Закон о территориальной обороне: лучше поздно, чем никогда

В четверг, 22 июля, председатель Верховной Рады Дмитрий Разумков подписал принятый 16 июля закон «Об основах национального сопротивления», инициированный президентом Владимиром Зеленским. Закон определяет основы формирования системы территориальной обороны. Необходимость принятия этого документа назрела еще в 2014 году. Ведь в противостоянии с Россией мы располагаем крайне ограниченными ресурсами, а это значит, что широкое привлечение к отражению внешней агрессии гражданского населения – чрезвычайно важно для обороноспособности страны. Но есть и целый ряд проблем, в части из которых попытался разобраться «Флот-2017».

Закон «Об основах национального сопротивления» следовало бы принять еще в 2014 году, сразу после российского вторжения в Крым и на Донбасс. Согласно документу, увеличена численность Вооруженных Сил Украины на 11 000 военнослужащих. Таким образом, общая численность Вооруженных Сил Украины будет составлять не 250 тысяч (как это было утверждено законом в 2015 году), а уже 261 тыс. человек, в том числе 215 тыс. военнослужащих.

Принятый документ уже на законодательном уровне расписывает процедуру формирования в Украине движения национального сопротивления. Предусматривается максимально широкое привлечение населения к мероприятиям, направленным на обеспечение суверенитета и территориальной целостности государства, а также подготовка граждан Украины к участию в движении национального сопротивления.

Войска теробороны, фактически, будут представлять собой легкую пехоту, которая будет использоваться для охраны стратегически важных объектов в тылу или на границе, дежурств на блокпостах, противодействию диверсантам или иным незаконным группам на своей территории. Тероборона будет подчиняться командованию ВСУ через командующего войсками территориальной обороны.

Тем не менее, существует несколько проблем, которые в перспективе могут помешать эффективно выполнять требования нового закона.

Первая проблема состоит в том, что из цепочки комплектования частей и подразделений территориальной обороны почти полностью исключены военные комиссариаты (сейчас эти структуры будут называться «Территориальные центры комплектования и социальной поддержки военнослужащих»). Согласно принятому закону, за ними останется только призыв граждан в части теробороны.

А ведь не стоит забывать, что именно благодаря усилиям работников военкоматов, весной – летом 2014 года удалось развернуть определенное количество батальонов территориальной обороны, внесших значительный вклад в защиту страны. До сих пор комплектование частей теробороны опиралось на систему военкоматов. Кто будет заниматься этим функциями теперь — неизвестно. Между тем, председатель партии «Слуга народа», первый заместитель председателя фракции в Верховной Раде Александр Корниенко, в интервью журналистам сообщил, что с принятием закона о национальном сопротивлении, постепенно будет происходить замена призыва на срочную службу службой в резерве. Как это воплотить в жизнь без активного участия военных комиссариатов — непонятно.

Вторая проблема – где именно будут базироваться части территориальной обороны и какими средствами будут располагать? Ведь, если сегодня численность всех частей теробороны в стране составляет 580 человек (практически это кадрированные части, которые могут быть развернуты по мере надобности), то уже с января 2022 года их должно стать 10 тысяч. Увеличение в 17 (!) раз. При этом в законе не прописано, где именно должны размещаться эти военнослужащие и, главное, чем они должны быть обеспечены. Бюджетная декларация на ближайшие 3 года предусматривает развитие системы территориальной обороны, как и постепенное увеличение расходов на национальную безопасность и оборону: 270,7 млрд грн в 2022 году; 299,7 млрд — в 2023 и 332,5 млрд — в 2024 году. Для реализации требований этого закона, то есть на нужды теробороны, в 2022 году понадобится 2,5 млрд грн. Но сколько денег в реальности будет выделено — большой вопрос.

Третья проблема, которая практически вытекает из второй — это острая нехватка материальной части. Взять, к примеру, средства связи, начиная от стационарного «Фарлепа». Звучат утверждения, что давайте, мол, отдадим территориальной обороне устаревшие советские образцы радиостанций, которые снимаются с вооружения и уже закупленные радиостанции турецкого производства, которые так и не были переданы вооруженным силам.

Но без определенного совмещения стандартов это оборудование практически бесполезно и вряд ли будет способствовать управляемости этих частей. Второй и не менее важный момент – обеспечение автомобильной техникой. Даже проводимые ныне сборы территориальной обороны – пока еще не настолько масштабные как это прописано законом – страдают от отсутствия техники. Даже в строевых бригадах до сих пор, на восьмой год войны, нет достаточного количества даже легковых автомобилей. Будущее отечественной колесной техники, с учетом начавшихся банкротств компаний КрАЗ и «Богдан моторс», на которых производились грузовые автомобили, вообще туманно.

И это только часть вопросов. Ответы на них даст лишь практика, но не хотелось бы, чтобы очередные просчеты законодателей снова были оплачены человеческими жизнями.

Михаил Жирохов