Верховный суд РФ признал «законным» приговор политзаключенному Павлу Грибу-6 лет лишения свободы

Верховный
суд РФ признал «законным» приговор украинцу Павлу Грибу, осужденному на шесть
лет колонии за мифические «призывы» к терроризму и оставил жалобу защиты без
удовлетворения. Об этом сообщает ТАСС.


Защита обращала
внимание российского Верховного суда в своей жалобе на состоятельность и
недопустимость доказательств, на основании которых суд первой инстанции выносил
приговор.


«В
протоколе задержания не соответствуют действительности время и место его
составления. Его безнаказанно избивали, пытали и выбивали из него показания,
которые потом легли в основу приговора. Считаю, что приговор подлежит отмене»,
— сказала адвокат.


Павел
Гриб также заявил, что не согласен с приговором суда: «Я был осужден без
причины и не согласен с тем, что происходит. Я пытаюсь доказать, что обвинения
в отношении меня несостоятельны и бездоказательны. Я не согласен с обвинением и
приговором».


Напомним,
Павел Гриб исчез в конце августа 2017 года. По версии родственников, он поехал
в Беларусь на встречу со знакомой и пропал без вести. Беларусь официально
подтвердила въезд Гриба 24 августа в страну. Позже выяснилось, что 25 августа
Павел Гриб был задержан российской спецслужбой и обвиняется РФ в «склонении к
терроризму».


Политзаключенный
Павел Гриб заявлял, что сотрудники ФСБ РФ, похитившие его в Беларуси, избивали,
пытали его, снимая издевательства на видео, поэтому его показания в российском
«суде», которые он давал в 2017 году, не соответствуют действительности, так
как на него оказывали давление при даче показаний.


Он
содержался в СИЗО Краснодарского края, затем был этапирован в Ростовскую
область. Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил его к шести годам за
призывы к терроризму и склонению к теракту в Сочи.


Координатор
группы ИС Дмитрий Тымчук следующим образом прокомментировал осуждение Павла
Гриба российским Северо-Кавказским окружным военным судом на 6 лет заключения -
подобная российская «пародия на Фемиду» свидетельствует о том, что «нормы ни
международного, ни собственно российского права значения не имеют», поскольку
«на первом месте — тотальная ненависть к Украине, впрочем, как и ко всему
цивилизованному миру». По его мнению, вся эта «эпопея» свидетельствует о
нескольких вещах:


1.
Москва всячески пытается доказать, что для нее неважны свидетельства
невиновности и непричастности. Важно гражданство того, кто попал в руки
спецслужб РФ. Никакие нормы ни международного, ни собственно российского права
значения не имеют. На первом месте – тотальная ненависть к Украине, впрочем,
как и ко всему цивилизованному миру;


2. Для
Кремля его спецслужбы выполняют прежде всего идеологическую, и только «наступательную»
роль. Безопасность государства (в понимании демократических держав) – на
десятом месте. Политический заказ – «наше всё»;


3.
Москве было важно показать, что ее спецслужбы чувствуют себя как дома на
территории стран-сателлитов РФ (в данном случае – лукашенковской Беларуси). При
том, что власти последних даже вякнуть ничего не могут, или дать ради приличия
хоть некое подобие официального комментария, пусть и самого тупого.