«Rapid Trident 2020»: подразделение CBRN ликвидировало крупную химическую угрозу

В рамках проведения украино-американских командно-штабных учений с привлечением войск «Rapid Trident 2020» экзамен на совместимость с коллегами из армий стран NATO составляют бойцы подразделения РХБЗ отдельного полка оперативного обеспечения. Процесс оценки 2 уровня предусматривает соблюдение единых протоколов и руководств NATO для подразделений CBRN (РХБЗ — англ.) на практике, пишет Аrmyinform.com.ua.

Один из таких сценариев украинские воины-химики отработали во время полевой фазы учений. По «легенде», штаб многонациональной дивизии получил информацию о наличии в районе развертывания многонациональной группировки войск подпольной лаборатории, где террористическая организация занимается изготовлением и распространением наркотических средств. А технологический процесс организован с применением агрессивных ядовитых химических веществ бытового промышленного спектра. Информация поступала из разных источников. Поэтому, нуждалась в дополнительной проверке. Когда информация подтвердилась, было принято решение о проведении поисково-блокирующей операции.

Подступы к возможному району расположения подпольной лаборатории были взяты под контроль воинами военной службы правопорядка. Далее к делу приступили воины десантно-штурмового взвода, усиленные группами инженерной и РХБ-разведки. Выполнение задания осложнялось тем, что действовать нужно было в заброшенных зданиях посреди леса. Поэтому, десантники, под прикрытием бронеавтомобилей «Козак», методично проверяли здание за зданием. Зная о потенциальной угрозе химического поражения, десантники заранее одели противогазы. Штурмовые отделения держали между собой постоянную радиосвязь, обмениваясь текущей информацией и координировали действия. В конце концов, в одной из построек они обнаружили подпольный цех, где провели задержание присутствующего там лица.

Командир десантно-штурмового отделения немедленно вызвал саперов и химиков для обследования на предмет заложенной взрывчатки и взятия проб химических веществ для их дальнейшего обезвреживания. Для того, чтобы сориентировать специалистов в лабиринте коридоров заброшенной постройки, десантники краской из баллончика оставили пометки на стенах, изобразив знак химической угрозы тактической пометкой NATO.

По протоколам NATO, первым в здание идет сапер. Это логично: если исключить детонацию заложенной взрывчатки, то не произойдет заражение местности отравляющими веществами, которые могут разлететься вокруг вместе с подорванной лабораторией. Сапер-разведчик, одетый в противовзрывной канадский бронекостюм EOD-9, тщательно обследовал здание. В одной из комнат он обнаружил самодельный фугас: артснаряд с подключенным блоком питания. Поскольку фугас был заложен в противоположном от лаборатории крыле здания, было принято решение обезвредить его накладным зарядом. Дальнейшее обследование комнат и коридоров сооружения больше взрывоопасных предметов не выявило.

Далее в дело включились группа РХБЗ.

«Выполняя поставленную задачу украинские воины-химики действуют полностью в рамках доктрин и установок, принятых в армиях стран NATO, — начиная от использования английского языка в ведении радиообмена. И завершая использованием протоколов отбора проб химических веществ», — сообщил заместитель директора оценивания подразделений РХБЗ майор Артем Карпусь и отметил прогресс в учениях.

Отделение воинов РХБ защиты отработало на отлично. Прежде всего территорию вокруг подпольной лаборатории было объявлено зараженной зоной. Доступ туда был разрешен только химику-разведчику в специальном костюме с аппаратурой замкнутого дыхательного цикла.

Военнослужащий, который проводил осмотр лаборатории, по рации доложил, что ему нужны дополнительные инструменты для забора химических проб. Через некоторое время, одетый в аналогичный скафандр, воин-химик доставил все необходимое.

«По протоколам NATO мы должны отобрать от трех до пяти проб химических веществ. Каждая проба берется в новых одноразовых перчатках, чтобы не допустить опрометчивого смешивания проб. Поэтому я сразу одел несколько пар пластиковых перчаток и, взяв пробу, просто сбрасывал их в утилизационный контейнер», — отметил химик отделения дозиметрического контроля старший солдат Александр Дмитренко.

«Отобранные пробы упакованы в специальные герметичные контейнеры. На месте для тех, кто будет работать дальше, мы оставляем маркеры, где указывается тип отравляющего вещества в соответствии с натовским классификатором, а также сопроводительная и вспомогательная информация. Отобранные нами образцы попадут в нашу лабораторию для определения методов их обезвреживания. Кроме того, действуя по стандартам NATO, мы отмечаем район на карте как опасный и передаем данные о выявленных химических веществах командованию. Благодаря нашей работе, к моменту химического обеззараживания, этот участок местности будет закрыт, что обезопасит мирное население от отравления», — пояснил военный.

Воины-химики забирают контейнер с пробами и идут к выходу из лаборатории. Но протоколы действий армейских химиков NATO запрещают им присоединяться к подразделению без предварительного обеззараживания снаряжения и защитных костюмов. На улице уже оборудовано специальное место, где каждый элемент снаряжения проходит обработку специальным раствором. Далее обработанное снаряжения укладывается в специальный контейнер, который будет транспортироваться отдельно от личного состава.

Всего в формате реального времени действия десантников, саперов и химиков заняли не больше часа. Действуя как единый организм подразделение задачу выполнило. Поисково-штурмовая группа оставляет район под охраной подразделения ВСП и приступает к выполнению следующего задания. Их у военнослужащих немало, ведь сценарий учения «Репид Трайдент» достаточно объемный и динамический.

Как ранее сообщал «Флот 2017», во Львовской области с участием около 4 тысяч военных из 10 стран начались учения Rapid Trident-2020, которые продлятся до 25 сентября.

Ранее мы писали, во время проведения учений «Объединенные усилия 2020» будет проверена организация управления системы территориальной обороны. К учениям будут привлечены 7 000 резервистов.