В Минюсте пояснили, когда Россия захватила Крым

Большая палата ЕСПЧ объявила о решении о приемлемости дела «Украина против России» (по Крыму) во время открытого слушания 14 января. Заместитель министра юстиции Украины — Уполномоченный по делам ЕСПЧ Иван Лищина пояснил в чем суть принятого Европейским судом по правам человека решения по иску «Украина против России» (по Крыму) в интервью для «Флот 2017».

«В этом решении несколько важных элементов. Первый — определение ЕСПЧ границ ответственности Российской Федерации за нарушение прав человека в Крыму. Второй — признание наличия признаков системных нарушений Европейской конвенции по правам человека со стороны Российской Федерации на этой территории. То есть, если РФ захватила Крым, то возникает вопрос: когда это произошло? В данном случае — с какого момента Россия несет ответственность за нарушение прав человека на этой территории? Москва утверждала, что такая ответственность наступила, когда она официально признала «присоединение» Крыма. То есть — с 18 марта 2014 года», — рассказал Лищина.

По его словам, Украина  настаивала, что это произошло гораздо раньше. Что наступление такой ответственности не связано с квазизаконными процедурами вроде «референдума», утверждениями каких-то «законов» и так далее. А также, что наступила она с момента фактического захвата территории АРК российскими войсками, который произошел 27 февраля 2014 года.

По словам заместителя министра, все эти «референдумы», «договоры» и так далее происходили в условиях военной оккупации. И, соответственно, не имеют юридического значения.

Европейский суд встал на сторону Украины в этом отношении, определив, что Российская Федерация получила эффективный контроль на территории Автономной Республики Крым именно 27 февраля. И что именно с этой даты она несет ответственность за нарушения прав человека в Крыму.

«Второй момент: ЕСПЧ не очень хотел рассматривать вопрос законности т.н. «референдума», поскольку это не в его компетенции. Но мы таким образом сформулировали жалобы, что ему пришлось определять, какие все же законы должны применяться к территории АРК в соответствии с международным правом. И суд очень осторожно, но все же решил, что у России возникла только экстерриториальная юрисдикция над Крымом. В результате военного захвата Крыма у них возникла обязанность выполнять Конвенцию о защите прав человека и основных свобод на этой территории», — пояснил Иван Лищина.

Также в Минюсте пояснили, что такое «экстерриториальная юрисдикция».

«Территориальная юрисдикция – это юрисдикция государства на территории, признанной международным правом, договорами и т.д. Экстерриториальная – когда государство каким-то образом контролирует территорию вне признанных границ. Например, как это происходило в Ираке, когда Турция проводила там свои военные операции против курдов. На этих территориях, которые принадлежат Ираку, но которые временно контролировала Турция, она была обязана выполнять Конвенцию. То же касается Северного Кипра. Он де-юре не принадлежит Турции, но Турция должна выполнять Конвенцию, исходя из того, что эта территория была Анкарой оккупирована», — рассказал Лищина.

И здесь для Украины было важно, что Европейский суд, собственно, ответил на вопрос «чей Крым». Он установил, что Россия не имеет суверенного, территориального контроля в АРК. Осуществляя лишь экстерриториальный контроль, связанный с военным присутствием.

То, что суд признал датой начала «эффективного контроля» 27 февраля, означает, что т.н. «сессия» ВС АРК, а точнее, собрание группы депутатов, а также решения, которые были ими приняты, не являются правомочными. Все эти решения были приняты под эффективным контролем РФ. И, конечно, не несут никаких юридических последствий с точки зрения международного права и права Украины.

Их значение в контексте международного права – доказательное. То есть они подтверждают установление эффективного контроля РФ над этой территорией.

Напомним, ранее «Флот 2017» сообщал, что Министр юстиции Украины Денис Малюська заявил, что его ведомство выявило многочисленные факты фальсификаций регистрации рождения и смертей. Речь идет о временно оккупированных территориях Украины – частях Луганской и Донецкой областей, а также Крыма.

Также, оккупация Российской Федерацией полуострова Крым в феврале — марте 2014 года до сих пор вызывает массу вопросов. И самый главный из них – могли ли наши вооруженные силы реально что-то противопоставить коварному врагу, который действовал гибридными методами.