Крым 2018 -> Джемилев: «Руководство Крыма на 40% из Макеевки. Мы как оккупированная территория»

22.02.11 10:16

Kyiv Post

Джемилев: «Руководство Крыма на 40% из Макеевки. Мы как оккупированная территория»

Известный диссидент и правозащитник Мустафа Джемилев живет между Крымом и Киевом, много лет совмещая руководство Меджлисом крымско-татарского народа с депутатством в Верховной Раде (фракция НУ-НС).

Несмотря на то, что уже несколько лет 67-летний Джемилев заявляет о своем желании покинуть пост в Междлисе, пока его отставку не принимают.

Бессменный лидер Меджлиса рассказал Kyiv Post о первых легализированных земельных самозахватах, дружбе с Турцией и о том, кто поддерживает сепаратизм в Крыму.

KP: Экс -председатель ВР Крыма Анатолий Гриценко арестован. Считаете ли вы, что это пример избирательного правосудия, ведь, возможно, что многие нынешние руководители Крыма также замешаны в коррупции?

МД: Я обращался в Генпрокуратуру с просьбой, как народный депутат, чтобы его не арестовывали, а избрали другую меру пресечения. Потому что когда человек под стражей, то следствие носит обвинительный характер. Кроме того, есть доказательства, что деяния, которые ему инкриминируются, не имеют состава уголовного преступления. Тем не менее, он под стражей. Тут, видимо, есть политические моменты. Хоть Гриценко и является членом Партии регионов, после выборов сразу его сняли, по распоряжению сверху. Есть разговоры о том, что у нынешней власти Крыма были опасения, что Гриценко мог бы сконцентрировать вокруг себя оппозицию внутри Партии Регионов, против прибывших в Крым из Макеевки.

КР: Есть ли снования считать, что на деле Гриценко расследования земельной коррупции в Крыму закончится?

МД: Вы знаете, в последнее время в Крыму работало много комиссий от Кабмина. С некоторыми заключениями я знаком. Там очень много нарушений, но каких-либо мер по этим заключениям не принималось. И видимо, не будет предприниматься в будущем потому что там задействованы очень высокие чиновники. Все зависит от политической коньюнктуры. Если тот или иной политик окажется в немилости, то эти материалы могут быть использованы.

КР: Изменилась ли ситуация в Крыму с приходом к власти Виктора Януковича?

МД: Изменилась в худшую сторону. Пока. На прошлых выборах съезд принял решение о поддержке Юлии Тимошенко. С нашей точки зрения, она не идеал, но... Мы отправляли всем кандидатам в президенты наши вопросы, в том числе по крымско -татарскому вопросу. Партия Ющенко не ответила. Юлия Тимошенко ответила дипломатично и противоречиво. Тем не менее, поддержать Януковича мы не могли в силу многих причин. В его команде были очень одиозные люди. Штаб в Крыму возглавлял Анатолий Могилев, который, будучи начальником милиции в Крыму, совершил очень много беззаконий в отношении татар.

Более того, в прессе он открыто поддержал депортацию крымко- татарского народа. Я, кстати, обращался к Генпрокурору с требование привлечь его за разжигание национальной розни, но там ответили, что по Конституции каждый человек имеет право выражать свое мнение. Нас убеждали, мол, Янукович все равно победит, но я сказал – вы представляете себе нормального крымского татарина, который будет голосовать за человека, у которого руководитель штаба считает, что нас подвергли геноциду и депортации вполне законно?

КР: Если сравнивать отношения с прошлыми президентами, кто был самым чутким к проблемам татар?

МД: Кучма не менее двух раз в год приезжал в Крым, встречался с представителями Меджлиса, слушал о проблемах, давал поручения. Конечно, на 90% они не выполнялось, но сам факт. Конечно, у нас были встречи и с Януковичем, но команда президента решила переформатировать совет представителей крымско-тарарского народа. 33 человек сократили до 19 человек – 8 членов Меджлиса и 11 человек из разных групировок, которые нигде никем не избирались и не могут быть представителями народа! Мы категорически отказались. Это абсурд – в 21 веке назначать представителей народа сверху. Все попытки поддержать эти групировки не увенчались успехом, на выборы в местные органы они просто не прошли 3-процентный барьер.

В частности, это партия Милифирка. Прославились они тем, что во время российско -грузинской войны обратились к Медведеву и просили спасти крымско-татарский народ от политики геноцида, которую проводит Украина. То есть, по сути, приглашались российские танки на нашу землю. И вдруг они стали представителями народа! Также там были группировки, которые концентрируют вокруг себя радикальные мусульманские группы и пытаются внести раскол в Духовное управление мусульман Крыма. Поэтому мы отказались от встречи с Януковичем, куда они также были приглашены. Сейчас, кажется, в Администрации президента поняли, что попытка раскола среди татар не получилась.

КР: Насколько, в общем, влиятельны такие группировки в Крыму?

МД: Это про-российские группировки. Если брать Милифирку, то там в лучшие времена было 23 члена партии. Татары же всегда поддерживали автономию в составе Украины.

КР: Вы как-то сказали, что Россия заинтересована в дестабилизации ситуации в Крыму. В чем это сейчас проявляется?

МД: Российский флот не представляет угрозы, он в несколько раз уступает флоту Турции. Но там 23 тысячи военнослужащих, граждан России. Россия в последней войне с Грузией использовала корабли Черноморского флота, которые бомбили Поти. А по законам войны Грузия имела право нанести ответный удар не только по кораблям, но и по их базе. Получалось, что мы могли быть вовлечены в чужую войну.

Ведь в Грузии известно как все было: сначала раздали российские паспорта абхазам, а потом сказали, что там обижают русских. Если разобраться, сколько людей с двойным гражданством в Крыму, то русским уже даже вводить войска из России не надо, они уже здесь, на нашей территории. Кроме того, флот постоянно морально подпитывает сепаратистов в Крыму. Поэтому мы говорим об угрозе целостности Украины. Конечно, более 75 % русскоязычных крымчан видят свое будущее в составе РФ. Более 80% из них – это послевоенные переселенцы и их потомки. У них в России родные, близкие. Мы понимаем их желание вернуться на их историческую родину. Мы тоже хотели на родину. Взяли чемоданы – и вернулись. А они хотят туда вместе с Крымом. А украинские власть, вместо того чтобы предпринимать меры, поддерживают их. Это вызывает опасения.

КР: В то же время вы выступаете за автономию татар, что имеется ввиду?

МД: Будущее мы видим в составе Украины, но с широкой автономией. То есть выступаем за то, чтобы вернули тот же порядок вещей, который был до депортации. В 1921 году, когда создавалась автономная республика, официальными языками в ней были крымскотаратский и русский. В 1944 году народ депортировали, ликвидировали республику. Наши требования – вернуть статус языку и обеспечить представительство крымских татар во власти по крайней мере пропорционально численности. Ни о каких привилегиях не идет речь.

Когда национальность дает привилегии, это ведет к деградации этого народа. Мы просто хотим защитить свои права, как это принято в демократических странах. Но нам говорят - почему вы должны иметь такие права, если в Крыму вас всего 12 %? Но возьмите Карелию, там карелов 9%, но это Карельская республика. Или Башкирия, 30% башкиров. Ведь коренной народ уменьшился вследствии геноцида и депортации, наши права это не уменьшает.

КР: Недавно депутаты Симферопольского горсовета наконец дали разрешение на разработку проекта землеустройства по отводу участка для строительства Соборной мечети. Говорит ли это о том, что власти идут на уступки татарам?

МД: Этот вопрос саботировался властями годами, над нами просто издевались. Это уже был вопрос не земли, а элементарного уважения к коренному народу. Сам [Председатель Совета Министров Крыма Василий] Джарты пошел в горсовет, обьяснил, что надо проголосовать, и они поддержали. Сколько мы до этого депутатов не убеждали – нет, не дадим татарам и все. А теперь по команде сверху единогластно голосуют за! То есть, депутаты не имеют своей головы, им нужна только команда. Тогда спрашивается, для чего этот совет нужен? Так же и в Верховной Раде. С кем не говоришь, что не предлагаешь – отвечают, что надо поговорить со старшими пацанами.

КР: В Крыму проживает около 12 % татар от всей численности населения. А какое количество татар работает в местных органах управления?

МД: От 0 до 4,5%. Вообще нет татар в СБУ, ни одного судьи. Я еще на встречах с Кучмой этот вопрос поднимал, говорил что из татар на СБУ работают только стукачи. Он говорит – я думал этот только у нас, хохлов есть стукачи (смеется). А после прихода Януковича прошло дальнейшее сокращение. Вчера ночью мне звонит замминистра здравоохрания Крыма, Таир Мусаев. Говорит, что его вызвали и сказали, что была команда всех заменить на товарищей из Макеевки. Я не могу понять – там, что, безработица? У нас руководство республики на 40% уже состоит из выходцев из Макеевки. Мы как оккупированная территория сейчас.

КР: А на какой стадии сейчас переговоры с правительством Крыма по поводу земельных самозахватов?

МД: Еще до прихода новой власти была комиссия, которая выработала рекомендации по тому, какие земли можно передать под жилищное строительство. Но позиция новой власти была, что они прежней власти не доверяют. Создали новую комиссию, которая пришла к таким же выводам примерно. Сейчас решили по каждому массиву разбираться отдельно. Вот сейчас согласовали 40 гектаров в селе Луговое. Люди рады, что дело сдвинулось с мертвой точки.

КР: Недавно вы были в Турции и привезли договоренности о помощи в жилищном вопросе и строительстве школ. В то же время, многие опасаются, что Турция может быть потенциально заинтересована в дестабилизации ситуации в Крыму.

МД: Я в Турции был в составе делегации во главе с [Председателем Верховной Рады Владимиром] Литвином. Турция – это родственный нам народ. Я там говорил, что мы бы хотели помощи в строительстве школ. Всего в Крыму есть 15 школ, где дети могут получить хоть какое-то знание родного языка. Количество надо увеличить минимум в 10 раз. А строительство одной стоит 4-5 миллионов евро. Вот есть недостроенная школа в районе Симферополя. Надо 27 миллионов, чтобы ее закончить.

А из госбюджета на решение всех социальных проблем депортированных предоставили 23 миллиона. Вот и решай. А Турция обещала помочь, премьер дал поручение закончить эту школу до 1 сентября и другую школу, в Бахчисарае. Но как оно будет неизвестно – наше Минэкономики до сих пор не утвердило программу деятельности турецкого фонда. Так что государство само не решает проблемы, еще и не позволяет другим помочь.

КР: А в действующих школах нельзя делать уроки татарского языка?

МД: По закону, если в школе более 8 детей, то они имеют право на факультатив. Но это не решает проблемы. Говорят – татары пусть идут изучать свой язык, остальные – изучать компьютер. Да и урок в неделю ничего не дает. Нужна среда.

КР: В то же время многие опасаются, что Турция может быть потенциально заинтересована в дестабилизации ситуации в Крыму...

МД: Я знаю, откуда эта пропаганда идет – со стороны России. Чтобы показать, что татары вот-вот сделают вторую Чечню, второе Косово. Но мы всегда говорим о содействиии Турции в социальных программах. О политике речь не идет. Турция одна из первых поддержала независимость Украины и четко заявила, что никаких территориальных претензий к Украине не имеет. В отличие от другого нашего соседа, между прочим. Татары – это мост между Украиной и Турцией, об этом и турецкий премьер на встрече говорил.

КР: Какие ваши прогнозы по дальнейшему росту количества татар в Крыму, ведь многие говорят о демографическом взрыве?

МД: В целом в Крыму идет уменьшение населения. А у татар прирост в год составляет 300-350 человек. Но это обьясняется тем, что в целом остальное население Крыма старше. Это всегда была зона пенсионеров и чиновников, которые доживали здесь на дачах. Поэтому говорить о том, что стремительно растет количество татар нельзя. По количеству состава семьи различий с остальным населением почти нет. Думаю, что дальше динамика будет такая же

КР: Что вы думаете по поводу высказываний Юрия Андруховича и других об отделении, в частности, Крыма как решении проблем Украины?

МД: Это абсурдное предложение. Это не государственный подход. Так проблемы не решаются.

КР: Что надо делать, чтобы стабилизировать крым? Поможет ли проект привлечения инвестиций, который был открыт несколько недель назад ЕС и ООН?

МД: Мы встречались с послом ЕС в Украине и он говорил, что они намерены в первую очередь 5 миллионов евро инвестировать. Сейчас необходимо разрабатывать программу. Я сказал, что важно чтобы в разработке принимали участие представители коренного народа. Посол согласен, а как, и в какой форме будем в дальнейшем решать.

КР: Вы возглавляете Меджлис с 1991 года и говорили, что планируете сложить полномочия. Кого вы видите следующим главой? Чем планируете заниматься дальше?

МД: Я возглавляю Междлис так давно, что это уже просто недемократично. Ведь должна быть смена. Я уже угрожал членам Меджлиса, что устрою свое свержение, как Мубарака (смеется). Но если серьезно, то никто не вечен. А перед уходом из жизни хочется увидеть, что дело всей жизни передано молодому поколению и живет. Кого изберет Меджлис на мое место я не знаю, мои оба заместителя пользуются популярностью. Я в стороне от дел не останусь. Зато появится больше свободного времени, может напишу книгу.



 Светлана Тучинская,  Kyiv Post


Версия для печати

Загрузка...

Погода

Загрузка...