Засыхающий Крым: оккупированный полуостров в шаге от катастрофы

Из оккупированного Крыма каждый день приходят сообщения о недостатке воды. Так, в понедельник, 3 августа, местные жители сообщили о небывалом обмелении  Белогорского и Чернореченского водохранилищ. Несмотря на все старания, Россия,  как государство-агрессор, не в состоянии обеспечивать захваченный Крым необходимыми бытовыми благами.  Вода из Днепра, ранее поступавшая из Украины по Северо-Крымскому каналу — это единственная возможность спасти полуостров от гуманитарной и экономической катастрофы. В водных проблемах Крыма разбирался «Флот-2017».

«Водная оплошность» Кремля

Москва оккупировала украинский полуостров, не имея никакого технического плана по обеспечению территории на случай системной блокады со стороны материковой Украины. В ходе подготовки к оккупационному «референдуму» кремлевская пропаганда пичкала крымчан ложными тезисами, которые сводились к следующему: Украина либо «развалится» (то есть организовывать блокаду будет некому), либо станет «продавать» воду в Крым.

В итоге, полуостров сначала остался без воды из Днепра, которая поступала из материковой Украины по Северо-Крымскому каналу, а после — без украинского электричества. Водная блокада оказалась наиболее болезненной. До российской оккупации полуостров покрывал около 85% всех потребностей населения, сельского хозяйства и промышленности за счет функционирования Северо-Крымского канала. По состоянию на 2014 год, из примерно 1,7 миллионов гектар пахотных земель в регионе около 450 тыс. гектар находилось под искусственным орошением.  Уже через год после оккупации этот показатель провалился до «жалких» 10-13 тыс. гектар.

За время оккупации местные «власти» один за одним меняли планы во восполнению водного дефицита, начиная от намерений опреснять морскую и сточную воду и завершая строительством водогона с территории российской Кубани. От всех вариантов пришлось отказаться ввиду технической невозможности их реализовать. Для опреснения воды в промышленных масштабах в Крыму пришлось бы дополнительно возвести несколько электростанций, равных по мощности Запорожской АЭС.

Все эти годы с начала оккупации крымчане используют подземные воды, а также водохранилища, заполняемые за счет дождей и грунтовых источников. В степных регионах активно бурят скважины. Так называемая «власть» формально запрещает это делать и угрожает штрафами, но в реальности оккупанты вынуждены мириться с варварским расходом грунтовых вод и его экологическими последствиями.

Практически все сельское хозяйство перевели на богарное (неполивное) земледелие. В районах республики буквально каждый день отключают воду под предлогом проведения «ремонтных работ». «Фишка» нынешнего сезона в том, что оккупационная администрация требует от предпринимателей платить даже за осадки.

Проблема в том, что зима и весна текущего года выдались крайне засушливыми. Обильные ливни, которые летом пару недель подряд накрывали полуостров, особо на ситуацию на повлияли. Оккупационному «главе» республики Сергею Аксенов в прошлом месяце даже пришлось публично просить российское министерство экономического развития помочь в решении проблемы орошения сельскохозяйственных угодий. Просьба, скорее всего, останется неудовлетворенной.

«Симферопольская жажда»

От водной блокады, в первую очередь, пострадали регионы восточного Крыма, Белогорский и Симферопольский районы. Тут основной источник воды — Белогорское, которое этим летом практически пересохло, и Тайганское водохранилища. 

Крымская столица, невзирая на перебои, до начала текущего года критической нехватки воды не испытывала. Симферополь подпитывали сразу четыре водохранилища: Аянское, Партизанское, Межгорненское и Симферопольское. Но и тут начались проблемы. Из-за засухи водохранилища существенно обмелели.

Крымские водохранилища сильно обмелели

По оценкам, которые в последнее время озвучивают оккупационные чиновники, Симферополь  через 70-100 дней может остаться вообще без воды. Сами же горожане предполагают, что проблема не только в сухой погоде, но и в том, что в городе стало слишком много «понаехавших» из соседней России. Если до оккупации крымская столица потребляла около 90 тыс. кубометров воды в сутки, то сейчас «власти» говорят о расходе около 150 тыс. кубометров.

«Где-то через полтора-два года после «референдума», стало заметно, что людей в Симферополе прибавилось. Как минимум, раза в полтора стало больше. Особенно это заметно по детским садам и школам, где появилось много детей, разговаривающих с «российским акцентом». Идет активная стройка, под приезжих возводят целые жилые комплексы, но сети (водопровод, канализация) остались еще с брежневских времен. Кругом постоянно что-то протекает», — рассказала в разговоре с «Флотом-2017» жительница Симферополя Оксана.

Для того, чтобы покрыть хотя бы минимальные потребности Симферополя в воде, Кремлю и подконтрольным ему местным «властям» пришлось подключать даже оккупационный армейский контингент. Российское командование в середине прошлого месяца отчиталось о прокладке почти 50 километра труб, которые в перспективе соединят Тайганское и Симферопольское водохранилища.

Поможет ли это справиться с проблемой — большой вопрос.  Тайганское водохранилище при отсутствии дождей может пересохнуть уже через полтора-два месяца. Судя по действиям оккупационных «властей», они рассчитывают, что в октябре полуостров традиционно накроют дожди, и можно будет обеспечить Симферополь водой за счет эксплуатации уже пяти водохранилищ.

Глупость и непредсказуемость оккупантов

На этом фоне оккупанты продолжают засорять мозги крымчан неумелой пропагандой, рассказывая населению, что вода из Днепра Крыму «не нужна», так как она якобы вредит региональной экологии.

На этом поприще особенно усердствовал так называемый «спикер» пророссийского «парламента» Крыма Владимир Константинов, который на фоне экологической катастрофы на севере Крыма говорил, что полуостров как бы может обойтись и без воды из Днепра.

«Нам вода от Украины не нужна. Она жутко загрязненная. Мне недавно сказали специалисты, что вода, которая поступала в Крым, способствовала росту онкологических заболеваний. Что там льется, никто не контролирует… Сейчас они пусть сами разбираются со своими проблемами», – увещевал Константинов российских журналистов летом прошлого года.

«Подобные заявления  — не более чем попытка изобразить хорошую мину при плохой игре. В марте 2014 года все российское правительство незаконно прилетело в Крым и провело там заседание. Тогдашний премьер Медведев говорил, что проблем с водой не будет, Россия там опреснительные заводы построит. Ну, пусть теперь строят. Хотя в реальности, вода из Днепра – это безальтернативный вариант», — сказал в комментарии «Флоту-2017» бывший народный депутат от Крыма Андрей Сенченко.

На момент российской оккупации он занимал пост замглавы Администрации президента Украины, и имел непосредственное отношение к организации блокады полуострова. Впоследствии Андрей Сенченко вспоминал, что кремлевские эмиссары предлагали ему взятку в 20 млн долларов для снятия водной блокады с Крыма. Политик уверен, что Кремль с тех пор не оставил попыток пустить на полуостров воду за счет политического шантажа и коррупции.

Украина перекрыла подачу воды в Крым с помощью специальной дамбы

«Россияне, в первую очередь, будут пытаться сформировать пророссийское большинство в украинских органах власти. В том числе, в ходе предстоящих выборов, чтобы потом расшатывать политическую обстановку. Они также будут использовать коррупционные методы. Речь идет не только о деньгах, но и о политических взятках. Например, на фоне очередной эскалации на Донбассе вести кулуарные переговоры о «обмене» воды для Крыма на некие послабления по ОРДЛО», – отметил Андрей Сенченко.

Есть риск, что Кремль, не добившись желаемого «мягкой силой», попробует разблокировать полуостров военным путем. Вместе с тем, как отмечают наблюдатели, открытая агрессия против Украины может иметь непредсказуемые последствия для Кремля.

«На дворе не 2014 год. Локальная операция российских войск, захват приграничного города или быстрая высадка десанта в Херсонской области, чтобы взять под контроль объекты водоснабжения полуострова, сейчас невозможна. Россиянам для этого придется проводить широкомасштабную операцию, что будет означать открытую войну с Украиной. Политические и экономические последствия такого решения будут катастрофическими для самого Кремля, но мы всегда должны учитывать риск именно такого развития событий», – отметил в комментарии «Флоту-2017» замдиректора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь.

Андрей Туз