Пляжи Крыма утопают в нечистотах: оккупанты бездействуют

Ситуация с работой канализации в оккупированном Крыму набирает масштабы катастрофы. Оккупанты уже просто вынуждены реагировать на историю с очистительными сооружениями в Севастополе.

Об этом пишет издание «Ассоциация реинтеграции Крыма».

Сейчас в  Стрелецкой бухте в Севастополе ежесуточно сбрасывается до 100 кубометров нечистот. В 2017 году в городе практически прекратилась очистка канализации. На канализационно-очистных сооружениях (КОС) «Южные» отстойники и аэротенки для лишения стоков от избыточного азота и фосфора за три года оккупации стали разрушенными и брошенными, не работали и метантенки, предназначеные для умерщвления яиц гельминтов и других патогенных организмов. На очистных не обеспечивалась работа пескоулавливателей, а почти единственным рабочим очистным оборудованием оставалось оборудование в Камышовой бухте, где фактически улавливали лишь крупные отходы: палки, камни, тряпки, строительный мусор и прочее.

«Ухудшение санитарных норм воды зафиксировали в «водоканале», где 596 проб отобранных в 2017 году, 65 оказались неудовлетворительными по некоторым веществам и аммоний-ионам, а еще 6 — по фосфатам, нефтепродуктам и микробиологии. Общее качество воды по комплексной оценке снизилась примерно в двадцать раз», — пишет издание.

Оккупационные «власти» бодро отрапортовали тогда, что легко решат проблему с помощью российской «федеральной целевой программы развития» Крыма и Севастополя. С помпой было выделено 6,7 миллиарда рублей на контракт по строительству таких нужных для города очистных сооружений.

К работе приступило некое акционерное общество «научно-производственное предприятие «биотехпрогресс»», в которое начали поступать деньги от так называемого «государственной казенного учреждения Севастополя» «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства».

Прошел год, и уже «космический масштаб» проблемы зафиксировали реальные спутниковые снимки. Они показали существование целой подводной реки нечистот, попадающих в Черное море из Севастополя, а дальше, в силу специфики черноморских течений, направляющихся в Румынию и Болгарию.

При этом обещанные оккупантами почти два миллиарда рублей аванса с федеральной целевой программы для решения этой проблемы куда-то «исчезли».

Населению Севастополя оккупанты «оперативно и ответственно» сообщили, что задержка вызвана банкротством «ОФК банка», на счет которого перевели «бюджетные» деньги. Отмечалось, что «российские власти» заботятся о населении Севастополя и об отходах его жизнедеятельности, все держат под контролем, надо «немного потерпеть и все будет хорошо».

Такие «прозрачные объяснения» почему-то не помешали оккупантам даже возбудить уголовное дело, по которому позже арестовали руководителя так называемого «управления по эксплуатации объектов городского хозяйства» Александра Антюфеева, задержали и руководителя фирмы «биотехпрогресс» Дениса Петрова, а саму компанию признали банкротом. В итоге контракт с «биотехпрогрессом» был расторгнут оккупантами через подконтрольный им «суд».

В июле 2020 карательными органами россиян был взят под стражу и так называемый  «бывший глава департамента городского хозяйства» Севастополя Михаил Тарасов. Его обвиняют в том, что при прошлом севастопольском оккупационном «губернаторе» Дмитрию Овсянникове Тарасов приказал подчиненным исключить казначейское сопровождение по договору касательно КОС «Южные», что и упростило «исчезновение» средств. Однако, по мнению севастопольцев, главные виновники происшествия так и не были названы.

Поэтому подводные реки нечистот продолжают отравлять черноморские экосистемы и угрожать жизни людей. В частности, в социальных сетях появился документ так называемого «территориального отдела роспотребнадзора» в Севастополе, из текста которого следовало, что в пробах воды, взятых на севастопольском пляже «Омега» в июне 2019 года, был обнаружен штамм холеры.

В роспотребнадзоре в силу социального резонанса подлинность документа были вынуждены тогда подтвердить, однако в духе этой «крайне ответственной» организации заверили, что вирус повторно не зафиксировано, поэтому он является «условно-патогенным». Не стали оккупанты закрывать и сам пляж «Омега», объявив его «безопасным для отдыхающих». Между тем, в инфекционную больницу Севастополя  еще летом 2019 ежедневно попадали пациенты с острыми кишечными инфекциями, и большинство из них купалось именно в «Омеге».

Впоследствии, в силу откровенного нарушения санитарных норм, оккупанты закрыли пляж «Хрустальный», в воде нашли энтерококк. Причина была очевидна и связана с отсутствием нормальной ливневой канализационной системы, которая могла бы принимать грязевые потоки.

Впрочем, оккупационная «власть» работает гораздо медленнее опасных микробов. Ибо только в конце августа 2020 года так называемый «арбитражный суд» Севастополя наконец определился с тем, кто должен вернуть почти два миллиарда рублей в «бюджет» оккупантов, а оккупационный «ленинский районный суд» Севастополя лишь сейчас начинает слушания по уголовному делу директора «биотехпрогресс».

Но на порожденное бесхозяйственностью и коррупцией оккупантов загрязнение Черного моря эти нынешние «судебные процессы» конечно никак не повлияют.

Впрочем, канализационные стоки — проблема не только Севастополя, а и многих других городов оккупированного полуострова. Евпатория, Керчь, Симферополь, Ласпи, Феодосия, Гурзуф, Алушта — имеют ту же проблему. В социальных сетях то и дело появляются фотографии и рассказы очевидцев о фекальных реках, в которых приходится отдыхать и гостям и местным жителям. Например, как сообщал ранее  «Флот 2017»  в Феодосии местные жители обнаружили, что нечистоты убивают реку Байбуга.

На пляжах Алушты в Малореченском, Рабочем уголке, Партените зловонные стоки текут по пляжу в море. Отдыхающая из России рассказала о неработающем коллекторе в Поповке, где замечена такая же проблема. А в Севастополе оккупанты даже решили пускать канализационные стоки через старую советскую трубу в бухту Балаклавы.

Также, московские журналисты объехали оккупированный полуостров в поисках чистых пляжей и моря. И пришли к неутешительному выводу – из-за бесхозяйственности оккупантов, даже знаменитые крымские грязи превратились в смесь фекалий и соли.

Похоже, что проблема канализационных стоков в оккупированном Крыму достигла небывалых масштабов и оккупантам становится все труднее ее скрывать.