Выход РФ из международного права: темпы ускорились?

Судя по всему, Россия, продолжая строить вокруг себя некое подобие Берлинской стены, продолжает медленно, но верно выходить из международного правового поля. Причем если до этого Кремль руководствовался принципом: «суровость закона компенсируется необязательностью его исполнения», то в новых реалиях РФ уже даже не отказывается признавать юрисдикцию международных судов или ставить под сомнение их приговоры, как это, например, произошло с решением Трибунала ООН по морскому праву. Она просто планирует выйти из соглашений, которые, кстати, определяют любую страну как цивилизованную.

Война по-путински

На этой неделе по инициативе даже не Думы, а лично В.Путина в российский парламент поступило предложение о выходе РФ из соглашения, которое признает компетенции комиссии по расследованию предполагаемых нарушений гуманитарного права в ходе вооруженных конфликтов. Причем президент России предложил отозвать признание комиссии: «в связи с исключительными обстоятельствами, затрагивающими интересы Российской Федерации и требующими принятия безотлагательных мер», а основной причиной таких действий названы: «существенно возрастающие риски нынешней международной обстановки».

Для реализации таких планов Путин издал соответствующий указ от 16 октября и предлагает Госдуме ратифицировать его, приняв федеральный закон. Документ уже внесен в базу данных законопроектной работы нижней палаты парламента и, судя по всему, положительное голосование за него не за горами.

Уже по самому названию соглашения становится понятным, что ничего хорошего от такого законотворчества ждать не приходится, но вот чего именно – необходимо разобраться.

Уроки истории

РФ хочет выйти из договора, ратифицированного еще СССР в 1977 году, а ключевым его пунктом является признание Дополнительного протокола I к Женевской конвенции IV, в котором предусмотрено учреждение международной комиссии с полномочиями расследования предполагаемых нарушений гуманитарного права во время вооруженных конфликтов. Данная конвенция была принята в августе 1949 года и вступила в силу в октябре 1950 года.

Самое смешное, что эта ситуация не уникальна, это всего лишь «повторение пройденного». Похожая ситуация с небольшими расхождениями в мировой истории уже была, перед самой Второй мировой. В свое время СССР отказался подписать другую Женевскую конвенцию, вступившую в силу 19 июня 1931 года, и в которой регулировались вопросы обращения с военнопленными. Это стало одним из факторов, приведших к тому, что в ходе мировой войны Германия на Восточном фронте, как кстати и СССР, не придерживались в отношении плененного противника международных норм и правил.

В то же время это позволило пропаганде по обе линии фронта создать идеологические установки по «расчеловечеванию» врага и, эксплуатируя тему действительно нечеловеческих условий содержания в плену, сделать все возможное для склонения военнослужащих «сражаться до последнего», даже не помышляя возможности пленения противником. Причем командование вермахта еще в сентябре 1941 года распространило обращение к своим военнослужащим, в котором советские пленные было поставлены «вне закона», и, как указывалось в документе, именно по причине неприсоединения СССР к Женевской конвенции.     

В современности ситуация хотя и отличается, но не сильно. В том же сопроводительном письме Госдуме В.Путин указал: «в нынешней международной обстановке риски злоупотребления полномочиями комиссии в политических целях со стороны недобросовестных государств существенно возрастают». О каких именно странах и вероятных злоупотреблениях с их стороны идет речь, он не конкретизировал. Это намек на расследование Международного олимпийского комитета?

Реальные причины

Так почему же руководством России было принято такое решение, которое, надо сказать, является весьма болезненным как для мирового сообщества, так и для самих российских военнослужащих? Причин несколько.

Во-первых, в последнее время РФ перешла «красную линию» в вопросах военных преступлений, и данные по ним накапливаются лавинообразно. Вспомним Донбасс со стрельбой прямо из жилых секторов, передачу захваченных регулярными вооруженными силами РФ украинских пленных боевикам с их последующими пытками и «исчезновением». «Сирийский кейс», с точки зрения международного права, просто ужасен – регулярные бомбардировки в том числе запрещенными кассетными бомбами мирных объектов, включая роддома – военные преступления, не имеющие срока давности. Абхазия, Осетия, Чечня, Грузия, Приднестровье – да мало ли где российская армия «наследила».

«Проблема» для Кремля усугубляется тем фактом, что несмотря на присоединение СССР к данной конвенции в 1977 году, это абсолютно не мешало советской армии сравнивать с землей афганские кишлаки – документального подтверждения этого в нормальном смысле не происходило. Сейчас мир стал цифровым и открытым, и практически любое преступление сразу же фиксируется видеосъёмкой с нескольких ракурсов, бывает даже в прямом эфире. Понятно, что в такой ситуации, при наличии серьезной доказательной базы, международное расследование РФ совершенно ни к чему. Дисквалификациями, как в российском спорте, здесь не отделаешься.

Во-вторых, серьезное технологическое отставание России вынуждает российскую армию для достижения своих целей использовать в ходе военных действий оружие массового поражения. Нет, не атомное оружие, конечно, а, например, кассетные бомбы и «белый фосфор» — в таких условиях угроза жизни для мирного населения неизбежна. Это автоматически переводит военнослужащих ВС РФ в разряд военных преступников, и, что для Кремля значительно хуже, там отлично понимают — «ниточка» независимого расследования приведет именно к нему.

В таком контексте, несмотря на то, что это крайне цинично и бесчеловечно, но выход из соглашения уравнивает российских военнослужащих участников боевых действий и мирное население, подводя между ними знак равенства. Таким образом это еще и попытка убедить, например, пилотов ВКС РФ, что им за бомбежки гражданских объектов ничего не будет. Судя по всему, в Кремле руководствуются принципом: «войны выигрывает тот, кто был более жестоким». Это, конечно, неправда, но, как говорится, личный опыт – дело святое, достаточно вспомнить «красный террор», штрафбаты и заградотряды.     

В-третьих, неизбежным является то, что «под соусом коварных внешних врагов, которые хотят опорочить матушку Россию», в головы россиян теперь можно будет продолжать «вбивать» тезис о «русском солдате», который никогда никаких военных преступлений не совершал. Вместе с тем, кроме пропагандистского «профита», фактически озвученная индульгенция в данном вопросе приведет снижению и без того низкой моральной планки российских военных в вопросе отношения к военнопленным и мирному населению, что в нынешних условиях Кремлю крайне необходимо. Это, кстати, тоже в мировой истории также уже было, и особенно ярко проявилось во время Второй мировой, после известной статьи И.Эренбурга «Убей немца».

Быть ли большой войне

Что же следует из решения Путина о выходе из конвенции — Россия готовится к «большой войне»? Возможно, но, скорее всего, просто возводит вокруг себя забор, за которым «кольцо врагов», пытающихся покуситься на «русский мир» и его неведомые «скрепы». А что касается самой конвенции, то, похоже, в данном случае «Акела промахнулся».

В 1993 году Совет Безопасности ООН включил Женевскую конвенцию в состав обычных норм международного права, что сделало документ обязательным для исполнения всеми странами, вовлеченными в военные конфликты, вне зависимости от наличия подписи под конвенцией. Таким образом, все Женевские конвенции действуют под эгидой Международного комитета Красного Креста и обязывают воюющие стороны отделять мирное население от непосредственных участников боевых действий. Исходя из этого, с точки зрения международного права «российское законотворчество» в принципе ни к чему не приведет.

Вместе с тем, в качестве постскриптума вокруг всей этой истории возникает один резонный, но безусловно риторический вопрос: «помогло ли возвращение России в ПАСЕ вовлечению ее в мероприятия, направленные на соблюдение прав человека» и перестанет ли Европа покупать после этого российский газ? Как говорят на Востоке: «сколько не говори халва – во рту сладко не станет», это именно тот случай и Кремль, чувствуя безнаказанность и фактически уже давно поставив себя вне международного правового поля, еще много «сюрпризов» преподнесёт. Не сомневайтесь.

Источник: группа «ИС» секция «Браво»