мотивам[81].

43. Суды Крыма вынесли 189 распоряжений о выдворении лиц, которые по миграционному законодательству Российской Федерации считаются иностранцами. Согласно имеющимся судебным решениям, по меньшей мере 73 гражданина Украины (63 мужчины и 10 женщин) были переселены в другие части

Украины, поскольку считались не имеющими права на проживание в Крыму. Большинство из них были зарегистрированы в других частях Украины и не имели правового статуса согласно российскому иммиграционному законодательству и законных доходов, семейных или социальных связей на полуострове (см. также A/HRC/44/21, пункты 43 и 44)

44. УВКПЧ отметило сокращение по сравнению с предыдущими годами числа изданных в Крыму распоряжений о переселении по иммиграционным делам. За первое полугодие 2018 года было издано 278 таких распоряжений, за первое полугодие 2019 года — 145, за тот же период 2020 года — 88. Эту позитивную тенденцию можно объяснить, в частности в 2019 году, более мягким подходом судов Крыма к назначению денежных штрафов по делам, связанным с иммиграцией[82], упрощенной процедурой получения гражданства Российской Федерации в Крыму[83], а также временным запретом на депортацию и переселение, введенным с 15 марта 2020 года по 15 июня 2020 года в связи с коронавирусной инфекцией (COVID-19)[84].

45. Согласно международному гуманитарному праву, оккупирующая держава не должна депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию[85]. Международный Суд заявил, что это положение также запрещает «любые меры, принимаемые оккупирующей державой в целях организации или поощрения перемещения части своего собственного населения на оккупированную территорию»[86]. Согласно статистическим данным, опубликованным Российской Федерацией, в течение 2019 года 32 206 человек сменили регистрацию по месту жительства, указав вместо регионов Российской Федерации «республику» Крым» или город Севастополь, в результате чего общее число переселенцев в период 2014–2019 годов составило 172 404 человека[87], [88]. Статистические данные за 2019 год свидетельствуют о незначительном увеличении этого числа по сравнению с предыдущими годами (31 974 переселенца в 2018 году и 29 500 переселенцев в 2017 году).

VI. Меры, принятые Украиной в отношении жителей Крыма и внутренне перемещенных лиц

46. В соответствии с международным правом прав человека Украина обязана использовать все доступные средства для обеспечения уважения прав человека в Крыму[89].

47. Украина предприняла шаги по улучшению условий пересечения административной границы. Украинские власти реконструировали контрольно-пропускные пункты «Чонгар» и «Каланчак» [90] и приступили к созданию «центров административных услуг»[91] . Кроме того, новым постановлением были смягчены ограничения на передвижение детей некоторых категорий между Крымом и другими частями Украины[92]. Однако путешественники, опрошенные УВКПЧ, указали на отсутствие общественного транспорта между Крымом и другими частями Украины как на одно из основных препятствий на пути к расширению свободного передвижения[93].

48. Согласно официальной статистике, по состоянию на 15 апреля 2020 года в других частях Украины было зарегистрировано 45 000 внутренне перемещенных лиц из Крыма по сравнению с 39 053 по состоянию на 31 мая 2019 года. В соответствии с законодательством Украины доступ к ряду льгот и государственных услуг, включая пенсионное и социальное обеспечение, для лиц, прописанных в Крыму, в том числе для нынешних жителей Крыма, увязывается с наличием регистрации внутренне перемещенного лица [94].

49. Жители Крыма не имеют доступа к украинским пенсиям по возрасту, в томчисле к суммам, накопленным до начала временной оккупации[95]. Хотя доступ к пенсиям в принципе предоставляется зарегистрированным внутренне перемещенным лицам из Крыма, УВКПЧ отметило, что Пенсионный фонд Украины, как правило, отказывает в выплате пенсий в тех случаях, когда заявители не могут представить пенсионные досье, которые обычно хранятся властями Крыма.

В одном случае пенсионерке-инвалиду из Крыма, которая отказалась от гражданства Российской Федерации и зарегистрировалась в качестве внутренне перемещенного лица в Киеве, было отказано в получении украинской или российской пенсии[96]. Расширение доступа к пенсионному обеспечению является одним из ключевых элементов Целей в области устойчивого развития [97].

50. Сохраняется обеспокоенность по поводу дискриминации, которой подвергаются жители Крыма в отношении доступа к банковским услугам. Для целей банковского обслуживания украинское законодательство относит физических лиц с крымской пропиской в паспорте к категории «нерезидентов». Это либо исключает их из сферы банковских услуг, либо создает для них значительные препятствия (подробнее см. A/HRC/44/21, пункт 49). В то время как Национальный банк Украины внес изменения в свой регламент с целью смягчения некоторых ограничений, применяемых к жителям Крыма[98], украинское законодательство остается неизменным[99].

51. Жители Крыма по-прежнему юридически обязаны до регистрации актов рождения или смерти, происходящих в Крыму, пройти процедуру судебного рaзбирательства в административных органах в районах Украины за пределами Крыма[100]. Как следствие, они сталкиваются с дополнительными обязанностями и расходами по подаче документов, что может препятствовать быстрой регистрации актов рождения и смерти[101]. Регистрация рождения для всех является одной из задач в рамках целей в области устойчивого развития [102].

52. С 1 июля 2020 года в преддверии местных выборов, которые должны состояться в октябре, Центральная избирательная комиссия Украины установила упрощенную процедуру изменения адреса избирателя на адрес фактического места жительства[103]. Этот механизм упростит для внутренне перемещенных лиц регистрацию в качестве избирателей в населенных пунктах их фактического проживания[104].

VII. Выводы и рекомендации

53. В соответствии с резолюцией 74/168 Генеральной Ассамблеи Секретариат предпринял все необходимые шаги для обеспечения полной и эффективной координации деятельности всех органов Организации Объединенных Наций по ее осуществлению.

54. Я продолжал активно изыскивать пути и средства, позволяющие обеспечить безопасный и беспрепятственный доступ в Крым существующим региональным и международным механизмам по наблюдению за правами человека, в частности путем поддержки деятельности миссии по наблюдению за правами человека на Украине. В частности, проводились консультации с УВКПЧ, а также осуществлялось взаимодействие с соответствующими региональными организациями и государствами-членами, включая Российскую Федерацию и Украину.

55. Я продолжал изыскивать возможности для оказания моих добрых услуг и продолжения обсуждений, касающихся Крыма, с участием всех соответствующих заинтересованных сторон и с учетом проблем, затронутых в резолюции 74/168 Генеральной Ассамблеи. В ходе брифингов для Совета Безопасности о событиях на Украине Секретариат продолжал сообщать о событиях в Крыму и вокруг него, по мере необходимости, в том числе последовательно подтверждая приверженность Организации Объединенных Наций суверенитету, независимости и территориальной целостности Украины в пределах ее международно признанных границ согласно соответствующим резолюциям Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности.

56. Несмотря на такие усилия и готовность Российской Федерации и Украины обсуждать этот вопрос с Организацией Объединенных Наций, найти взаимоприемлемую формулу для обеспечения доступа УВКПЧ в Крым по-прежнему не удалось. Такой доступ необходим для обеспечения непосредственного мониторинга и представления отчетности, в том числе в контексте пандемии COVID-19. Я настоятельно призываю Российскую Федерацию, а также Украину прилагать все усилия в целях обеспечения беспрепятственного доступа в Крым для УВКПЧ и других соответствующих органов Организации Объединенных Наций, а также международных и региональных механизмов по наблюдению за правами человека, с тем чтобы обеспечить эффективное осуществление резолюций Генеральной Ассамблеи 71/205, 72/190, 73/263 и 74/168. Я буду и впредь изыскивать возможности и выявлять практические пути решения этих задач.

57. Я призываю Российскую Федерацию выполнить свои обязательства по международному праву прав человека и международному гуманитарному праву в Крыму. В частности, российские власти обязаны в полной мере соблюдать абсолютный запрет на применение пыток и обеспечить независимое, беспристрастное и эффективное расследование всех утверждений о жестоком обращении, пытках, произвольных арестах и задержаниях, а также насильственных исчезновениях в Крыму. Они обязаны обеспечить, чтобы лицам, лишенным свободы, были предоставлены все правовые гарантии.

К российским властям также обращается настоятельный призыв обеспечить, чтобы свобода мнений и их свободного выражения, а также право на свободу мирных собраний, ассоциаций, мысли, совести и религии могли осуществляться любым лицом и группой лиц в Крыму без дискриминации по любым признакам или неоправданных препятствий со стороны регулирующих органов. Призываю российские власти в Крыму прекратить практику запроса предварительного разрешения на проведение мирных собраний и вынесения предупреждений потенциальным участникам этих собраний. Я также призываю их создать безопасные условия для деятельности независимых и плюралистических средств массовой информации и организаций гражданского общества, а также снять ограничения, наложенные на крымско-татарскую общину, в целях сохранения ее представительских институтов, в том числе запрет на деятельность Меджлиса. Российским властям в Крыму необходимо обеспечить доступность образования на украинском языке. К числу других рекомендуемых мер относятся прекращение призыва в вооруженные силы Российской Федерации покровительствуемых лиц, проживающих в Крыму, восстановление имущественных прав всех бывших собственников, лишенных права собственности в связи с «национализацией» и конфискацией, а также уважение права на достаточное жилище всех арендаторов, проживающих в социальном жилье в Крыму. Крайне важно также прекратить перемещение покровительствуемых лиц, в том числе задержанных, за пределы оккупированной территории и обеспечить, чтобы всем покровительствуемым лицам, ранее перемещенным в Российскую Федерацию, было разрешено вернуться в Крым.

58. Я настоятельно призываю Украину соблюдать свои обязательства по международному праву прав человека в отношении жителей Крыма. Это включает в себя дальнейшее облегчение свободы передвижения в Крым и из Крыма путем улучшения условий на пропускных пунктах и устранения препятствий со стороны регулирующих органов, воздержание от требования регистрации внутренне перемещенных лиц как предварительного условия для осуществления прав и упрощение доступа для нынешних и бывших жителей Крыма ко всем государственным услугам и льготам, гарантируемым жителям других частей Украины, включая процедуру регистрации актов гражданского состояния, получение документов, удостоверяющих личность, социальное обеспечение и банковские услуги.

59. По-прежнему важно, чтобы другие государства-члены поощряли Российскую Федерацию и Украину содействовать предоставлению беспрепятственного доступа в Крым международным и региональным механизмам по наблюдению за правами человека. Я настоятельно призываю государства-члены выступать в поддержку соблюдения международных норм в области прав человека и международного гуманитарного права в Крыму.

Я также настоятельно призываю государства-члены оказывать поддержку правозащитникам, работающим в Крыму, и продолжать поддерживать работу Организации Объединенных Наций по обеспечению уважения международных норм в области прав человека и международного гуманитарного права в Крыму.

_________________

[1] Training Manual on Human Rights Monitoring, Professional Training Series No. 7 (United Nations publication, Sales No. E.01.XIV.2). Первоначальная версия Пособия 2001 года в настоящее время пересматривается, и обновленные главы размещены на URL:

www.ohchr.org/EN/PublicationsResources/Pages/MethodologicalMaterials.aspx

[2] Международный пакт о гражданских и политических правах, ст. 14; Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I), статья 75; и Jean-Marie Henckaerts and Louise Doswald-Beck, Customary International Humanitarian Law, vol. I, Rules (Cambridge, Cambridge University Press, 2005), rule 100.

[3] Положение о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года (Гаагское положение), статья 43.

[4] Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны (четвертая Женевская конвенция), статья 64.

[5] Например, военный суд первой инстанции находится в Ростове-на-Дону, в то время как апелляционные слушания нередко проходят в г. Власиха Московской области. Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ)  отмечает, что покровительствуемые лица должны содержаться в заключении в оккупированной стране, и, в случае осуждения, должны там же отбывать свое наказание (см. четвертую Женевскую конвенцию, статья 76). По вопросу о переводе заключенных из Крыма в Российскую Федерацию см. раздел С настоящего доклада, посвященный правам задержанных.

[6] Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 14; и Замечание общего порядка Комитета по правам человека № 32 (2007) о праве на равенство перед судами и трибуналами и на справедливое судебное разбирательство, п. 22.

[7] В качестве обоснования суды ссылались на «необходимость обеспечения безопасности участников процесса», не указывая конкретных причин в поддержку этого решения.

[8] В пункте 29 своего замечания общего порядка № 32 (2007) о праве на равенство перед судами и трибуналами и на справедливое судебное разбирательство Комитет по правам человека указал, что даже в тех случаях, когда суд устанавливает наличие исключительных обстоятельств, оправдывающих лишение публики доступа на судебное разбирательство, «судебное постановление, включая основные выводы, доказательства и правовую аргументацию, должно быть предано гласности за исключением ситуаций, когда интересы несовершеннолетних требуют иного или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми».

[9] «Хизб-ут-тахрир» — мусульманская группа, которая считается террористической организацией по законодательству Российской Федерации, но не по законодательству Украины. Четверо мужчин из крымско-татарской общины были арестованы за предполагаемое участие в деятельности «Хизб-ут-тахрир», семеро мужчин были приговорены к лишению свободы на срок от 7 до 19 лет, и три человека были освобождены после отбытия пяти лет тюремного заключения. По состоянию на 30 июня 2020 года за предполагаемую принадлежность к этой группе были задержаны 64 гражданина Украины, в том числе один был помещен под домашний арест. См. также A/HRC/44/21, п. 11.

[10] Например, прерывание прокурором заключительного выступления подсудимого или принятие судом досудебного заявления свидетеля без вызова этого свидетеля на допрос.

[11] Международный пакт о гражданских и политических правах, статьи 7 и 10; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

[12] Четвертая Женевская конвенция, статья 32; и Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям 1949 года, статья 75, пункт 2.

[13] Конвенция против пыток, статьи 12 и 16; и Комитет по правам человека, замечание общего порядка № 20 (1992) о запрещении пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, пункт 14.

[14] Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9.

[15] Комитет по правам человека, замечание общего порядка № 35 (2014) о свободе и личной неприкосновенности.

[16] Четвертая Женевская конвенция, статья 78.

[17] Henckaerts and Doswald-Beck, Customary International Humanitarian Law, rule 99.

[18] Любой акт насильственного исчезновения рассматривается в качестве длящегося преступления до тех пор, пока лица, совершившие его, скрывают сведения о судьбе и месте нахождения исчезнувшего лица (Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений, статья 17, пункт 1). См. также A/HRC/16/48, пункт 39, и A/74/276, пункт 17 19 A/HRC/44/21, пункт 25. Сокрытие от родственников местонахождения и места назначения задержанного во время пересылки может быть приравнено к насильственному исчезновению. См. CED/C/10/D/1/2013, пункты 10.4-10.6.

[20] Комитет по правам человека, замечание общего порядка № 29 (2001) об отступлениях от обязательств по Пакту во время чрезвычайного положения, пункт 13.

[21] Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений, статьи 13 и 14; и Европейский суд по правам человека, дело Yaşa v. Turkey, решение от 2 сентября 1998 года, пункт 114.

[22] Один случай произошел в течение отчетного периода.

[23] По этим обвинениям в Крыму были арестованы шесть человек (четыре мужчины и две женщины). В общей сложности по состоянию на 30 июня 2020 года 19 человек (16 мужчин и 3 женщины), арестованных в Крыму, по-прежнему содержались под стражей по обвинениям в государственной измене, шпионаже или хранении взрывчатых веществ.

[24] См. также доклад УВКПЧ о ситуации с правами человека на Украине, 16 августа — 15 ноября 2019 года, пункт 99.

[25] Проверка сообщения о преступлении.

[26] В силу ограниченного числа процессуальных действий, которые уполномочен осуществлять проводящий проверку сотрудник, а также в связи с тем, что пострадавший не имеет формального статуса «жертвы». О практике «доследственной проверки» в Российской Федерации см. Европейский суд по правам человека, Ляпин против России, Постановление от 24 июля 2014 года, пункты 133 -137

[27] За отчетный период произошло пять инцидентов.

[28] Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 10, пункт 1.

[29] Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, статья 12.

[30] Четвертая Женевская конвенция, статья 76.

[31] Там же, статья 49.

[32] УВКПЧ получило информацию, касающуюся условий содержания под стражей в контексте коронавирусной инфекции (COVID-19), в частности доступа к надлежащей медицинской помощи. Однако из-за отсутствия доступа проверить существующее положение ему не удалось. Всем правительствам предлагается применять передовую практику и выполнять рекомендации, представленные УВКПЧ и Всемирной организацией здравоохранения в их «Временном руководстве по COVID-19: внимание к лицам, лишенным свободы».

[33] В отношении предыдущих периодов см. A/74/276, пункт 26.

[34] УВКПЧ проверило факт перевода из Крыма в Российскую Федерацию 213 заключенных (202 мужчин и 11 женщин), но считает, что их фактическая численность значительно выше. См. УВКПЧ, «Ситуация с правами человека во временно оккупированной Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)» (далее «первый доклад УВКПЧ по Крыму»), пункт 116, URL: www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/Crimea2014_2017_RU.pdf.

[35] Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 19.

[36] Комитет по правам человека, замечание общего порядка № 34 (2011) о свободе мнений и их выражения, пункт 13.

[37] Статьи 13.15, пункт 2, 20.3 и 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Определение экстремизма содержится в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности » № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года.

[38] Эти случаи касаются размещения в социальных сетях песен и графических символов таких организаций, как «Хизб-ут-тахрир» и батальон «Азов», а также непристойных высказываний в адрес Президента Российской Федерации.

[39] См. УВКПЧ, «Доклад о ситуации с правами человека на Украине, 16 ноября 2018 года — 15 февраля 2019 года», пункт 117.

[40] Федеральный закон Российской Федерации «О порядке въезда в Российскую Федерацию и выезда из Российской Федерации», пункт 1.1 статьи 27.

[41] Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 18.

[42] Гаагское положение, статья 46; и четвертая Женевская конвенция, с татья 27.

[43] Он был приговорен к шести годам тюремного заключения «с лишением права заниматься информационно-пропагандистской, просветительской и публичной деятельностью… в том числе в Интернете». В мае 2020 года Верховный суд Крыма оставил это решение в силе. Впоследствии осужденный был переведен в Российскую Федерацию для отбывания наказания в виде лишения свободы.

[44] УВКПЧ известно о трех других подобных уголовных делах, по одному из которых, согласно сообщениям, обвиняемый был приговорен к тюремному заключению сроком на шесть лет.

[45] Все решения были вынесены в 2019 году.

[46] Обвинения предъявляются по пункту 4 (незаконная миссионерская деятельность) и пункту 3 (осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего полного наименования, в том числе выпуск печатных и цифровых материалов) статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях. См. первый доклад УВКПЧ по Крыму, пункты 138 и 139.

[47] Суд осудил имама «за организацию массового мероприятия в общественном месте, повлекшего нарушение общественного порядка» и оштрафовал его на 30 000 рублей. Обвинения были основаны на непризнании юридического права собственности общины на мечеть. В период с января по июнь 2020 года УВКПЧ проверило два аналогичных административных дела против мусульман в Алуште и Симферополе.

[48] Местные власти предоставили общине право использовать здание в 2004 году. В 2020 году они отменили это решение и заявили, что община не имеет законного права собственности на мечеть.

[49] Международный пакт о гражданских и политических правах, статьи 21 и 22.

[50] Комитет по правам человека, замечание общего порядка № 37 (2020 год) о праве на мирные собрания, пункт 70.

[51] Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 27.

[52] Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», статья 12. В отношении других нормативных ограничений см. первый доклад УВКПЧ по Крыму, пункты 147–151.

[53] Например, УВКПЧ получило информацию о вынесении в апреле 2020 года не менее 19 предостережений о недопустимости участия в мирных собраниях, запланированных Меджлисом крымско-татарского народа. Другие меры, препятствующие проведению собраний и деятельности ассоциаций, включали оказание давления на арендодателей помещений, в которых крымско-татарские общественные группы планировали проводить собрания. См. A/HRC/44/21, пункт 34.

[54] Меджлис является органом самоуправления крымско-татарского народа, наделенным исполнительными полномочиями.

[55] Международный Суд, «Применение Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (Украина против Российской Федерации)», постановление от 19 апреля 2017 года, Общий список № 166, пункт 106.

[56] Первый доклад УВКПЧ по Крыму, пункт 128.

[57] Два последних обвинения касаются предполагаемого поведения, имевшего место до распространения законодательства Российской Федерации на Крым, вопреки принципу неретроактивности применения уголовного права (см. Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 15).

[58] Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, «Образование в многоязычном мире», документ с изложением позиции по вопросам образования (Париж, 2003 год), часть III, принцип I.

[59] Конвенция о правах ребенка, статья 29; Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 1, «Цели образования», CRC/GC/2001/1, 17 апреля 2001 года.

[60] Украина против Российской Федерации, пункт 106 (1) (b).

[61] В статистике, приводимой в настоящем разделе, не учитываются данные по Севастополю.

[62] В предыдущем учебном году их число составило, соответственно, 249 (0,2 процента) и 10 600 учащихся.

[63] Государствам рекомендуется активно подходить к обеспечению прав на образование. См., например, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Верховный комиссар по делам национальных меньшинств, Гаагские рекомендации в отношении прав национальных меньшинств на образование и Пояснительная записка (Гаага, 1996 год), пункт 4.

[64] В 2019 году их число составляло соответственно 6100 (3,1процента ) и 27 700 учащихся.

[65] Всеобщая декларация прав человека, статья 17.

[66] См. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, статья 11, пункт 1.

[67] Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, замечание общего порядка № 4 (1991) о праве на достаточное жилище, пункты 1 и 8 а). См. также его замечание общего порядка № 7 (1997) о принудительных выселениях, пункт12.

[68] Гаагское положение, статья 46. Кроме того, статья 53 четвертой Женевской конвенции запрещает «всякое уничтожение оккупирующей державой движимого или недвижимого имущества, являющегося индивидуальной или коллективной собственностью частных лиц или государства, общин, либо общественных или кооперативных организ аций».

[69] Лица, возвратившиеся после массового выселения крымских татар и других групп меньшинств из Крыма в 1944 году.

[70] Закон Крыма о № 66-ЗРК/2015 от 15 января 2015 года.

[71] В 2015 и 2016 годах местные органы власти неправомерно игнорировали заявления, поданные владельцами. В 2016 году они сдали в аренду земельный участок, на котором находится «Стрелковая», частной компании, которая впоследствии начала строительство на нем жилого многоквартирного комплекса.

[72] 22 августа 2019 года российский парламентарий из Крыма Руслан Балбек разместил в социальных сетях сообщение о том, что бывшие жители «Стрелковой» получили от частного застройщика компенсацию в размере 127 миллионов рублей, что 63 здания были добровольно снесены, а большинство бывших жителей получили альтернативныеземельные участки. См.

www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2277183152594822&id=100009094776367.

[73] Указ Президента Российской Федерации № 201 от 20 марта 2020 года.

[74] Государственный комитет по государственной регистрации и кадастру Крыма, 13 апреля 2020 года.

[75] Четвертая Женевская конвенция, статья 51.

[76] В это число не входят призывники из Севастополя, данные о которых, насколько известно УВКПЧ, по этой призывной кампании не представлялись.

[77] Все цифры являются приблизительными и в основном основаны на анализе данных Министерства обороны Российской Федерации. См. также A/HRC/44/21, пункт 39.

[78] Российская Федерация, Уголовный кодекс, статья 328 . Осуждение за уклонение от призыва не освобождает лицо от обязанности прохождения военной службы.

[79] УВКПЧ сумело проверить соответствующие судебные дела, которые были возбуждены до 1 апреля 2020 года.

[80] В других случаях проверить вердикты через реестр судебных решений Российской Федерации оказалось невозможно. По состоянию на 31 марта 2020 года в реестре числилось 87 дел об уклонении от призыва в Крыму с 2017 года, однако в открытом доступе находятся не все приговоры. Из этого числа УВКПЧ задокументировало 71 обвинительный приговор, вынесенный судами Крыма.

[81] Четвертая Женевская конвенция, статья 49

[82] Например, в течение первых шести месяцев 2020 года суды Крыма вынесли решения о взыскании денежных штрафов не менее чем с 232 лиц, которые по законодательству Российской Федерации считаются иностранцами. См. также A/HRC/44/21, пункт 44.

[83] В 2019 году гражданство Российской Федерации приобрели в Крыму 12 290 человек, считавшихся иностранцами. Доклад Министерства внутренних дел Российской Федерации.

[84] Указ Президента Российской Федерации № 274 от 18 апреля 2020 года. УВКПЧ задокументировало пять случаев, в которых суды, несмотря на запрет, выносили постановления о переселении лиц, считающихся иностранцами.

[85] Четвертая Женевская конвенция, статья 49, шестой пункт.

[86] Международный Суд, Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение, доклады Международного Суда за 2004 год, пункт 120.

[87] Официальные данные, представленные Российской Федерацией, скорее всего, будут включать перемещения между «Республикой Крым» и городом Севастополем, на которые данный запрет не распространяется.

[88] A/74/276, пункт 63.

[89] См. CCPR/C/MDA/CO/2, пункт 5; и Европейский суд по правам человека, Илашку и другие против Молдовы и России, заявление № 48787/99, Постановление от 8 июля 2004 года, пункт 331.

[90] УВКПЧ, «Доклад о ситуации с правами человека на Украине, 16 ноября 2019 года — 15 февраля 2020 года», пункты 119 и 120.

[91] Недоукомплектованность штатов и отсутствие потенциала в этих центрах затрудняют предоставление услуг, ситуацию еще более усугубляет пандемия COVID-19.

[92] Изменения вступили в силу 9 февраля 2020 года. См. УВКПЧ, «Доклад о ситуации с правами человека на Украине, 16 ноября 2019 года — 15 февраля 2020 года», пункт 121.

[93] К 2015 году Украина отменила все виды общественного транспортного сообщения между Крымом и другими частями Украины. См. первый доклад УВКПЧ по Крыму, пункт 129.

[94] Некоторые государственные услуги, в частности по выдаче и продлению паспортов и удостоверений личности, не увязываются с регистрацией в качестве внутренне перемещенного лица. Соответственно, в феврале 2020 года жителям Херсонской области (самого близкого к Крыму региона, контролируемого правительством) были выданы или продлены 3888 паспортов и удостоверений личности.

[95] Это может быть равносильно вмешательству в право собственности. См. Европейский суд по правам человека, Пичкур против Украины, Постановление от 7 ноября 2013 года, пункты 41 и 43.

[96] Она не смогла предъявить физические пенсионные документы, которые остались в Крыму. УВКПЧ, «Доклад о ситуации с правами человека на Украине, 16 мая 2019 года —15 августа 2019 года», пункт 116.

[97] Задача 1.3 целей в области устойчивого развития гласит: «Внедрить на национальном уровне надлежащие системы и меры социальной защиты для всех, включая установление минимальных уровней, и к 2030 году достичь существенного охвата бедных и уязвимых слоев населения».

[98] Поправки вступили в силу 27 апреля 2020 года.

[99] Закон Украины от 12 августа 2014 года о создании свободной экономической зоны «Крым» и об особенностях осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории Украины.

[100] Особая ускоренная процедура предусмотрена статьей 317 Гражданского процессуального кодекса Украины. Нынешняя система не предусматривает механизма признания браков и разводов, заключенных в Крыму, юридически действительными в соответствии с украинским законодательством.

[101] На практике судебная процедура не заменяет административную. До подачи иска в суд заявители из Крыма должны получить официальный отказ административного органа.

[102] Задача 16.9 в рамках целей в области устойчивого развития гласит: «К 2030 году обеспечить наличие у всех людей законных удостоверений личности, включая свидетельства о рождении».

[103] Решение 88 от 18 мая 2020 года.

[104] Внутренне перемещенные лица уже смогли принять участие в других выборах, включая президентские. Принятие Избирательного кодекса и новой процедуры регистрации избирателей позволили расширить избирательные права внутренне перемещенных лиц.