Путин, введи «инвесторов»: прольется ли на Крым «золотой дождь»

Российские «большие деньги», которые вот-вот накроют Крым сплошной волной, были одним из мифов кремлевской пропаганды на фоне разрекламированных российских зарплат и пенсий. За годы оккупации в регионе деградировали все отрасли экономики, не связанные с обслуживанием военной базы россиян. Кремлевское руководство, невзирая на очевидные провалы, продолжает обещать населению полуострова экономический рост, инвестиции и создание новых рабочих мест. Подобные утверждения являются наглой ложью. Подробности читайте в материале «Флота 2017».

Дай триллион!

В конце прошлого месяца руководство так называемой «корпорации развития Крыма», созданной оккупантами, отрапортовало, что с начала года в регионе якобы было подписано 35 инвестиционных соглашений.

Так называемый глава «корпорации» Дмитрий Ворона утверждает, что общие объемы вложений за девять месяцев якобы составили 75 миллиардов рублей, что превышает показатели прошлого года в девять раз. Какие предприятия вложили средства в Крыма, в местном правительстве не детализируют, гарантируя предпринимателям анонимность, которая якобы может уберечь от попадания в санкционные списки.

Формально местное правительство выполняет поручение президента Владимира Путина довести к 2025 году объем частных инвестиций в Крым до 1 триллиона  рублей.

Глава Ассоциация индустрии гостеприимства Украины Александр Лиев, до оккупации занимавший пост министра курортов и туризма АРК отмечает, что Кремль может накачать в Крыму инвестиционный пузырь, но к реальному экономическому развитию это не будет иметь никакого отношения.

«В Крыму есть куда «инвестировать» российские деньги. Можно успешно их закатывать в асфальт на очередной мега-стройке. Только нужно иметь в виду, что формально средства будут вкладывать приближенные к Кремлю олигархи. Они это будут делать не потому что полуостров привлекает их в экономическом плане, а потому что так сказал Владимир Путин. Иных мотивов для крупных вложений нет», — отметил Александр Лиев в комментарии «Флоту 2017».

Типичный пример — так называемый «крымский мост», построенный фирмами друга Владимира Путина — олигарха Аркадия Ротенберга. Российские и зарубежные СМИ неоднократно писали о том, что семейство Ротенбергов (и другие приближенные к Путину как бы бизнесмены) попросту являются формальными держателями активов.

Местные коллаборационисты могут подобрать лишь крохи после того, как московские чиновники-олигархи «распилили» наиболее ценные бюджетные куски.

Мост через Керческий пролив стал выгодным «пирогом» для распила

Крымская «экономическая зона»

До эпидемии коронавируса крымские «власти» организовывали «международный экономический форум» в Ялте, а также пытались рекламировать якобы возможности полуострова на инвестиционном форуме в Сочи. Результат был более чем скромным. Ялтинский форум в большей степени был политическим и пропагандистским мероприятием, а проекты, которые крымские чиновники везли в Сочи, мало кого в РФ интересовали.

Хотя формально на бумаге коллаборационисты как бы создали условия, для того, чтобы российский бизнес заходил в оккупированный Крым.

«С 2015 года на территории полуострова функционирует свободная экономическая зона, которая в значительной мере обеспечивает инвестиционную привлекательность региона. За шесть лет в ней зарегистрировано около 2 тыс. резидентов, которые пользуются налоговыми, таможенными и прочими льготами», — заявил депутат Госдумы от Крыма Константин Бахарев в недавнем интервью российским журналистам.

По его словам, общий объем инвестиций в Крым превысил 130 млрд рублей, что весьма негусто.

Даже если коллаборационисты говорят правду (что весьма сомнительно), то разгоняться со 130 млрд рублей до одного триллиона они будут еще очень долго.

Оккупанты бравируют планами по привлечению инвесторов, но нигде не говорят, какие именно проекты (без учета федерального финансирования) были доведены до конца. В реальности разорванных инвестиционных соглашений, убыточных проектов и просто долгостроев в Крыму скопилось много.

Забуксовал проект по созданию в Симферополе генерирующей энергетической кампании «Энергосовет-генерация», созданной московскими учредителями. Планировалась, что инвесторы вложат в около 3 млрд рублей, построив генерирующие мощности в Ялте в районах степного Крыма. В Симферополе российские предприниматели также рассматривали вариант создания завода по производству и ремонту станков и оборудования, но в итоге деньги вкладывать не стали.

В планах было строительство завода полимерных труб в Симферополе, предприятия по производству современных строительных материалов в Бахчисарайском районе. В Симферопольском районе (в селе Мазанка) планировали построить завод по добыче и расфасовке питьевой и минеральной воды. Проект заглох в силу нехватки самой воды.

Подобных примеров крайне много.

Проект добычи пресной воды из-под дна Азовского моря может стать еще одной неудачной «инвестицией» оккупантов

«Анонимные инвесторы»

Крымские коллаборанты из «правительства» Сергея Аксенова совместно с Министерством экономического развития РФ около года готовили законопроект о создании в Крыму «особых административных районов» в дополнение к действующей свободной экономической зоне.

«Их участниками могут стать российские компании, зарегистрированные в любом регионе и не имеющие филиалов и представительств за пределами Крыма, которые будут вести бизнес исключительно на территории полуострова. Их инвестиционные проекты должны предусматривать вложение не менее 150 млн рублей в развитие инфраструктуры региона», — пояснил Бахарев.

При таких условиях компаниям гарантируется конфиденциальность вложений, но как именно «власти» намерены гарантировать скрытность, неизвестно.

Идея сама по себе не новая. Сергей Аксенов еще в конце 2017 года обещал завести на полуостров «анонимных инвесторов». Для этого через госдуму намеревались протащить законопроект о создании в Крыму неких «трастов» для сокрытия конечных бенефициаров. Помимо этого, звучали предложения создать в регионе свою «оффшорную зону».

Дальше разговоров тогда дело не пошло. В российском правительстве понимали, что разного рода «внутренние оффшоры» и «анонимные трасты» могут быть использованы для отмывания денег и мошеннических схем. С «особыми административными районами» скорей всего будет тоже самое.

«Оккупационные «власти» могут говорить, что угодно. Единственный, кто их будет внимательно слушать, — украинский суд. Обеспечить так называемым «инвесторам» полную анонимность практически нереально. Особенно если речь идет о зарубежных предпринимателях. Разного рода отчетную документацию еще никто не отменял. Даже российский крупный бизнес, включая банки, обходит оккупированный полуостров десятой дорогой, что лишь подтверждает эффективность санкционного режима», — заявил в комментарии «Флоту 2017» постоянный представитель президента Украины В Крыму Антон Кориневич.

Вывихи крымской экономики

Буквально каждые полгода оккупационные «власти» генерируют идеи по стимулированию инвестиционной активности, но все остается на уровне лозунгов. Сергею Аксенову приходится оправдываться, выискивая благовидные предлоги, почему тот или иной проект не дошел до финала. В «правительстве» Крыма основной причиной называют бюрократические проволочки, что, мягко говоря, не соответствует действительности.

Российская бюрократия может быть причиной инвестиционного застоя, но далеко не основной. Главных факторов два — международные санкции, превратившие регион в серую зону, и изменение структуры крымской экономики после оккупации.

«До 2014 года наиболее перспективных направлений в крымской экономике было четыре. По приоритетности на первом месте был туризм, хотя по доходности он был самым низким. Второй приоритет — сельское хозяйство, хотя по доходам оно было самым высоким. На третьем месте по приоритетности — транзит товаров, который по доходности бы вторым с конца. Четвертый приоритет — промышленность, особенно предприятия Северного Крыма», — рассказывает Александр Лиев.

Российская оккупация поставила именно эти четыре отрасли на грань выживания. Относительные перспективы имеют лишь отдельные промышленные предприятия, обслуживающие российский ВПК.

Остальные три отрасли начали деградировать. Сельское хозяйство физически невозможно без подачи воды из Днепра. Транзит грузов остановлен санкциями, закрытием автомобильного, железнодорожного и морского сообщения. Полуостров как транзитная зоне не интересен даже россиянам. Туризм в условиях пандемии коронавируса ситуативно активизировался за счет потока из соседней РФ. Как только будут сняты все ограничения, россияне предпочтут Крыму заморские курорты.

Новых отраслей оккупанты не создали. Так называемая «современная экономика» Крыма представляет собой хозяйственную и социальную пристройку к военной базе, созданной на полуострове. В таких условиях основным «инвестором» может быть исключительно само государство-оккупант.

Андрей Туз