Августовские пушки: как Украина пережила полгода войны

День Независимости Украины, в этот раз отмечается в особых условиях. Прошло ровно полгода с того момента, как 24 февраля, российская армия вероломно вторглась на территорию нашей страны. Шесть месяцев полномасштабного российского вторжения – хороший повод подвести промежуточный итоги войны, что «Флот 2017» и собирается сделать.

Перед началом большой войны украинские и российские военные возможности казались несопоставимыми. Зарубежные аналитики предполагали, что оборона нашей страны падет в течение 3-4 суток. Но российский план молниеносно взять Киев, вызвать панику в украинском обществе и парализовать волю к сопротивлению, провалился. Причиной стала фанатичная стойкость простых украинцев. Это и бойцы ВСУ, и срочники Национальной Гвардии, которые не позволили российскому десанту укрепиться на аэродроме Гостомель, и бойцы территориальной обороны Киева, которые насмерть стояли в пригородах столицы. И, наконец, защитники Чернигова, которые не только взорвали все основные мосты, значительно ухудшив логистику российской группировки под Киевом, но и развернули полноценную партизанскую войну на немногочисленных дорогах от Гомеля до Броваров.  

Поражение российской армии под Киевом, а также упорная оборона Чернигова, Харькова, Сум позволили военнослужащим ВСУ, а также значительной части общества избавиться от многих страхов относительно силы российской армии. По состоянию на середину августа, агрессору удалось сохранить под своим контролем большую часть Луганской области, чуть больше половины Донецкой, Херсонскую область вместе с Херсоном, а также часть территории Запорожской области, включая Мелитополь и Бердянск. Но в целом, путем невероятных усилий и жертв, нашей армии удалось стабилизировать фронт. Тактические отступления, если и происходят, то только после упорных боев и на заранее подготовленные позиции.

Российские танки все же въехали в Киев. Но есть нюанс.

Дальнейшее продолжение войны «на истощение» создает проблемы для Украины. Потеря части территорий и ракетные удары сильно подкосили экономику страны. Сейчас Украина зависит от помощи западных союзников – причем как в военном плане, так и в экономическом.

Но и Россия оказалась не готова к долгой войне. Большие потери (около 46 тыс. убитых) пробуют возмещать за счет заключения краткосрочных контрактов с военнослужащими и путем создания «добровольческих» батальонов. Но совершенно очевидно, что без хотя бы частичной мобилизации продолжать войну невозможно. Однако проводить официальную мобилизацию Кремль не решается, справедливо полагая, что это резко снизит поддержку «специальной военной операции» в российском обществе и приведет к существенным политическим проблемам.

В этих условиях российская армия, по состоянию на конец лета, сосредоточилась на удержании захваченных южных регионов. Наступление в Донецкой области во многом отдано на откуп мобилизованным из ОРДЛО. Их вооружают винтовками, конца XIX столетия, устаревшими касками времен Второй мировой и, без особой подготовки, бросают в бой. Таким образом, российское командование, которое, фактически, и распоряжается судьбой донбасской «пехоты», повторяет тактику советских генералов времен Второй Мировой войны, когда в бесцельных атаках «сжигались» сотни тысяч «чернопиджачников» (жители освобожденных от нацистов территорий СССР, которых срочно вводили в бой без надлежащей подготовки).

Донецкие мобилизованные

На фоне такого отношения к людским ресурсам Донбасса, следует усомниться в истинности целей российского руководства, заявленных, как «защита ДНР и ЛНР от нацистов». Потери гражданского населения Донецкой и Луганской области с 24 февраля 2022 года выросли в разы, поскольку Донецк и Горловка на восьмой год войны оказались в статусе прифронтовых городов. Жители оккупированных территорий с горечью отмечают: «»Защита», в итоге, привела к тому, что разрушается, в первую очередь, сам Донбасс». А если добавить к этому «вымывание» мужского населения, которое пачками бросают на войну, судьба захваченного региона представляется незавидной. Те районы Донбасса, за которые шли бои, полностью разрушены, а те, которых война пока обошла стороной, оказались под угрозой вымирания.

Что дальше? Ввиду огромной протяженности фронта от Харькова до Херсона, сил для глубокого прорыва ни у ВСУ, ни у ВР РФ пока нет. Поэтому бои носят позиционный характер. Даже на Донбассе, где Россия пытается выдавить нашу армию за административные границы Донецкой и Луганской областей, наметилась очевидная пробуксовка.

Сохраняются надежды на осеннее наступление украинской армии, когда из Великобритании прибудут подготовленные бойцы. Пока же, после полугода войны, признаков «истощения и краха» ни ВСУ, ни российской армии не просматривается. Нет пока в украинском обществе и «усталости от боевых действий». Судя по последним опросам, страна готова воевать до конца, а граждане Украине не собираются допускать заключения очередного «Минска-3».

Михаил Жирохов